Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Программа "Я паразит". Способ выживания жертвы.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Программа выживания жертвы "Я паразит"

Пространство, в котором выполняю программу «Я паразит».
Такое замирание в солнечном сплетении: Если я не буду паразитом, то я просто умру. страх смерти возникает.

т. 1
Сильное и неприятное ощущение от горла и до середины груди близкого к страху. В некотором смысле парализующего.
Я не чувствую себя слабой, не чувствую себя недееспособной. Но это скорее ощущение бессмысленности. А зачем? У меня внутри нет «движителя». У меня внутри все мертвое. Все … С одной стороны, там все мертвое, а с другой стороны там сидит мертвечина и скорее всего паника. Когда паника накрыла там метаться надо. Как раз страх смерти. У меня нет ни малейшей мотивации что-нибудь делать. Как камень лежать. У меня даже больше ощущение - что я ничего не хочу. И это "ничего не хочу". Это как отвращение к деланию к деятельности. В минус. Не ноль, а в минус. Активное сопротивление к любому намерению хоть что-нибудь делать. На уровне ощущения состояния. Сопротивление деланию. Это тягостная скука, которая сопровождает любое создаваемое во мне намерение. Вот нарисую… А зачем? Не хочу. Отказываюсь. Тягостная скука, чувство ненужности действия. Чувство, что это мне не доставит никакого удовольствия. Это даже на уровне намерения. Как будто есть "почка" намерения. И зачем ее раскрывать? Это именно сопротивление. Активно создаваемое сопротивление тому, чтобы создать какое-то намерение на самостоятельную деятельность я сама с собою.
А второй аспект точки в том, что в состоянии «ничего не делать" у меня возникает настоящая паника. Когда я просто наедине сама с собою просто сижу и ничего не делаю и ничем не буду занята - то это паника. Оно в каком-то моменте не ощущается. А разворачивается как намерение. Если я буду продолжать ничего не делать, то это раскрутиться до паники, до страха смерти, до сумасшествия. И эти два вектора давят на меня. Очень сильно. И сильное сопротивление деятельности. Решение принято ничего не делать самой. Убить любую внутреннюю мотивацию что-то делать в реальности. А на фразу «не делать» мгновенно поднимается паника. Парадокс: Делать нельзя, но и не делать страшно, больно, ужасно. Здесь не могу быть занятой делом. Я запретила себе быть занятой делом. Быть включенной, погруженной в дело. Полный запрет. Но быть вообще никуда не погруженной - тут начинается полный, фанатический пиздец. Потому что я чувствую панику, у меня сжимается горло. Это состояние - я ничего не делаю у меня ничего не происходит. Мне физически страшно. У меня внутри начинается метание со стороны в сторону. я не могу долго в этом состоянии пробыть. У меня сильно сжимается горло. Установка внутри этой боли - невозможно оставаться в этой боли. Я умру, я сойду с ума. Паника. В какой-то момент «спасите и помогите». Нужно, чтобы кто-то пришел и что-либо сделал. Буквально. Потому что я себя чувствую в ловушке. Упование на внешнюю силу. Что кто-то придёт и решит.
Я как будто потеряла разум. Ощущение потери разума. Это ощущение что я вообще не в себе. Эта бездеятельность это я не в себе. Я сама никак не могу от этой боли. Это как с хлопнувшаяся ловушка. Этот кокон с этой болью. Чувствую границы. Внутри этого кокона я мечусь, а спасти меня может кто-то извне. Я сама себя могу спасти не могу. Если я останусь в этом - я сдохну. Ощущение что это кокон начинает меня быть. Есть агрессия. Выпустите меня кто-нибудь из этой ловушки. Ощущение что я не могу, а кто-то придёт ответственно что-то там откроет, и я прямо кайф получаю от сброса ответственности. Я дождусь - кто придёт и меня избавит от этой боли. Потому что он большой, потому что он взрослый он знает, как я не знаю, как мне со своей паникой, болью справится. Я же не понимаю, как.
Я могу лишь покорно умереть и покорно сойти с ума. А этот большой взрослый он знает, как как меня отсюда вызволить куда направит моё внимание. я ничего не понимаю, а он понимает. Он мне скажет куда смотреть, как смотреть. Я даже сбежать от боли сама не могу. Состояние "доверчиво отдать себя другому". Ты большой ты знаешь, я маленькая я ничего не знаю. Без попыток ничего не делать. Такой пассив… Сразу так хорошо становится. Теперь я за себя не отвечаю.
ЦИ т. 1
Я без других умру. Я не могу жить без других. Без какого-то такого особенного «другого». Который за меня захочет взять ответственность. Я не смогу без него выжить.

т. 2
Такой тяжелый, круглый ком в груди. Тоже панический страх. Не тот первый, когда я проваливаюсь в какую-то смерть. А тут страх перед внешней угрозою. что-то давит на меня. Или пытается или будет давить. Мне хочется ужаться в кресло. чтобы на меня это не давило. Чтобы "просвистело" мимо. Чтобы оно меня не заметило. Какая то внешняя опасность. Как будто здесь импульс перестать быть.
Мне не хорошо в этой точке. Мне не хорошо на физическом уровне. У меня намерение куда-то деться, скрыться. Уменьшиться. Меня этот комок страха и ужаса не отпускает. Опасности. Ощущение неизбежности. Чувство отторжение всей ситуации, в которой этот камень летел. Такой сумбурный. Ну не должно так быть. Чувство неправильности и отторжения текущего положения. Каким оно мне видится. Неизбежная опасность, которая надвигается. А я не хочу с этой опасностью сталкиваться, видеть ее. Неприязнь к другим, которые меня здесь не защищают и не собираются защищать.
Очень тягостное чувство что я сама должна с чем-то столкнуться. И сама должна буду с этим справляться. Очень тягостное состояние. я так этого не хочу. Жуткое сопротивление, нежелание. Не хочу. Ощущение что я прямо жизнь, со всеми сложностями и несложностями отталкиваю. Тут появляется намерение, что кто-то придёт и буквально за меня насколько проживет жизнь. Я насколько не хочу с этим сталкиваться. Настолько сильное отторжение и настолько сильное ощущение несправедливости - что эта жизнь со мною случилась. Я не хочу ее проживать. Настолько жесткое отторжение всей своей собственной жизни. Которую надо пройти на своих двух ногах. Полное "не хочу". И не то, что жизнь слишком сложная, а отвращение и нежелание вообще соприкасаться с какими-то своими трудностями. Установка "мне вообще все это не нравится".
Какая то призма на жизнь. Опасность, трудность. Намерение надо избежать эту жизнь. Здесь больше состояние что я сопротивляюсь этому. Создаю намерение - куда бы сбежать и как бы сбежать от жизни. От реальной жизнь. От реальности жизни.

Центральная идея - не я создаю, а я смотрю как. Я как пытаюсь создать стену между собою и жизнь. Боль такое намерение. Создать стену между собою и жизнью. Перестать воспринимать жизнь вообще. Перестать воспринимать реальность, создать стену. Нулевое восприятие. Как у пустого листа. Даже прикрыться от реальности. Мне надо прикрыться чем-то, кем-то от реальности. Который будет как мой некий аватар вместо меня выходить в реальность. Для начала, как минимум я создаю вместо себя какую-то проекцию. Которая бы ходила вместо меня. С реальностью должна, хочу взаимодействовать не я.

т. 3
Возникает идея - мне все должны.  Я занимаю позицию превосходства и требовательности. Здесь тоже неприятное ощущение в груди, близкое предыдущему - шире только. Такое же отторжение. Это про то, что я наверху, стою на какой-то ступеньке. Смотрю с этой ступеньки превосходства, какой-то отстранённости. Как все там полощется в грязи в этой реальности. Им как-то прилетают камни, а я как-то сбежала. Ощущение что я как-то сбежала. На эту ступеньку. Такой прищур - не царское дело с реальностью взаимодействовать. Имитация жизни в реальности. Это совершенно детское ощущение ходить в школу, делать уроки. У меня есть способность имитировать реальность там, где это необходимо. Так где это необходимо - есть аватар. Кого вместо себя поставить. И установка - что если я не буду этого делать, то это будет делать другой. Мое действие непременно вынудит другого сделать за меня. При чем другой аспект: что когда мне надо будет - я сама куда надо пойду. Тут опять не пахнет никакой недееспособностью. А отторжение вверх-вниз. Мне низко делать. Я начинаю и продолжаю формировать позицию человека не от мира сего. Мне все это «ваше" неинтересно. Восприятие мира очень искаженное. Я до вас снизойду поиграть и пообщаться. Занять свое время… Но здесь на самом деле есть еще специфичный аспект. Мир такого человека может и не принять. Они, все эти люди, несут за меня ответственность. За то чтобы развлекать, создавать игровые пространства для меня. С другой стороны, как-то надо оставаться на этой своей ступеньке.
Это тоже такая конфликтная точка. Я не могу быть одна, но и среди вас я быть тоже не могу. сама идея унижения зарождается. Спуститься до обычного мира, серого человечка. Все это сопровождается болью в грязи. Вся эта ситуация она вызывает жуткое напряжение. Конфликт. Потребность быть среди других не в позиции делающего с ними на равных. А в позиции, за которого они еще должны чего то делать. Постоянный панический страх срыва, страх отвержения, страх, что все это станет видимым, страх испортить отношение. Боль напряжения от того, что проходится занять такую странную позицию. Со одной стороны - он не от мира сего. А с другой стороны - бегать в том мире. Совместить такое напряжение. Быть в середине, но не опуститься до. Потому что сразу появятся стандартные требования. Если ты бегаешь тут, то и делай как все. А делать за меня должен другой. И у других не возникало бы мысли такую королеву запрячь и делать. И в этой точке я берусь упорно доказывать это превосходство, необыкновенность: я смелее вас, я сильнее вас. Прямо весь вектор снятия напряжения направлен на то, чтобы доказать это превосходство, чтобы он стал видимым, чтобы на меня начали смотреть снизу-вверх, и тогда уже все. Все станет на свои места и можно выдохнуть. Напряжение просто жуткое. В этом доказывании. Все это так нелегко, все это так тяжело даётся.
Здесь формируется страх перед поражением. Формируется понятие игры, проигрыша и выигрыша. Если мне удалось доказать свое превосходство над всеми, то я выиграла. А если я осталась среди всех, то я проиграла. И этот постоянный страх в этом смысле проиграть. Быть признанной самой обыкновенной. Вот это проигрыш.
ЦИ т. 3.
Здесь, сбегая от боли обыкновенности - задача создавать, тратить ресурс на создавание навыков превосходства ума, знаний, превосходства спортивных достижений, превосходства тела. Я не должна остаться обыкновенной. Это не просто в голове. А я потратилась на эти навыки. Страх свержения с пьедестала, как минимум. Он воспринимается как поражение.
Напряжение отпустило. Надо постоянно тратить силы чтобы находиться в постоянном доказывании

т. 4
Ощущение - чувство потерянности. Я растеряна. Потеряны ориентиры. Буд вектор который рассыпался. Ненужности. Ощущение полнейшего поражения. Произошел сброс настроек всего что я верила, к чему шла. Этого превосходства, сильнее других, лучше других учится. Как будто бы все это берётся и обесценивается. Сама идея намерение. Такая растерянность, куда зачем, почему. Ощущение, что я буквально потеряла себя. Через себя. Себя как какой -то стройной конструкции. Тоже близкое ощущение к т. 1 когда я не знаю, что делать, паника такая. Оглядываюсь по сторонам. Хочется плакать от того, что я не понимаю, чего делать. Не понимаю, чего происходит. Такое: спасите - помогите! Я даже не понимаю, чего делать. Ожидание именно ориентирования. Состояние, что я от всего «своего» могу и готова отказаться хотя это довольно больно, но я готова стать марионеткой системы. Когда мне сказали делать так, и я буду делать вот так. Как будто бы отключить какую-то способность решать, что мне надо. Я так и не очень решала. А тут окончательно отключить. Буквально добить восприятие себя, восприятие своих потребностей. И добить какую-то свою самостоятельность. Убрать свою автономность. Потому что я сама и полностью дезориентирована, я сама ничего не могу и ничего не понимаю. Отказаться от автономности мышлений, решений, желаний даже.
При этом такое намерение стать значимой частью чего-то. Поскольку превосходство никуда не отвалилось и все эти навыки… И вот все эти намерения стать значимой частью чего-то. Я сама по себе как отдельная единица с какой бы задачею на связалась все бы не справилась и уронила. Все. А тут да, другие задают общий вектор. И я другим даю ответственность за то, чтобы меня поставили в позицию. Принесла себя в систему, структуру, компанию, работу. Поставила по середине и говорю - смотрите какая я ахуенная, пристройте меня куда- нибудь, дайте мне место, найдите мне место моим навыкам. А я буду делать то, что вы мне скажете. На этом месте.
Здесь боль пустоты. Я не могу, мне больно остаться в таком разрушенном таком состоянии. Она достаточно больная по всей грудине. Это скорее недовольство собою. Что-то я не так, что-то со мною не так. Я что-то не так сделала, я не понимаю, что я не так сделала. Мне нужны ориентиры, мне нужно чтобы меня повели, мне нужно расслабится и делать все как другие скажут, сориентируют.
Ц.т. 4
Отказ мыслить, отказ решать, отказ отвечать, отказ быть единицей, а не нулем. Отказ быть единицей. Не то чтобы личностью, а проявленной единицей.

т. 5
Возникла мысль, что мне так плохо, болит в груди мне так хочется закончить. Все что я дела - хрень, все что я сама делаю - это хрень. Я вообще не могу ничего сама проработать, сделать. Я недееспособная. Я просто пойду к врачу и вылечусь под ответственность врача. Меня нет самой. Я отказываюсь мочь сама. Я уже отказалась мочь сама. я не то что играю в жертву. Все намерение, направленно на поиск помощи. Полный отказ от попыток самостоятельной деятельности. Здесь такой паразит - Сесть на шею. Я хочу сесть на шею.
Все мои проблемы буквально физически должен решать другой. Я своей бездеятельностью вызываю делать за меня. Ты видишь, как мне плохо? Давай, включай жалость и бросайся мне помогать. Достаточно агрессивно включать других, в смысле - с напором. В позицию, чтобы мне блага нести. Не на то, чтобы превосходство получить или зарабатывать какие-то балы. А просто тупо «я трупик помираю и быстро бегите меня спасать, а то виноваты будете». Будете жалеть, как трупик сдох. Я без вас подохну и вы будете в этом виноваты - такой вот посыл. Агрессивное включение других в игры жертвы. Здесь не сделайте за меня, а уберите мою боль. Посыл - вылечите меня! Ну найдите какой-нибудь способ спасти.
Так же это способ обратить внимание как можно большего количества людей на меня. Жертва — это боль высоко ресурсных. Жертва — это то, за что вы будете отвечать. Если жертва сдохнет - вы будете виноваты. Если со мною станет что-то хуже, то это из-за вас. Из-за того, что вы тут не включились такие сильные вовремя. И тут еще такая же позиция: помирает хороший человек.
ЦТ
Настолько типичная и жертвенная точка. Это тоже мое. Я здесь чувствую себя какое-то искусственное состояние. Оно все-таки искусственное это состояние слабости недееспособности. Для привлечения паразитического внимания я постоянно делаю это состояние. Скорее страх остаться покинутой и опять проиграть, не получить это внимание спасения. Что другой отдаст свои ресурсы на спасения меня. Создание искусственной безресурсности. Создание собственного ощущения безресурсности и транслирование его вовне.

т. 6
Состояние более размазанное. Сильнее обида, боль, плаксивость. Опять ничего не выходит у меня. Не выходит у меня напрягать людей. Позиция маленького ребенка. Игра в маленького ребенка. Спрятаться от всего. Спрятаться от других в обиду. Заставить других себя почувствовать плохими. Полная отключка вообще какого-либо критического мышления. Сильная боль. Желание орать. Придите и сделайте что-нибудь. Я больше не могу так.
Боль просто вымораживается в этой точке. Больнее, чем во все остальных точках вместе взятых. Ощущение какой-то зависимости от других. От их такой-то воли, которую желательно подавить, чтобы от нее не зависеть. Подавить вот этой виной. Очень тяжело переживать это состояние. Очень хочется сбежать от боли. Как болото. Залип в нем и погружаешься. Одержимость "надо…". Установка - что нельзя освободиться из этого болота. От свободного меня, который может стать и пойти делать. Нет свободной меня как мышления, как здравого смысла. Нет способности и возможности хотя бы разложить на уровне понимания — это разложить. Увидеть, что я чего то не то делаю.
Здесь фанатичное выполнение процесса. Здесь нет способности хоть какой-то обратной связи. Здесь в болоте потонул и все. Принять обратную связь тоже нельзя. Фанатично одержимо долбиться, добиться, обвинить других, заставить других. Это отказ понимать. Отказ понимать, отказ от ума, отказ от сознания. Элементарно логического адекватного видения ситуации. ноль обратной связи, ноль способности на себя посмотреть. Это как раз и есть такой отказ от сознания. Я себя не вижу абсолютно, не понимаю, что я делаю не даю себе отчета. Просто не в себе, в прямом смысле слова.
ЦИ т6.
Отказ от способности себя осознавать, свои поступки, что угодно. Боль мощнейшая. Несравнимая с другими точками. Рвать и метать. разрывать. Внутри себя. Больше бессилия. Я себя заставляю. У меня как будто не хватает ресурсов. Я бессильна, колбашусь в этом. Полная неспособность поднять голову над этим болотом. Обреченность быть в этом болоте.

т. 7
Все замолчало внутри. Выключилось. В груди ощущение близкое к панике. Какое-то напряжение. Паническое напряжение. Состояние - я вообще не могу расслабиться вообще, драматически не могу расслабится. Какой-то коршун на стреме. Слежу, не могу понять. ЗА чем слежу? Все, куда не посмотрю, вызывает напряжение. В этой точке, чтобы я не посмотрела - нет в принципе какого-нибудь комфортного пространства, которое я бы не посмотрела, где бы я не оказалась - постоянно об это я стукаюсь и боль получаю. Я не могу здесь жить. Мне крайне некомфортно в жизни. Такое ощущение. Это злит конечно. Все вызывает боль что опять чего-то не так, не то…, чего-то надо сделать, а у меня сил нет. Это понятно умозрительно. Это не про сделать.
Ощущение очень маленького пространства. Жизнь слилсь в очень маленькую точку и с этой точки я везде - все мне безысходно, серо, плохо, дискомфортно. Куда бы я не села, там гвоздь в жопу торчит. Когда бы не встала ноги подламываются. Ощущение полного, тотального дискомфорта в жизни. Ощущение, что я не могу никуда пойти, не могу никого пойти, я не могу ни с кем проконтактировать и провзаимодействовать. Потому что получать облегчение через людей я исчерпалась.
Я не могу больше получать облегчение, сбегать от боли через людей. Я запета в самой себе и это очень дискомфортно. Это воспринимается здесь как тотальное поражение. То, что я в последнее время переживаю - мне дискомфортно во всем. В каждом моменте. Я все от себя отделила. Вообще все в своем жизненном пространстве. Я о нем знаю, но я его не чувствую. В том числе и пресловутых людей. Ситуация, когда ничего не приносит и не может принести облегчение. Боль связана со всеми доступными тебе пространствами. Дискомфорт. Ломающий такой.
ЦИ т. 7
Намерение буквально разрушить все что есть. Потому что все, что есть - причиняет мне боль. Разрушить все что есть. Докрушить остатки восприятия. Такая автоагрессия. Намерение само по себе есть и болит. Что я в бессилии. Залипание в состоянии постоянного бессилия. Не жить не могу, не разрушить не могу. Бессильная борьба с бессилием.

т. 8
Ощущение, что я оглохла и онемела. Мне сжало физически горло и задавило физически. Я ничего не могу сказать и сделать. Какая-то окончательная стадия не управления собою. Меня несет какое-то сумасшествие на волне какого-то сумасшествия. Эмоций, фанатизма. Какой-то конгломерат отчаяния, горя, боли поражения. Я не могу больше здесь оставаться. Ощущение что это доля моей жизни решение на смерть. Я не могу больше здесь оставаться.
Каждая точка - это точка дискомфорта. Когда все болит. Ничего не радует и жизнь полное дерьмо. А т. 8 это точка решения "на выход» - я больше здесь оставаться не могу. я больше не могу быть. Не могу жить. Это либо разрушение психики, либо разрушение тела. Либо переход, с помощью болезни на более низкий виток, как это у меня получилось с телом. Когда в молодости заболела. Через разрушение психики и тела. Потому что рак — это такая штука.

т. 9
Депрессия. Как состояние. Как некое состояние. Полжизни и необходимости в стимуляции. Какое-то ограничение собственной свободы. Внутреннее состояние. Я не могу. Я запретила себе. Запретила себе выставить себя в мир. Выйти в мир. Я сразу чувствую, что меня сжимает. Мне страшно стоять. У меня дыхание останавливается. Здесь "себя" - это не аватар, именно себя. Правду говорить, говорить свое видение и ситуации. Первый импульс, если я что-то говорю я внимательно слежу за тем - согласен человек со мною или нет. Момент связанный с призмой жертвы. Страх жить, выйти в жизнь связан с тем, что я смотрю на мир как на агрессора. Как на кого-то, кто заинтересован меня сделать жертвой.
Я боюсь этого мира. У меня глубочайшее убеждение, что мне надо противопоставится. Но для противопоставления я чувствую себя слабой. Мне нужно усиление другими. Мне нужно стать частью большего. Это ощущение беззащитности. Перед каким-то абстрактным миром. А тут я защищена. Я с другими. тут не я, а мы против всех. Такое восприятие. Если я с кем-то одним - здесь надо, чтобы этот другой был полностью заинтересован во мне. чтобы он не предал. У меня страшная боль, страх предательства. Чтобы если мы с ним против "них". То если он меня предаст, то все - я осталась одна. У меня паника. я сжимаюсь. Ухожу из поля этой битвы. Как только другой уходит. Говорит я тебя больше не усиливаю. Я больше не с тобою, я с какими-то ими. Я сразу попадаю в это состояние. Что я уже все. Сдаюсь, отползаю пока меня не убили.
Жизнь — это установка, что это постоянный набор противостояний. Опасное пространство. Где мне очень страшно быть одной. Я просто не войду в этот мир, если я не буду одна. я буду все равно искать усиления. И если я выйду одна и буду чего-то делать, то я вызову такое количество враждебности, что мне сапогами запинают, закидают камнями и палками забросают. Если я еще буду в этом мире что-то делать и нести свои плоды деятельности.
Все время жить с оглядками. Как на это посмотрят другие и не вызовет ли это на других агрессию. Это как минимум красный флаг детства и юности. Как и кто на мои действия посмотрит, какую я вызову эмоцию. И постоянно это стремление быть в толпе. Усиливать себя окружением, иметь друзей, привлекать сторонников на свою сторону. И это ощущение настолько реальное что мол если я их чем-то не подхожу, то они меня прибьют физически. Потому что у меня на физическом уровне сжимается тело в позу эмбриона. Я эти ситуации прекрасно помню. Когда я вдруг оказываюсь она против направленного на меня недовольства, критики, агрессии. Всё - свернулась и отползать.  Я не знаю куда себя деть. Как стать невидимой, куда скрыться, смыться, убраться. И это все сопровождается диким сопровождением какого-то следа неловкости, что это целый конгломерат боли.
На самом деле будет похлеще паники в первой точке. Когда я представляю, что я одна и выхожу со своими плодами каких-то реальных дел на публику, каких-то дел - то мне даже представлять больно. Если я одна и без других - это я маленький эмбриончик, который сидит в своей нише чего-то там с собою взаимодействует и никуда не уходит. Потому что у меня ощущение, что если мне пару людей за руки не выведет, то я сама и не войду. А просто буду продолжать сидеть, прятаться от людей. Что у меня глубочайшее убеждение - что только мне стоит выйти, как они на меня начнут смотреть враждебно и пиздить. Это абсолютно такой имплант. Я даже таких ситуаций не помню. Но убеждение жесточайшее. С чего бы мне казалось бы, но нет. Это аксиома. Стоит мне одной выйти без защиты от других как меня просто уничтожат. Это самая точная формулировка как меня точно уничтожат какие-то другие злонамеренные твари.
Почему они меня будут уничтожать? Потому что я не совсем такая как надо быть. Не такая как все. Есть нечто, что будет вызывать одобрение. А я по определению буду вызывать неодобрение каждым своим поступком и проявлением. Ощущение аккуратности шагов, опосредованности каждого своего поступка. Каждого своего телодвижения. Если я одна, то должна очень осторожно двигаться, осень осторожно говорить и по минимуму проявляться. то есть жить на цыпочках. Из-за угла выйти и посмотреть, а есть там что-то?
На уровне тела какое-то оцепенение. Ригидность, когда движения неестественные. И вот так идти по жизни. Чтобы не дай бог не вызвать движения у тех, кто все время стоят и смотрят… Эти, другие. Большие такие фигуры. Стоят и они будут агрессивны, меня будто бить и уничтожать. Поэтому я силяю себя другими. Или в толпе. Спряталась внутри толпы и делаю то, что толпа. Этот страх живет. И я перед этими фигурами буквально цепенею. Еще ничего не сделала, а уже цепенею. Физически.

ЦИ . т. 9
Если я буду жить, то меня убьют. Если я буду жить собою, то меня убьют. Увидят, что я живу и бьют. Растворится в толпе, отказаться от себя, полностью отказаться от своих способностей, ресурсов, сил и переложить всю ответственность за свою жизнь на других. Чтобы выжить – нужно превратить себя в паразита, сама я не смогу выжить.

0

2

Имплант: Обреченность бытия жертвой

Специфическая история. Ощущение, что я в ловушке программы.
Наверное, нормально что человек ниже 5 уровня это чувствует? Это вообще и должно быть потому, что ты по любому жертва. В состоянии обреченности на жертву. В состоянии жертвы. Просто какое-то такое - я на это обречена и никакого другого варианта у меня нет. Обреченность на позицию жертвы. я по определению в капкане, тисках, меня зажало. Меня обжало. Я могу смотреть только внутрь. Пустота, ограничение.

внушает:
Безнадежность. Безысходность. Очень глубокую несвободу. Ограничение свободы. Я не могу двигаться, не могу действовать, не могу идти. Я как будто не имею ни на что право. Я ограничена во всем. Я все равно кастрирована, обрезана. Нет ни свободы движения, ни свободы действия, ни свободы восприятия. В моем восприятии этот колпак мне внушает что нет этого как возможности. Просто нет. У меня этого просто нет: Как возможности, как потенциала, как ресурсности.
Внушает боль заранее безнадежности всего. Чтобы я ни сделала. Чтобы не предприняла. Все что связано со мною, все что я - все обречено на ограничения. Не то что я это не сделаю. А сделаю только в тех пределах которые дозволены, доступны. Отсюда совершено фанатичное стремление к могуществу. Пробить пробелы. Стремление агрессивно разбивать. Ограничения стоят. Вот они есть, вот он факт, ты тут не можешь, там не можешь. Тут жертва, там, тут ты в такой позиции. Но именно стремление к тому, чтобы постоянно генерировать какую-то агрессию. Агрессия во всем диапазоне. Начиная от какого-то упорства делания, заканчивая упорством вбивания других во всем диапазоне. Намерение пробивать, разрушать ограничения. Но на самом деле их нельзя разрушить.
Имплант создает это намерение. Это внутри. Постоянно бороться с ограничениями, постоянно чувствовать свое бессилие и неспособность преодолеть никаких ограничений. Тем самым еще сильнее загонять себя в ограниченность и беспомощность. Постоянный цикл, который заворачивается просто и непрерывно.
Запрещает видеть, что ограничений как таковых особо нет. Запрещает видеть реальные пути действия. Вечно надо видеть пути где эти ограничения встанут. Пути жертвы. Неэффективные пути. Он принуждает к ненависти к жизни, как ненависти к этим ограничениям. Такой паттерн жизни с ограничением состоит. Жизнь состоит из каких-то заборов, каких-то ловушек. Жизнь состоит из постоянных «не могу».

Принуждает меня воспринимать свою программу из действиях программах и циклах программу воспринимать как ограничение. Сразу с позиции жертвы. А я ограничена. Не я выполняю программу-  такой-то цикл. А я сразу жертва какого-то цикла. Жертва очередного ограничения. Очередного принуждения. И другого взгляда никакого нет. Такая тотальная безнадега как следствие.
Принуждает ограничивать восприятие тотального жизненного пространства объёма. Вот - я и ограничение. Мы взаимодействуем. Мы бьемся головой друг о друга и все. И нету ни прошлого, ни будущего, ни верха, ни низа. А принуждает залипать в моменте с этой ограниченностью. Биться в это препятствие в своей голове.

Запрещает рассматривать. Не видеть объёмы. Запрещает рассматривать все что можно - Начиная от программ, заканчивая банально жизненными ситуациями. Такой фокус "не могу". Принуждает к тотальной беспомощности, ограниченности, беспомощности. Базовой. Я иду из этих базы. Не из следствия, появившегося после неудачных попыток. А из изначальной ограниченности.  И в мир иду с тем, что «я не могу».
Принуждает страху перед жизнью. Потому как я ограничена. А есть другие неограниченные.

ТП
Идеи и установки.
Полное ощущение, что я ничего не могу сделать своей собственной головой. Если конечно можно отключить эту самую голову, то становится очевидным что для того, чтобы чего-то изменить - нужно рассматривать. А я вместо этого тыкаюсь в ограничения. И тем не менее весь мой опыт про то что изменить ничего нельзя. Ничего не зависит от меня. Ничего не зависит от людей. Не то чтобы вообще ничего и никогда. А есть люди в выраженными способностями. Но есть жизненные сферы, которые от них не зависят. У меня убеждение, что - мир таков чтобы чинить препятствия. Мы выходим жить в такой ужасный кривой, косой, горбатый мир, который весь не то чтобы против меня - Мир против всех. И каждый человек выходит в этот мир чтобы как следует получать по голове, и становится все более и более беспомощным. Что мир безумен. Что он будет своими безумными законами и механизмами рушить все живое - поэтому это живое надо как-то по дальше убирать и прятать. И ни в коем случае не живой в этот мир не выходить. А выходить надо в максимальной броне. Тогда нормально.
Весь ресурс надо перевести на создание абсолютной толстенной брони. Это настоящее счастье. Когда ты въехал в мир на этом танке. Когда тебя ничего не касается и тебя не пробьет. Мир безумен и агрессивен. А я какая бы не была, и сама по себе не справлюсь. И не уживусь, не адаптируюсь, не подстроюсь не адаптируюсь к этому миру. Потому что нелогично. Непонятно что когда выскочит и как проявится.

Глобальное одиночество. Все-таки боль одиночества. Сильное желание слиться с чем-то, кем-то, стать единым целым. Вернуться в состояние обьединенности. Стать частью большего. Потому что я перестала чувствовать единство с другими потому что я перестала чувствовать себя. Я создала искусственно единство через превосходство, привлечение к себе внимания, потому что я перестала чувствовать себя как сознание. Живой среди живых. Отсюда стремление к усилению, объединению. Не то чтобы живой среди живых, а больше по ощущению плюса и минуса.
Когда-то я была в восприятии плюс и воспринимала мир хоть как-то целостным. Себя хоть как-то с ним совместно. Я хоть как-то в эту единичку могла воспринимать что мы все как существо. А минуса как безумие. Самое настоящее безумие. Кто куда чего попрет как будет разрушать. Ощущение, что просто жутко себя чувствую в этом мире минусов. И разрозненных разрушителей. Задача мира минусов лишь разрушать. И я в него попала как жертва. Именно меня будут разрушать, раздирать на детали. Это такое желание в этом мире не быть, а вот, где еще есть жизнь и сознание - я в том уже быть не могу. Вот эта боль она у меня прямо есть. Проявляется как разумное, доброе, вечное. Проявляется как идеальный мирок, в том числе. Хотя бы в своей голове создать имитацию, как оно будет если будет сознание. Это именно про сознание. Про мир живых, чувствующих, не отключенных людей. Для меня это просто боль, потому что я чувствую, что для меня это потеряно. И отсюда такое фанатичное стремление вокруг себя собирать людей образованных, спокойный, добрых. И очень сильная боль предательства и непредсказуемости. Которая меня действительно бросает на съедение акулам. Почему-то здесь с этой болью связан опыт связанный с тем, кто должен был меня защищать - предавали меня. Ставали на сторону обидчика.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно