Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Проработка пространства, в котором занимаюсь проработками.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Проработка пространства, в котором занимаюсь проработками.

Часть 1.
Проработка представлений об окружающем мире

1. Я устал от своих представлений об окружающем мире. Я убеждён в том, что мне приходится жить и существовать в социуме, который представляет из себя конгломерат людей: все со своими интересами и все со своим видением происходящего. Моя цель и моя задача, которую я бессознательно для себя ставлю – отделиться от того, что представляет собой социум (другие люди). Убеждённость в том, что это невозможно сделать, так как я часть человеческого общества. Выход: уничтожение себя, которым я и занимаюсь (порча здоровья, физическое увядание с целью умереть, помахать всем ручкой и в гробик). Я отказываюсь видеть другие пути. Убеждённость в том, что их НЕТ. Убеждённость в том, что в данном состоянии прояснять НЕЧЕГО. Что на моё текущее состояние влияют другие люди со своим безумством в голове. Отказ видеть, где в этом всём моя ответственность. Неспособность проявить и прояснить текущее своё состояние, создающее данные жизненные условия, в которых я являюсь жертвой людских умопредставлений, под которые они вынуждают меня подстраиваются, и чему я сопротивляюсь. Стремление к комфортному существованию. Убеждённость в том, что комфортное существование возможно только вдали от людей.

2. Я играю в проработки в том виде, в котором я привык играть. Изначальное бегство от самого себя и от своих реальных состояний. Я создаю умственную игрульку в проработки РАДИ проработок. Замыкаюсь в этой игре как змея, поедающая свой хвост. Текущее состояние – бессознательность и деятельность ради самой деятельности. На пустом месте что-то делаю и прорабатываю, и делаю «виноватым» окружающее пространство, других людей, обстоятельства жизни и прочий бред, но только не я, не своё текущее состояние.
Игра: проработки ради проработок. Без включения сознания и сознательности. Отказ быть в сознании, работать и действовать сознательно. Сознание отключил как свет. Убеждённость в том, что отключённость сознания является следствием работы деструктивных программ, нагромождением всевозможных убеждений и умствований, в результате чего сознание находится в «оковах ума». Убеждённость в том, что для того, чтобы было сознание, чтобы работало сознание, чтобы оно себя проявляло – необходимо ещё прорабатываться, прояснять и рассоздавать деструктивные программы. Рассмотрение и видение сознания как какого-то результата в дальнейшем. Убеждённость в том, что необходимо работать, прорабатываться, и тогда когда-то включится это самое «сознание».

3. Я отказываюсь быть взрослым. Я отказываюсь занимать взрослую позицию и позицию деятеля. Выполняю программу ребёнка. Полный отказ брать на себя ответственность. И отдача руководства собой и своей жизнью взрослому – тому, что я называю реальностью и окружающим меня миром. В том числе отдача ответственности и позиции реальных действий и реальных решений – взрослым. Убеждённость в том, что я ничего не могу. Занимаю позицию ребёнка, отыгрываю её. Я чувствую себя неловко, хочу спрятаться, хочу, чтобы за меня всё решили, прояснили, сказали мне что делать, направили меня, и так далее. Сам я отказываюсь быть, отказываюсь делать, отказываюсь проявлять себя в моменте, в котором нахожусь. За меня всё решают взрослые. Мама, взрослые, папа – лучше знают.

Отыгрываю эту позицию. Я её рассматриваю с позиции убеждённости в том, что её необходимо проиграть, чтобы проработать. Выписать то, что я проигрываю – как моё видение прояснения и рассоздания.

4. Занимаю позицию наблюдателя за отыгрыванием деструктивной программы. Выписываю то, что я отыгрываю – как сброс с себя ответственности и уход в бессознательность. В этом месте нет сознания, потому что я занимаю позицию наблюдателя, который фиксирует то, что он отыгрывает. Отказ быть в сознании, так как убеждённость в том, что человеческое существо со своим умственным безумием в принципе неспособно находиться в сознании. Играю в проработочки как в игрушки. Деградировал в этом состоянии как ребёнок, который притворяется взрослым и играет в, типа, взрослые игры. При этом находится в бреду. Обманываю себя, корчу из себя знающего и понимающего. Делаю вид, что я прорабатываюсь, чтобы быть «правильным» и «послушным». Делаю то, что от меня хотят, и делаю это на автомате, не включая сознания, и автоматически не понимая, что я делаю. Непонимание у меня на автомате.

5. Я отказываюсь выходить за пределы своего понимания и умствования. Я плаваю в своих пониманиях и пониманиях непонимания. Я пытаюсь понять, что я не понимаю, направляю на это своё внимание и намерение. Я отказываюсь видеть себя как взрослого. Пихаю в жизненное пространство себя как ребёнка, потому что нахожу в этом выгоды. Выгоды быть ребёнком. Страх быть взрослым. Убеждённость в том, что я как ребёнок не понимаю, и дети не понимают, - понимают взрослые.
Шиза: страх осознать себя стареющим мужиком.

6. Второе моё состояние: я от этого отрекаюсь, и ухожу в бессознательность. В отказ от сознания. Позиция: отказ от сознания. Бегство от позиции ребёнка и позиции взрослого. Отказался от видения. Схлопнул зрение. Схлопнул позицию видеть. Отказ от зрения, отказ от видения, и как следствие – отказ от сознания. Уход в воображение. Использую воображение как инструмент. Воображение как противоположное сознанию, убеждённость в этом. У меня происходит бегство с целью погружения во все эти вещи. Отказ рассматривать своё текущее состояние. Отказ быть собой. Отказ находиться в сознании. Отказ работать сознательно. Работаю на автомате, так как присутствует страх что-то делать неправильно, что повлечёт за собой наказание со стороны взрослых. Я в этом состоянии деградировал, и в текущем своём состоянии я создал автоматы, в которых я «всё делаю правильно».

7. Деструктивная программа: всё делать правильно, и всё поставил на автомат. Страх отца, что он наорёт, накричит, накажет, оскорбит. Отказ рассматривать отца и отношения с ним. Я отстранился от своего отца, который в детстве представлял собой для меня реальность. Убеждённость в том, что в детстве для ребёнка родители являются реальностью. И в дальнейшем происходит проецирование реальности и окружающего мира на основании отношений с родителями в детстве. Интерес к работе. Интерес к проработкам в том виде, в котором я привык прорабатываться. Проработка на автомате. Ожидание того, что «рука» сама выпишет интересный «материал», который привлечёт моё внимание. Работа на наблюдателя, чтобы «его» развеселить, порадовать.
Стремление «переиграть» врачей. Направляю своё внимание, энергию и намерение на то, чтобы избежать встреч с врачами в реальной жизни. Работаю для того, чтобы не иметь проблем со здоровьем, и избежать встреч с врачами. Страх врачей. Одна из целей проработок, которую я себе наглючил, и ради чего я работаю.
Присущие мне упёртость и баранье упорство. Готов и лишаю себя сознания и зрения, чтобы не видеть, не воспринимать то, как есть. Упорно стою на своём до последнего. «До последнего» - как убеждение, как способ жизни, как кредо.

8. Страх признаться, что я не знаю, как правильно. В связи с этим я отказываю себе в сомнениях и в том, чтобы остановиться в том, что я делаю. «До последнего» проигрываю свои глюки. Отказываюсь останавливаться и смотреть критически на себя и на то, что я делаю и чем я занимаюсь.
Изначально занимаю позицию «Я НЕ ЗНАЮ, Я НЕ ПОНИМАЮ». И направляю своё движение в направлении того, чтобы понять и разобраться.
Отказываюсь находиться реальным в реальности. Отказываюсь находиться в сознательности. Отказываюсь быть в сознании. Реакция на всё подряд.
Желание поработать с какой-то «проблемкой». Нарыть что-то в своём текущем состоянии, что вызывало бы у меня тревогу, противоречивые чувства. Желание и стремление прояснить своё текущее состояние, чтобы «идти дальше», возвыситься и так далее.

9. Состояние «хихихаха». Состояние эйфории ума от того, что у меня «получается». Я завожусь, завожу себя, убеждаю себя в том, что всё круто, у меня всё получается, надо ускоряться, идти дальше, работать. И тем самым я ухожу в ещё большую отключку, отстранение, и в точку ума, в которой я якобы «грамотно» прорабатываюсь. Игра в проработки в том виде, в котором я их вижу. Несерьёзное состояние, раздражающее. Я – как раздражитель. Обманываю. Я ухожу в воображение, и цель – взбудоражить это самое воображение. Я теряю сознание путём деградации в воображение как умственное пространство. Я заменяю реальность её искусственными заменителями: пространством просмотра сериалов, фильмов, видеоиграми. Эмуляция жизни в своём жизненном пространстве. Всё поставил на автомат, в том числе уход в воображение. Желаемый результат – взбудораживание воображения.

10. Я отказываюсь занимать эту позицию, быть в ней. Я чувствую себя каким-то мерзким и неправильным, нечестным. Я обманываю сам себя. Я неосознанно, бессознательно играю в проработочки. И мерзость состоит в том, что я обманываю сам себя, внушаю себе, что я получаю результаты, хотя я о них не имею никакого сознательного понимания, что это значит вообще для меня. Навязываю себе пустые проработки. Провожу проработки в уме в непонятных для меня целях. Юношеская позиция: человека, у которой ветер в голове, и который поверхностно относится к жизни и к происходящему. Прорабатываюсь затем, чтобы просто прорабатываться, и ПО ФИГ на результат. Навязываю себе «результат» и возможность этого. Стремление жить беззаботной жизнью. Стремление, чтобы мир и реальность сами давали мне «дары» к моим ногам. Я противопоставляю себя реальности, тому, что есть. Я отделяю себя и вступаю в конфликт, в котором я занимаю позицию снисходительного юнца. Предположение, что меня «обидели» в моей юности. И я так «огрызаюсь», занял эту позицию, чтобы отыграться перед миром. Отказ быть собой реальным.

11. Убеждённость в том, что легче уйти в бессознательность, находиться в бессознательном состоянии, чем находиться в сознательном. Отказ быть собой. Отказ иметь своё мнение. Отказ находиться в реальности с позиции Я ЕСТЬ. Уносит под любым ветерком. Не использую сознание, так как отказываюсь быть. Сознание как неотъемлемое условие для того, чтобы быть. Занимаюсь клоунадой и жонглированием. Убеждённость в том, что мне реальному нет места в реальности такой, какая она есть. Свои умопредставления о том, что представляет собой пространство жизни. И убеждённость в том, что моему мнению, мне как личности в этом жизненном пространстве места НЕТ, и поэтому я изворачиваюсь, чтобы в этом быть: надеваю на себя маски, роли, играю в автоматические игрульки, лишь бы меня не дёргали, и что самое главное – стараюсь всё делать ПРАВИЛЬНО, по нормам. То есть – автоматическое поведение, автоматическая позиция, отсутствие и отказ от Я, от занятия реальной позиции, отказ от проявления себя. Отказ от сознания – как обобщение этого своего текущего состояния. Отказ от взаимодействия с другими людьми, с любыми людьми, так как воспринимаю других людей как ограничивающее давление на себя, на свою природу.

12. Убеждённость в том, что делать в принципе НЕЧЕГО. И исходя из этого убеждения я создаю проработки в проработках. Я фрактально ухожу в ничегонеделание. Я не знаю, отказываюсь знать, что мне «прорабатывать». Автоматически что-то прорабатываю, чтобы просто прорабатывать хоть что-то. Цепляюсь за любую тему, лишь бы проработать её. Восприятие того, что я захлебнулся в этом своём состоянии, и всё теперь делаю наощупь – пытаюсь выплыть на автомате, просто что-то делая, просто что-то прорабатывая. Делаю это неосознанно, бессознательно, так как убеждён в том, что я в этой фигне захлебнулся.
Незнание, отказ знать, куда я направляюсь в жизни. Я стараюсь об этом не думать. Я не признаю, отказываюсь признавать, что я совершенно ничего не знаю, не понимаю, и отказываюсь знать, зачем я прорабатываюсь – я всё это делаю на полном автомате – я это просто делаю.

13. Убеждённость в том, что сознание одно, и оно переплетено. И в связи с этим прорабатываюсь не Я, а прорабатывается СОЗНАНИЕ. И в связи с этим я отказываюсь занимать позицию Я, и отказываюсь от сознания. Другими словами – всё это происходит не со мной как с Я, а происходит с сознанием.
Сожаление о том, что я «такой» - без сознания, работаю в каком-то автомате и бессознательности. Грусть в связи с этим. Желание и стремление работать с чем-то настоящим и реальным, чтобы были результаты в реальной жизни, имеющие влияние и воздействие на окружающий мир.
Грусть и печаль в связи с тем, что я не вижу реальные результаты в реальной жизни от моих проработок. Отказываюсь рассматривать, прояснять и рассоздавать своё текущее состояние, так как убеждён в том, что касательно моего жизненного пространства – ловить НЕЧЕГО. Что там нет ничего интересного. Просто человечек, вот и всё.

14.  Убеждённость в том, что я не имею НИКАКОГО влияния и воздействия на других людей. Убеждённость в том, что реальность создаётся намерением всех людей, и поэтому я также не имею никакого влияния и воздействия на реальность, так как это пространство табуна и толпы. И я от этого отделяюсь. И так как прорабатываться ХОЧЕТСЯ, я прорабатываюсь в уме: так, как я это вижу.

15. Занимаю позицию ненужности себя. Убеждён в том, что я не нужен, что я – пустое место. И не имею влияния и воздействия на окружающий мир и окружающее пространство. Создаю тем самым свою реальность и своё жизненное пространство, в котором укрепляюсь в уединении, одиночестве, комфорте, беззаботности, деньгах. Проработки – часть моей реальности, моего жизненного пространства, в котором я отделяюсь от всех вся и всего, так как убеждён в том, что я никак ни на что не влияю, все играют в свои умственные игрульки, и поэтому я занимаю позицию отсутствующего, пустого места для окружающего мира, и ухожу в «гробик с кондиционером».

16. Убеждённость в том, что реальность (другие люди, действующее жизненное пространство, населённое людьми) – меня не принимают, не слушают, и в связи с этим я ушёл в эту «деградированную» позицию. Изначально воспринимал это болезненно, пытался «прорваться» в жизненное пространство, в реальность. А сейчас привык к тому, что есть, обусловился этим. Полный отказ чувствовать и воспринимать других людей – не потому, что не могу, а потому, что отказываюсь это делать. Другие люди, их чувства мне неинтересны. Отделился от других людей как от унылого болота. Убеждённость в том, что другие люди целенаправленно, пусть и неосознанно, но вовлекают, пытаются вовлечь меня в свои игры, в свои представления о том, кем я являюсь и каким является окружающий мир, и отказ в этом участвовать. Защита и бегство как реакция на это своё восприятие меня другими людьми. Я оправдываю свою отстранённость, бессознательность, отказ быть в сознании.
Расстройство чувств. В прошлом – это была боль непринятия такого, какой я есть. Я это воспринимал как отторжение себя другими людьми и реальностью. Я по этому поводу расстраивался, и в какой-то период начал утверждаться в своём уединении и одиночестве, и в дальнейшем я всё стал делать сам, без помощи других людей, и начал жить тупо один, и также создал своё жизненное пространство уединения, отсутствия других людей. И ушёл в чёрствость, бесчувственность и отсутствие сознания как неотъемлемое условие моего жизненного пространства. Я отказался от сознания, чтобы сохранять это своё жизненное пространство – отделения от других людей и от реальности вокруг.

17. Я отказываюсь рассматривать причины этого своего текущего состояния. Я отказываюсь рассматривать моё отношение и мои чувства, эмоции при взаимодействии с другими людьми и окружающим миром с позиции я – реального. Убеждённость в том, что меня не понимают. Боль от непонимания меня, от выражения этого непонимания в мою сторону. Я отказываюсь знать, как грамотно прояснить боль от непонимания себя. Я убеждён в том, что все, все, все вокруг играют в свои игры, в чём бы они ни выражались. Убеждённость в том, что ВСЕ зациклены на самих себе и на своих играх. В связи с этой убеждённостью я махнул рукой на других людей и на их текущее состояние, и ушёл в сам себя, в пространство уединения и одиночества. В отношениях с другими людьми играю удобные для нас роли. Делаю это на автомате. Убеждённость в том, что сознание для этого не предназначено. Отказываюсь от сознания. Воспринимаю других людей с позиции того, что все они – обречены, и ничего с этим не сделаешь. Что работать необходимо ТОЛЬКО с собой, а не с реальностью и с людьми как таковыми – они обречены.

18. Убеждённость в том, что другим людям интересно только то, что я имею, но не я сам: им интересны мои ресурсы денежные и энергетические, им интересен я как персонаж в их умственных игрульках, но не я сам как таковой.
Хочется себя оторвать от этого. Немного убеждаю себя в том, что я задрочился сейчас, играю в какую-то игрульку, но не уверен в этом. Сомнения в том, грамотно ли я сейчас проясняю и рассоздаю материал, или я задрочился просто в этой фигне. Убеждённость в том, что я один, я одинок, и никто кроме меня самого из моего текущего состояния меня не вытянет – только я сам способен прийти к результату, и для этого необходимо работать грамотно, планомерно и постоянно. Заставляю себя работать, и работаю из-под палки. Сам себя гоняю, заставляю работать, заставляю как можно больше прорабатывать «материала» - для этого придумываю материал, чтобы с ним работать. Создаю материал, чтобы с ним работать. Такое вот текущее состояние. Желание «отмотаться назад». Убеждённость в том, что «раньше» было лучше.

19. Сожаление о том, что я не работаю и не прорабатываюсь грамотно и эффективно, как я думаю. Убеждённость сейчас в этом. Что я якобы работаю со своим воображением, наглючиваю это. Желание работать как Виктор: быть в сознании, быть на высоком уровне, понимать и осознавать все эти вещи. Страх того, что я задрочился в определённых вещах и в конечном итоге нихрена ничего не достиг. Страх того, что мне пилять и пилять до какого-то там более высокого уровня. Создаю определённое жизненное пространство, в котором я создаю эти страхи, закрываюсь от них, и куралесю в позиции того, А ЕСЛИ всё так на самом деле? Что я шизик, который нихрена не проработался, и деградировал на низкий уровень, и всё это время, все эти годы проработок там и сидел?

20. Лёгкая грусть. Нет ничего отвращающего в этом моём текущем состоянии. Лёгкое разочарование от жизненного пространства, к которому я пришёл. Убеждённость в том, что я работал как проклятый много-много-много лет, но при этом нахожусь в позиции бессознательности какой-то. Отсутствие желаемого сознания как причина моего расстройства, лёгкой грусти – что работал, работал, работал, и в конечном итоге к этому состоянию пришёл. Отказ «впускать» в своё жизненное пространство других людей. Я их не боюсь, но они мне кажутся неадекватными, психами какими-то, заигравшимися и деградировавшими в своих умственных игрульках, и по факту – обезумевшими, сумасшедшими. Убеждённость в том, что мне не нужны другие люди, и что от них сознательности и чувств не дождаться. Убеждённость в том, что другие люди – просто программы. Какой-то отыгрывающий сам себя код, и иметь с ними дела – это просто незачем, бессмысленно. Пересекаюсь с людьми только в исключительных случаях.

21. Убеждённость в том, что я долго не проживу. И поэтому подстраиваю «остаток жизни» под комфортное существование, в котором не было бы других людей, и в котором я бы состарился и умер в комфорте для себя. Я воспринимаю окружающую реальность как конечную и нерассоздаваемую действительность, так как её населяют обреченные люди – роботы-программы. Я создаю жизненное пространство, в котором я своё жизненное пространство делаю маленьким, ограниченным, чтобы там помещался только Я, а остальное жизненное пространство я отдаю людям с их деструктивными программами. Играйте во всё это, и отстаньте от меня.

22. Я не вижу себя. Я отказываюсь видеть себя и себя рассматривать. Я упираюсь своими проработками в проработку своего жизненного пространства между мной и другими людьми. Я прорабатываю жизненное пространство вне меня, относящееся только ко мне, и при этом не имеющее отношение к другим людям. Я отказываюсь прояснять Я, себя, отказываюсь прояснять то, что я наглючил себе касательно других людей и того, что я представляю себе об их реальности и их жизни, а прорабатываю только свои проявления, не относящиеся к общей реальности.

23. Я подкрепляю и защищаю своё жизненное пространство – невероятно маленькое и ограниченное. Я стремлюсь его защитить, сохранить и все мои радости от жизни сводятся к кофе, игре в плейстейшн и просмотру видюшек перед сном. Я путём проработок стремлюсь сохранить эту реальность, это жизненное пространство, укрепиться в этом, не сдавая позицию, и сохранить всё это максимально долго, так как убеждён в том, что это – ЛУЧШИЙ способ жить. Отсутствие результатов в жизни как следствие этого решения.

24. Убеждаю себя, что я НЕ имею никакого влияния на окружающий меня мир и реальность. Что жизненная площадка движется сама по себе, является конвейером из людского безумия, и использующая людей как ресурс. Отказ участвовать в этом, отказ участвовать в жизни, так как имею такие умопредставления о происходящем. Стремление состариться и умереть вне происходящего, вне того, чтобы участвовать в этом беличьем колесе, представляющем собой жизнь. Отказ заводить семью как следствие этого.

25. Убеждённость в том, что семья – это часть непринимаемой мной системы государственности. Отказ участвовать в этом болоте жизни. Умственное летание в том, а как можно жить иначе. Убеждённость в том, что по-другому, чем как я живу, жить невозможно, так как я делю жизненную площадку с другими людьми, которые напрочь деградировали и уходят в деградацию дальше.

26. Убеждённость в том, что люди – это проявление сознания Существа. И что Существо деградировало, став многочисленными людьми. И что всё это – сознание Существа. И что восстановиться до сознания Существа в высоком понимании этого слова невозможно, нереально, не в этой жизни. Отказ от сознания Существа. Отказ от Сознания в высоком понимании этого слова. Напяливаю, напихиваю на себя сознание человеческого существа: думать как человек, быть как человека, деградировать как человек, прорабатываться как человек и жить как человек. Запихиваю себя в эти рамки, типа, так оно должно быть, никак иначе и никак по-другому. Убеждённость в том, что таковы ЛЮДИ, таково человеческое общество, таково человеческое сознание, и нужно время, чтобы человечество вышло на другой, более возвышенный уровень.

27.  Убеждённость в том, что моей человеческой жизни не хватит для того, чтобы «дождаться» этого времени: когда люди что-то там поймут, выйдут на другой уровень и так далее. В связи с этим я направляю своё внимание, своё намерение и свою энергию на то, как бы комфортно досуществовать до своей физической смерти. И направляю свои проработки на укрепление своего текущего жизненного пространства: комфорт, беззаботность, и направленность на комфортное и безболезненное увядание, проживание своей жизни и конечную смерть.
Я не даю себе «возвыситься», не даю себе выйти на уровень выше.

28. Убеждённость в том, что мне необходимо работать в том направлении, в котором я работаю. Что выход на уровень выше – бессмысленен. Что необходимо трезво оценивать объективную реальность, работать с тем, что есть, в том числе путём совершения реальных действий, и признавать определённые факты: что выйти за пределы «системы» невозможно, выйти за рамки физических законов также невозможно, что процесс старения и конечной смерти необратим, и что в связи с этими перечисленными мной фактами необходимо работать так, как я работаю сейчас. Признавать эти факты, ориентироваться на них и работать в направлении комфортного существования в данных жизненных условиях.

29. Убеждённость в том, что я абсолютно, тотально одинок в своём жизненном пространстве, и своём мировосприятии этого всего. Поэтому работаю один, работаю в одиночестве, и живу соответственно этому. Желание и стремление выйти за привычные мне рамки, привычное мне жизненное пространство. Желание и стремление быть вне объективной реальности в МОИХ представлениях, и выйти на уровень ВНЕ всего этого. Я наглючиваю себе рамки так называемой «объективной реальности», и стремлюсь за них выйти, что происходит только в моём воображении. Прорабатываюсь, отыгрывая эту деструктивную программу: убеждённости в том, что воспринимаемая, наглючиваемая мной реальность – ОБЪЕКТИВНАЯ и НЕРАССОЗДАВАЕМАЯ, и одновременно прорабатываюсь, чтобы «пробить» эти свои убеждения. Я отказываюсь от того Я, который всё это делает. Я по какой-то причине, которую я отказываюсь воспринимать, отрицаю то, что я делаю. Я отказываюсь от восприятия сознанием того, чем я занимаюсь. Я ухожу в позицию ограниченного дурачка с ограниченным восприятием, и отыгрываю эту роль. Я опасаюсь того, что мне начнут тыкать пальцем, что я воображаю себя Богом, или Существом, и много о себе возомнил, и так далее. Я выбираю позицию среднестатистического человечка, который просто прорабатывается – чтобы меня не трогали, меня не дёргали, и не тыкали в то, какой Я.

30. Я всё время стремлюсь что-то там «нарыть» и «прочувствовать», и при этом отказываюсь смотреть на себя и видеть то, что я делаю. Я всё время нахожусь в каком-то процессе, в какой-то игре, которую я отыгрываю. Отказываюсь критически посмотреть, что я делаю, остановиться, и посмотреть на себя как бы со стороны, увидеть то, что я непосредственно делаю. Я воображаю себе какой я на самом деле, что я делаю, что я отыгрываю. Я работаю с этим, называя это своим текущим состоянием, и отказываюсь выходить за пределы этого своего состояния. Я убеждён в том, что отыгрываемое мной состояние – единственно верное и настоящее. И только с него можно и необходимо работать.

+1

2

Часть 2. Проработка представлений о работе. Отношение к прояснению, рассмотрению и проработкам в сеансах.

1. Я отказываюсь от работы. И я устремляюсь в какой-то «отдых».
Желание и стремление уйти от работы, не работать, схалявить и ничего не делать по жизни. Невидение, отсутствие видение того, в каком направлении и куда двигаться и направляться. Я отказываюсь что-либо рассматривать, и убеждаю себя в том, что куда ни посмотри – я себе это «наглючу».

2. Я замыкаюсь в себе, замыкаюсь в точке и в неё ухожу. Я задаю себе вопрос: а что дальше? Я всё пытаюсь держать под своим контролем. Я отвергаю всё, что не соответствует моим умственным представлениям. Я нахожусь в состоянии отсутствия. Я воспринимаю некую невозможность зацепиться вниманием за что-либо, и обозначаю это своё текущее состояние как отсутствие. Я сижу и глючу с позиции того, что меня якобы нет, и внимание мне не принадлежит. И нахожусь в ожидании того, что внимание само за что-либо зацепится. Тотальный сброс с себя ответственности и переход в состояние отключки и бессознательности.

3. Я никак не участвую в происходящем. Я для себя обозначаю, что меня ничего не волнует. Я пытаюсь наковырять хоть что-то в своём текущем состоянии, и делаю это из позиции отсутствия и отключки. Я вижу это так, как будто бы я отдаюсь происходящему. Как правило, мне неинтересно то, что есть, то, что происходит, и поэтому я нахожусь и деградирую в состоянии отключки.

4. Я чувствую и испытываю какую-то МРАЧНОСТЬ. Я каким-то образом, в данный момент мной неосознаваемым, закрываюсь и отгораживаюсь от всего. Я испытываю апатию. Я испытываю отсутствие желания что-либо делать и в чём-либо участвовать. Я пытаюсь договориться с самим собой: убедить себя в чём-либо, заставить себя что-либо делать или желать и так далее.

5. Я отказываюсь видеть и я отказываюсь смотреть. Я имею выработанную привычку находиться в состоянии, в котором я нахожусь, и цепляться за него всеми клешнями. Изощрённое наблюдение за тем, что я вижу. Я убеждаю себя и уверен в том, что нет ничего за пределами моего текущего восприятия. Я остервенело цепляюсь за позицию, в которой я нахожусь. Я не верю в то, что можно выйти за пределы того, в чём я сейчас нахожусь. Я пытаюсь что-то сделать, но сам не понимаю, что именно, и что я вообще делаю и чем я занимаюсь. Я извращаю понятия прояснения и рассоздания, и выполняю некий процесс проработок, как я это называю. Я испытываю состояние, в котором я воспринимаю происходящее как «одно и то же».

6. Как только я обращаю внимание на своё текущее состояние, я его сразу же начинаю выполнять. Я делаю и выполняю самого себя. Я постоянно говорю, «вещаю», но при этом не проясняю и не рассоздаю своё текущее состояние, в котором я сейчас нахожусь. Я заменяю болтовнёй реальную работу. Я нахожусь в состоянии полного неверия ни в себя, ни во что-либо другое, и из этого состояния я уже выполняю то, что я делаю и выполняю. Я испытываю невыражаемую и невыраженную разочарованность в том, что есть. Чтобы не быть в этом состоянии, я начинаю ГОВОРИТЬ. Я постоянно что-то болтаю, чтобы не чувствовать то, что я чувствую, и сбежать от этого состояния. Как только я перестаю болтать, я погружаюсь в это состояние и начинаю его выполнять. Я пытаюсь себя выдернуть из этого состояния, и болтовня – это то, что у меня получается.

7. Я чувствую себя голым, но при этом я себя таким не вижу. Я себя чувствую очень некомфортно. Вот реально как будто бы меня поймали и словили, и я пытаюсь определить в чём именно и что происходит. И испытываю лёгкий испуг и растерянность с того, что происходит. Я прекратил делать то, что я делал, но продолжаю выполнять некое бегство. Я ставлю себе цель – сбежать в комфортное и контролируемое мной состояние, в котором я всё знаю и всё понимаю, в том числе самого себя. Я себя ещё сейчас немного чувствую каким-то обманщиком, хитрецом, подлюкой, раз меня ловят. Я чувствую себя каким-то нашкодившим мальчишкой. Я думаю, что я вообще в какую-то не ту степь попал. Пытаюсь всё обдумать и привести в норму, чтобы понимать и осознавать то, что происходит.

8. Я оправдываю своё текущее состояние и убеждаю себя в том, что оно – единственно верное и возможное в данном моём случае. Я уверяю себя в том, что по-другому быть не может, что по-другому – невозможно. Я не нахожусь в сознании и НИЧЕГО не делаю сознательно. Я отказываюсь от сознания, я отказался от сознания и нахожусь в том, в чём я нахожусь. И упорно стою на своём. Я расстраиваюсь с того, какой я есть. Я отказываюсь быть и работать в сознании. Я вообще не включаю сознание. Я занимаю позицию бессознательности, бессознания, и включаю ум с целью работы и построения логических связей и цепочек, чтобы с этим работать. Я убеждаю себя в том, что у меня ничего не получится и не выйдет, и буду я ещё долгие недели, а может и месяцы прорабатывать это своё текущее состояние, в котором я сейчас нахожусь.

9. Я испытываю какую-то полную отключку от того, что происходит. Я отказываюсь прояснять своё текущее состояние. Я чувствую себя психически изнасилованным. Я полагаю, что Виктор ошибается. Меня не волнует степень моей проработанности вообще. Я пытаюсь защититься. Я занимаю позицию некой усталости от того, что есть. Я испытываю некую боль, от которой я сбегаю, которую я отказываюсь рассматривать, но хрен его знает, что это за боль. Я пытаюсь догадаться, что вообще происходит и что за состояние я испытываю. Состояние бегства – сбежать.

10. Я в какой-то мере воспринимаю сессии как боль, и стремлюсь от них отключиться – от всего этого. Я испытываю некое отчаяние от своей жизни – от своего жизненного пространства, от того как я живу, и испытываю некую безнадёжность того, что всё это дело можно исправить. Как только я обращаю внимание на своё состояние, я его тут же начинаю выполнять и погружаться в него, поэтому я выполняю болтание, просто болтаю, чтобы не находиться в этом состоянии. И болтаю я из этого состояние.

11. Я испытываю состояние некой безнадёжности того, что есть. Я воспринимаю своё состояние как следствие, а не как причину. Я пытаюсь отгородиться и защититься от того, что я воспринимаю как окружающий мир, и выполняю то, что я выполняю, занимаю соответствующую позицию, чтобы защитить себя щитами, наебать всех и всё, чтобы меня не трогали, оставили в покое. Я стремлюсь к уединению, и стремлюсь занять соответствующую позицию, чтобы в моё жизненное пространство не проникал никто. И я создаю соответствующее жизненное пространство, в котором нет никого другого, только я один. Я испытываю в обществе самого себя комфорт и спокойствие, и испытываю абсолютно обратное, когда взаимодействую с кем-либо. Я отказываюсь погружаться в чужие игры, играть во что-либо, и поэтому я отключаюсь.

12. Я испытываю свою уникальность. Я боюсь того, что я не уникальный. Я несу бред. Я насильно пытаюсь себя втолкнуть в эти понимания и осознания, и у меня возникает конфликт между умом и сознанием. Я умом строю догадки, и нахожусь в этих парадигмах, и поэтому я не включаю сознание и не нахожусь в нём. И, следовательно, я нахожусь в том состоянии, в котором я нахожусь: ПОЛНОЙ отключки, которую я умом воспринимаю как состояние безнадёжности. Я нахожусь в сознании, но я этого не воспринимаю. Я не использую сознание. Я не беру на себя ответственность. Я расщепляю сознание. Я делю себя на некий ум и на сознание как фон, в котором находится ум. То есть я умом пытаюсь пробиться в сознание и понять все эти вещи. Я стремлюсь к спокойствию, и декларирую своё желание продолжать в этом находиться и пребывать.

13. Я не работаю. Я не проясняю и не рассоздаю. Мне в этом состоянии, в котором я нахожусь, всё это – неважно. Мне приходится себя заставлять, чтобы просто пошевелиться, сдвинуться с места. Мне в этом состоянии по факту безразлично сознание, безразличен ум, и безразлична работа, поэтому я как правило отделяюсь от себя, ухожу в некую точку, из которой я уже работаю и действую. Я не использую сознание как инструмент. Я занимаю позицию: ну, говорите, я послушаю. Я нахожусь в ожидании реальной работы, когда она наконец пойдёт. Я отвергаю это своё состояние, отрицаю его, убегаю от него, и отказываюсь в нём быть и находиться, и тем самым я занимаю ту позицию, которую я ранее занимал. Я не испытываю боли, но испытываю то, что я не принимаю. Я убеждаю себя в том, что я не должен таким быть, что я не должен занимать эту позицию, а тем более занимать в таких серьёзных вещах как сессии с Виктором. У меня присутствует некая усталость от рассмотрения самого себя с той позиции, как будто бы я какой-то неправильный и со мной что-то не так. Я отключаюсь, чтобы не спорить с самим собой.

14. Я отказываюсь смотреть и видеть. Я отказываюсь включаться. Я использую ум как туман. Я делаю всё от себя зависящее, чтобы сбежать, спрятаться. Я соглашаюсь с этой позицией. Позиция тотального непонимания. Я отказываюсь работать с собой. Я отключаюсь при навешивании на себя любых ярлыков. Я направляю всё своё внимание и все свои усилия на отключение себя, и держу этот метод как сигнализацию. Закостеневшая и затвердевшая боль от взаимодействия с другими людьми. Я постоянно втираю самому себе то, что я себя знаю и понимаю. И я в этом деградировал настолько, что я как есть – отключился. Я ношу маски со скучающим видом. У меня присутствует боль от непонимания себя. Я занимаю позицию слушателя – который всё пропускает через уши, не обращает ни на что и ни на кого внимания, и живёт дальше. Я нахожусь в позиции скучающего человека, который ожидает смерти как чего-то обыденного, типа, когда же ты наконец придёшь.

15. Я отказываюсь проживать жизнь, и проецирую некое отсутствие интереса к ней. И путём проработок (то, что является в данное время прояснением и рассозданием по ТЕОС) я заставляю себя что-то делать, включаться в процесс, включаться в жизнь и как-то проживать жизненный процесс.
Я боюсь и опасаюсь того, что я впаду в полную и кромешную пассивность и бессознательность, превращусь в инфузорию-туфельку и аморфную медузу.
Я нуждаюсь в определённом давлении, чтобы себя сдвинуть с насиженного места. Я деградировал в этой позиции, и поэтому мне нужна помощь извне (помощь Виктора), чтобы себя немного пробудить и сдвинуть с места, сдвинуть с позиции, занимаемой мной.
Я пытаюсь себя развеселить, чтобы не находиться в том мрачном настроении и состоянии, в котором я обычно нахожусь по жизни.

16. Глюк и воображалово: я наглючиваю себе то, что другие люди вмешиваются в моё текущее состояние и в мою позицию, которую я занимаю, и пытаются выбить меня из колеи.
Тоже глюк и воображалово: я наглючиваю то, что меня реального и настоящего никто не принимает и никто не примет. Так как все играют во что-то своё и якобы имеют предубеждения обо мне самом.
Я создаю определённую мрачность в состоянии и в сознании, в которой я и нахожусь.
Я в этом заигрался. Я это выполняю. При взаимодействии с другим человеком, в том числе с Виктором, я проецирую их ожидания и своё видение того, во что они играют, и подстраиваюсь под это, и поэтому я не бываю самим собой – выработанная автоматическая привычка. Я испытываю отсутствие какого-либо интереса и заинтересованности в других людях и в том, что вне моего жизненного пространства. Я воспринимаю всё как выполнение деструктивных программ.

17. Во мне присутствует некая предубеждённость в том, что представляет собой сознание, КАК оно работает и функционирует, и ЧТО значит БЫТЬ в сознании и быть ВНЕ сознания.
Я не проясняю и не рассоздаю то, к чему присутствует определённая предубеждённость, называемая правотой и знанием того, что ТАК оно и есть.
Игра «не быть, отключиться». Я занимаю позицию какого-то расстройства и разочарования, я пытаюсь впихнуть себя в некие рамки, понимания, знания себя, и от этого я начинаю уходить в ту позицию, которую я занимаю, и в которой я пришёл.

18. Я впихиваю насильно себя в нормы, в понимание и «знание» того, каким я являюсь, КАКИЕ программы я выполняю, и я начинаю жёстко это отыгрывать и выполнять. Я занимаю позицию привычного себя – того, каким я себя знаю и понимаю, каким я себя могу объяснить. Я сбегаю из этой позиции, и в конечном итоге остаётся одна только отключка и бессознательность, отсутствие сознания.

19. Присутствует некая идея о направлении энергии: как и откуда, куда энергия отправляется, забирается и так далее. Я нахожусь в состоянии оправдывающейся загнанности. Я сам себя загоняю в определённое состояние немощности и беспомощности, и в этом состоянии я как бы начинаю оправдываться, почему вот так вот.

20. Я нахожусь в позиции неучастия в действе, в происходящем. Я редко зажигаю. Как только я начинаю что-то делать, начинается умственная болтовня. Я включаю ум, и мне хочется себя упрекнуть в том, что я выполняю позицию особенности, уникальности, исключительности и стремлюсь занять позицию упрекающего в этом себя ума.
Я занимаю определённую позицию в сознании, которую я отказываюсь видеть, воспринимать и осознавать, будучи в позиции ума.

21. Я отказываюсь от взаимодействия с другими людьми. Я отказываюсь принимать участие в совместной деятельности, создаваемой совместно с другими людьми.
У меня есть некая идея, некая убеждённость в том, что меня не слышат. Я верю в то, что мой голос не просачивается через мнение, правоту, щиты других людей.

+1

3

Часть 3. Работа с позиции «стороннего наблюдателя». Игры воображения.

Я рассматриваю себя со стороны. Позиция «стороннего наблюдателя…»

В: Одна из любимых заморочек прорабатывающихся – это типа заниматься с позиции «стороннего наблюдателя». Типа – «смотреть на себя со стороны.» Всегда преподносится, как некая очень правильная позиция в проработках.
Так ли это на самом деле?
По факту человек объективно не способен разместить точку зрения вне себя, чтобы смотреть на себя со стороны. Делать он это может только в воображении, то есть – может только воображать этот процесс.
То есть – это чисто умственная игрулька с самим собой.
Все процессы: создание воображаемой точки зрения – внешнего наблюдателя; создание некого образа «себя» для наблюдения – себя типа «настоящего» и сам процесс «наблюдения» - «внешним наблюдателем» «настоящего образа себя» – происходит в одной точке в уме и только с помощью воображения. Говорить в этом случае хоть о какой-то объективности -  абсолютно бессмысленно.
Создавать, занимать и работать с позиции внешнего наблюдателя –яркий пример умственной игрульки и имитации работы над собой. Которая обычно приводит только к генерации все большего количества глюков о самом себе и своих достижениях.
Весьма и весьма ресурсозатратный процесс и с большими негативными долгосрочными последствиями. В плюсе -  только краткосрочное эйфоричное состояние непосредственно в момент и после такой работы. Но которое приводит только к более глубокому застреванию в инсайтах и откровениях различной силы бредовости о самом себе.

Как правило, смотря на себе со стороны, человек обычно создает в воображении некую проекцию себя и для ее формирования вытаскивает из памяти кучу всяких представлений о себе – своих и чужих, которые никогда не бывают объективными. При этом при таком смотрении – человек никак не выходит за пределы этих представлений и вся работа сводится к обычному перебору таких представлений в воображении без их настоящего критического осознавания. По факту, человек пытается слепить некую альтернативную личность к себе, действительно настоящему, но категорически отрицает, отвергает и отказывает как-либо себя действительно настоящего наблюдать.
Рассмотрим сегодня твое состояние – занимать в работе позицию «внешнего наблюдателя и проявим, что скрывается по факту за этой позицией.

Пространство, в котором я занимаю позицию стороннего наблюдателя.

1. Я рассматриваю себя со стороны. Я отказываюсь быть и находиться в том, в чём я сейчас нахожусь. Я смотрю на себя со стороны. Я включаю дурачка. Я пудрю мозг самому себе. Я отказываюсь рассматривать своё текущее состояние. Я предполагаю, что с этим состоянием я ничего не могу сделать и поделать, что я неспособен с ним ничего сделать. Я занимаю позицию жертвы, неспособной рассмотреть своё текущее состояние. Я чувствую себя плохо. Я предполагаю, что в моей жизни уже не будет ничего хорошего. Я пытаюсь ВЫБРАТЬСЯ из своего текущего состояния, а не прояснить и рассоздать. Я отказываюсь работать, так как верю в то, что никакое прояснение не позволит мне выйти, прояснить и рассоздать моё текущее состояние, в котором я нахожусь. Я привык рассматривать себя со стороны, а не находиться в своём текущем состоянии.

2. Я нахожусь в отключке. Первое, что мне пришло в голову – я привык прятаться. Я отказываюсь быть и находиться в сознании. Я придумал это состояние. Я наглючил себе это состояние. Я придумываю, поддерживаю это состояние. Я отказываюсь быть и находиться в реальности. Я отказываюсь быть собой и работать, прояснять и рассоздавать из позиции Я какой я есть. Я наглючил себе некий реальный внешний мир, с которым я нахожусь в конфликте и противоречии. Я наглючил себя реального во внешнем мире. Я пытаюсь врубиться в эту фразу. Я придумываю себя и свой образ в некоем внешнем мире, который является реальным в моих представлениях.
Я воспринимаю образ себя, который выполняет эту деструктивную программу. Я наглючил себе некий процесс в «жизненной реальности» (наглюченной), в котором протекает образ меня. Я отдал этому свою энергию.

3. Я нахожусь в отключке. Я придумываю несуществующее и наделяю это несуществующее, эти глюки определёнными качествами, которые достаточно просто осознать – осознать, что я делаю. Я рассуждаю о проработках – как грамотно и правильно прорабатываться. Я себя позиционирую, я из себя корчу знающего и понимающего как правильно и грамотно работать. Я рассуждаю о проработках. Я знаю и понимаю, как оно всё устроено и как оно всё на самом деле. Я деградирую в своих знаниях и пониманиях, пытаясь из них выбраться. Я создаю некую убеждённость в том, что вырваться из своего текущего состояния НЕВОЗМОЖНО, так как тут всё понятно. Я убеждаю себя в том, что с этим невозможно работать, так как таково – жизненное пространство. Идея: я не имею влияния на реальность в той степени, в которой я хотел бы произвести трансформации в своей жизни.

4. Я боюсь за своё физическое тело. Я страшусь возрастных изменений. Я убеждаю себя в том, что с возрастными изменениями ничего нельзя поделать. И не работаю с этим, а только подавляю, сбегаю от этого, в какой-то мере стыжусь прояснять. Я страшусь за свою судьбу и за своё будущее. Я придумываю, проецирую в своё жизненное пространство некое «будущее», которое я боюсь, что произойдёт. И сижу и боюсь. Я обуславливаюсь своими страхами о том, что ничего не происходит, и это я проецирую на «дальнейшее» - страх того, что ничего не будет происходить, и в некоем будущем из-за этого всё будет плохо. Я перебираю в голове, в уме «существующие варианты» того, что есть, и того, что будет. Из глюков я пытаюсь сложить жизненное пространство и картинку. Я пытаюсь выловить, зацепить «нечто» в своём жизненном пространстве.

5. Я отказываюсь занимать позицию Я, так как я себя немного страшусь, и «мне» кажется, что я не поддаюсь контролю.
Я нахожусь в позиции «познания себя». Я отказываюсь видеть что-либо вне меня. Я рассматриваю себя как физическое тело. Я – физическое тело (как идея, установка). Я всё рассматриваю и проясняю с позиции того, принесёт ли это пользу для моего физического тела. Я сбрасываю ответственность на ум.

6. Позиция: я не готов, нужно ещё попрорабатываться.
Я ухожу в инертность мышления. Если я начинаю мыслить, я погружаюсь в мыслительный процесс. Я отказываюсь видеть и рассматривать других людей вне нахождениях их в деструктивных программах. Я отказываюсь видеть и рассматривать себя вне нахождения в деструктивных программах.
Я пытаюсь понять, с чем мне работать. Идея о том, что никто со мной таким, какой я есть, не хочет взаимодействовать. Двигающий фактор: чего от меня хотят? Я проецирую на некий «внешний мир» то, что от меня хотят, и что от меня требуется, и действую согласно этим глюкам и проекциям, создаваемым на автоматизме.

7. Я отказываюсь работать, так как не вижу смысла в работе. Я занимаю позицию «ума» (деградировавшего в этой позиции Я), который стремится уйти от работы в состояние расслабленности, отдыха, празднества. Я убеждаю себя в том, что работать бессмысленно. Я убегаю из своего текущего состояния, в котором я нахожусь, так как имею идею и установку, что работать с текущим состоянием бессмысленно, бесполезно и не ведёт к реальному результату. Я наглючиваю себе понятие «реального результата», и не получая его, я нахожусь в этом состоянии.

8. Я блокирую восприятие реальности, и считаю это для себя естественным процессом. Я жёстко выполняю этот процесс, выполняю его на автоматизме в полной отключке. Я не принимаю решения находиться в сознании, видеть и сознательно воспринимать. Я соглашаюсь с тем, что я делаю. Я это просто выполняю. У меня отсутствует импульс прояснить и рассоздать своё текущее состояние. Я в нём засыпаю. Я боюсь увидеть заблокированные мной вещи. Я соглашаюсь с тем, что я делаю и полагаю, что на это всё должна быть причина. Я нахожусь в отключке. Я ничего не чувствую и не ощущаю. Из этой позиции я начинаю глючить, придумывать, надумывать и выполнять воображаемую мной хрень. Я выписываю ради того, чтобы просто выписать что-то, а не молчать.

9. Я всё пытаюсь уместить в уме. Я не рассматриваю реально. Я не смотрю реально. Я нахожусь в пространстве создаваемых мной глюков. Я сижу во тьме. Я занимаю позицию отключки. Я блокирую восприятие. Я всё обнуляю. Я прихожу к «исходной точке». Я нахожусь в позиции отсутствия интереса ко всему, в том числе к себе. Я нахожусь в состоянии «НИЧЕГО НЕТ». Я не вижу, отказываюсь знать, куда мне направляться, «другую» позицию. Я отказываюсь включаться. Я не вижу и не воспринимаю пространство и жизнь вокруг себя. Я постоянно отвлекаюсь. Я не рассматриваю себя и свою позицию, и уматываюсь в глюки. Подавляющее настроение и состояние – загнанность в «отсутствие заинтересованности». Я отказываюсь быть реальным в реальности.

10. Я всё делаю из состояния отключки. Я тупо в этом сижу. Я нахожусь в выключенном состоянии. Я не вижу никакого смысла и интереса в том, в чём я сейчас нахожусь. Я себя загнал в позицию отключки. Я не пытаюсь ничего понять. Я просто нахожусь в обнулённом состоянии, которое я поддерживаю. Я отказываюсь быть и находиться в сознании. Я не участвую в происходящем. Я играю в свои деструктивные игры. Я всё время пытаюсь что-то делать.

11. У меня отсутствует намерение прояснить и рассоздать своё текущее состояние, в котором я нахожусь. Я поддерживаю некое неверие в себя, в мир, в людей. Я своим состоянием выражаю свои представления и отношение к окружающей меня реальности.
Самое яркое проявление этого моего состояния – это ПОЛНОЕ неверие в себя. Я сам себя загнал в состояние отсутствия, в уничижительное положение отсутствия. Я не вижу себя реального в реальном пространстве. Я создал позицию отсутствия, состоящую не из идей, а из умонастроения. Я пытаюсь выйти. Я пытаюсь сбежать. Во мне присутствует некая неудовлетворённостью реальностью. Я отказываюсь быть в позиции Я и прояснять самого себя.

12. Я нахожусь в полном бреду. Я проясняю своё текущее состояние из позиции бреда. Я включаю бредогенератор и отождествляю себя с этим умом, и выполняю свою позицию, занимаемую мной. Я соглашаюсь со своей позицией автоматически, и отказываюсь её прояснять и рассоздавать. Я не нахожусь в разумном и адекватном состоянии. Я пытаюсь спрятаться. Я чувствую себя слегка сумасшедшим. Я нахожусь в состоянии «лишь бы говорить». Состояние говорящей головы. Состояние какого-то сумасшествия.

13. Я отказываюсь отдавать свои позиции. Я занял определённые позиции, и отказываюсь их отдавать. Я отказываюсь от нового. Я отказываюсь от другого, от того, что у меня и во мне, в моём жизненном пространстве, не выработано, не входит в состояние привычки. Я цепляюсь за то, что есть, за привычное и старое, и отказываюсь это прояснять и рассоздавать. Я создаю, воображаю себе некую позицию «я-сознания», противопоставляющую себя позиции «я-ума». Я не вижу себя, отказываюсь видеть себя вне концепции, парадигмы и умопредставлений о себе как о физическом теле.

14. Я отказываюсь от взаимодействия с другими людьми, и создаю из этого отказа жёсткую парадигму, в которой я всячески искривляюсь и изголяюсь, лишь бы не находиться во взаимодействии. Состояние духовного бреда. Конфликт: с одной стороны - убеждён в том, что сознание на высоком уровне неспособно глючить, а с другой стороны – я глючу. Следовательно, в моих представлениях я всегда занимаю низкую позицию.

0

4

Часть 4. В проработках отказываюсь выходить за рамки привычного, за рамки привычных верований, убеждений и шаблонов. Вместо проработки и рассоздания своих верований – занимаюсь их защитой, считая их нормой и правильными.

1. Оставить себя в покое. Задача – выйти за пределы ума, за пределы своих возможностей. Рисую в воображении определённую систему, за пределы которой я намереваюсь выйти. Таким образом я создаю ПРОРАБОТКИ в том виде, в котором я в них играюсь.

2. Создать систему, чтобы за неё выйти путём проработок. Толкаю воду в ступе. Из пустого в порожнее. Я отказываюсь осознавать то, что есть на самом деле, и цепляюсь за проработки как за ПРИВЫЧНОЕ мне. Отказываюсь слышать и чувствовать мир. Я создаю системы в уме, в воображении, чтобы с этим работать. ПРИВЫЧКА прорабатываться по-старому, чтобы всё проходило через фильтры ума. Я лучше знаю. Отказ входить во взаимодействие с миром и реальностью с позиции чувств. Всё делаю умом. Отказ от чувств. Я делаю это осознанно. Это мой выбор. Восприятие жизненного пространства как того, что я охватываю умом. То, что я не охватываю умом – я отрицаю, отвергаю, не принимаю. Защита своего жизненного пространства, в котором ум – цербер. Я умом защищаю своё жизненное пространство. Я отказываюсь знакомиться с собой, я отказываюсь чувствовать себя. Всё охватываю умом, в том числе и себя самого. Доказывание себе, что у меня атрофированы чувства. Доказывание себе, что я задрочился на тему чувств и ума. Ум себя защищает.

3. Я делаю то, что я считаю нормой. Я привык выписывать свой материал. Я воспринимаю своё жизненное пространство как МАТЕРИАЛ, и работаю с ним. Я выписываю материал. Я прорабатываю материал. Всё в моём жизненном пространстве и вокруг проработок крутится вокруг материала. Всё в моей жизни – МАТЕРИАЛ. Восприятие того, с чем я работаю, как МАТЕРИАЛ. Я работаю с материалом. Я цепляюсь за материал. Чем его больше – тем ЛУЧШЕ. Я направляю своё намерение на уменьшение количества материала. Я воспринимаю материал как нечто реальное, и влияющее на моё жизненное пространство. Я отказываюсь работать с материалом. Так как я всё воспринимаю как материал, я совершаю сейчас бегство от этого материала, чтобы с ним не сталкиваться. Я оцениваю тяжесть проблем в количестве материала. Чем больше материала – тем жирнее проблема и тяжелее состояние. Восприятие ментального материала как строительного материала той или иной проблемы. Чем меньше материала – тем меньше проблема. Я ставлю себе задачу – ПРОРАБАТЫВАТЬ материал, чтобы его было меньше. Материал как идея. Материал как идея о том, что это – просто есть. И это – иллюзия, которую можно прорабатывать.

4. Прорабатываю воздух. Идея о проработках. Идея о том, что я прорабатываю НЕЧТО, и называю это НЕЧТО материалом. Создаю процесс в уме, в котором я что-то прорабатываю, и называю это, в чём я не разбираюсь на самом деле – материалом. Не разбираюсь потому, что этого нет, это только в уме и в воображении. Состояние прорабатывающегося, и леплю на это состояние все эти вымышленные конструкты – проработки, материал, чтобы поддерживать свой образ Я прорабатывающегося. Я создаю это как игру. Придумал проработки и их поддерживаю. Материал – просто как косвенный конструкт этого образа. Как идея, чтобы поддерживать создаваемый образ.

5. Цепляюсь за идею возвышения. Необходимо прорабатываться и рассоздавать свой «материал», чтобы выходить на уровень выше. Отказ видеть как «по-другому». Создаю и поддерживаю проработки в том виде, в котором они идут, так как воспринимаю это как единственный способ выхода на уровни выше. Создаю лесенку в уме, по которой я поднимаюсь в своём уме и воображении путём поддержания образа проработок. Отказ жить полноценной жизнью, так как постоянно занят проработками, и направляю своё намерение только на проработки, иначе (убеждение) – НЕ УСПЕЮ, сдохну на фиг. А тут у меня – шанс на освобождение. Отказ брать на себя ответственность за своё текущее состояние.

6. Восприятие себя как жертвы бесконечных проработок, и что всё это делаю не я с собой, а что-то ВНЕ меня, с чем я не хочу (отказываюсь) разбираться. Отказ работать с собой. Я не беру на себя ответственность за своё текущее состояние. Я ДОЛЖЕН прорабатываться – как защита. Упираюсь мировосприятием вплотную в образ проработок, в наглюченное «жизненное пространство», в котором я прорабатываюсь. Не вижу ничего кроме проработок, отказываюсь видеть. Заставление себя, принуждение прорабатываться. Я заставляю себя делать то, что я наглючиваю в уме. Деструктивная программа выполняет саму себя, и я себя принуждаю в этом участвовать, - отсюда тяжёлое состояние, в котором я пришёл на сессию. Тяжёлое убеждение о своей неполноценности, что я – человек, и человек по определению неполноценен.

7. Человек по природе своей неполноценен. У человека больное здоровье. У человека слабые глаза, несовершенные органы чувств и так далее. ПРОРАБАТЫВАЮСЬ, так как меня это не устраивает, и я прорабатываюсь с желанием это рассоздать: деструктивные программы, относящиеся к физическому телу. У меня конфликт: я с одной стороны убеждаю себя, что я должен смириться со своим человеческим существованием, а с другой стороны – я не смиряюсь и это прорабатываю, иду в направлении того, чтобы это «проработать». Нерешаемый конфликт. Создаю материал как ступени в своём развитии. Я всё оцениваю с позиции материала.

8. Отказ взаимодействовать с реальностью, работать в ней, так как отказываюсь знать, что там ловить. Создаю пространство, в котором мне ИНТЕРЕСНО. И таким образом создаю проработки в том виде, в котором они есть. Изначальная идея – в реальности НЕИНТЕРЕСНО, в связи с чем ухожу в ум и вымышленное пространство, наглюченные ебеня, в которых я прорабатываюсь, и «двигаюсь к успеху». Чем больше проработал «материала» - тем лучше. Как следствие – отказ видеть результат в реальности. Прорабатываюсь в уме умом, а реальность не замечаю, отказываюсь видеть.

9. Убеждённость в том, что как-то должно быть по-особенному. Нахожусь в ожидании чего-то «особенного», что не происходит, и в связи с этим впадаю в удручённое состояние. Ожидание того, что что-то произойдёт. А пока этого не произошло – я прорабатываюсь, и в моих представлениях я «приближаю» момент того, чтобы это «что-то особенно» произошло. Желание чего-то особенного в своей жизни, и убеждение в том, что я проработками «помогаю» этому произойти. Изначальное состояние и идея – меня не устраивает моя жизнь. Желание, чтобы она изменилась. Незнание, отказ знать, как изменить, поменять свою жизнь, и поэтому прорабатываюсь. Делаю то, что привык делать, и отчего-то полагаю, что всё произойдёт так, как я хочу. Поставил жизнь на полный автомат, в ожидании и надежде, что жизнь «приедет» туда, куда нужно, куда я хочу. Не устраивает моя жизнь: восприятие своей жизни как пресной и унылой, незнание, отказ знать, что с этой жизнью делать. Текущее состояние – пресное и унылое.

10. Атрофирована способность взаимодействовать с другими людьми на уровне чувств. Наблюдение за тем, как меняется химия жизненного пространства при взаимодействии с другими людьми (например, с приятными мне девушками и женщинами). Попытка всё это пропустить через ум, чтобы всё знать и понимать. Отказ от химического изменения моего жизненного пространство. Страх того, что я не понимаю. Всё, что я не понимаю, я отсеиваю, отрицаю, и отказываюсь с этим иметь дело. ВАЖНОСТЬ того, чтобы ПОНИМАТЬ. Если что-то понимаю – впускаю это в свою жизнь и своё жизненное пространство. Если НЕ понимаю – отталкиваю, и пока «это» не пройдёт через фильтры ума – не пропускаю. Воспринимаю это как МУЖСКОЕ мышление. Восприятие того, что только таким может быть мужское мышление. Чувства, принятие сердцем – это женское. Ум – мужское. Выбрал мужской метод проработок. Размышляю и думаю – как метод, который я использую как мужчина. Образ мужчины прорабатывающегося. Я задаю себе вопрос: а как по-другому? Как по-другому прорабатываться? Всё это – текущее состояние, которое я поддерживаю.

11. Позиция дурачка – как защита воображаемого пространства, создаваемого деструктивной программой. Конфликт:
Первое – восприятие своего физического тела как препятствия на пути к свободе: тело стареет, болеет, плохо себя чувствует. И стремление проработать все эти вещи, чтобы всё это не происходило.
Второе – убеждение себя в том, что это – НЕОБХОДИМО принять, и работу необходимо направить в сторону ПРИНЯТИЯ своего физического тела и происходящим в нём и с ним процессов.
Третье – БЕГСТВО и отрицание этого конфликта и этого состояния.
Убеждение в том, что есть какая-то ДРУГАЯ реальность, в которой ДРУГОЕ физическое тело. И прорабатываюсь я для того, чтобы достичь этой реальности.
Отказ взаимодействовать и находиться в гармонии с физическим телом. Непринятие своего физического тела как своего текущего состояния.

12. Восприятие того, что моё физическое тело и состояние здоровья – это вне текущего состояния, не относится к текущему состоянию, и является незыблемой реальностью. Восприятие того, что прояснение и рассоздание деструктивных программ не способно повлиять на состояние физического тела, на здоровье, и поэтому отказ прорабатываться, так как – нахрен надо, всё равно ничего не изменится. Страх разочароваться в проработках. Страх того, что в конечном итоге нихрена ни к чему не приду. Подсознательное желание, что проработки в конечном итоге помогут выровнять проблемы со здоровьем (в частности, со зрением).

13. Защищаю своё реальное жизненное пространство и свой образ Я в реальном мире. Направляю энергию и усилия на то, чтобы сохранить свою жизнь и своё жизненное пространство в том виде, в котором оно всё есть. Создаю жизнь сурка. День сурка – как моя жизнь.

14. Борьба с жизнью. Отказ вступать во взаимодействие с миром, отказ выражать и проявлять, и даже прояснять свои желания и своё намерение, и «впускать» это в реальный мир. Отказ выражать себя. Как следствие – уход в проработки.

0

5

Часть 5. Прояснение убеждений и верований относительно понятий «реальность» и «проработки реальности».

1. Убеждённость в том, что реальности нет, а есть только я. Я оттолкнул реальность, отрёкся от реальности, так как я не могу реальность пропустить через фильтры ума. Воспринимаю ту часть реальности, которая прошла через фильтры ума как через мясорубку. Работаю умом в уме, и отказываюсь воспринимать реальность и с ней взаимодействовать. Отказ знать, незнание как работать с реальностью.

2. Восприятие того, что я создаю реальность умом. Что реальность – это результат наглючивания, результат работы ума. И что реальности – НЕТ. Убеждённость в том, что в реальности – люди, и они – сумасшедшие, отказ взаимодействовать с ними, и уход в ебеня. Восприятие людей как умалишённых зомби. Защищаюсь от людей своими представлениями о них. Ставлю себе задачу – уйти от людей, защитить себя и своё жизненное пространство от них. Восприятие того, что люди постоянно изрыгают из себя какое-то безумие, постоянно его генерируют. Восприятие того, что если впустить в своё жизненное пространство людей, они всё там обосрут, обрыгают, и присосутся к энергии. Восприятие того, что от людей необходимо избавляться. Я не воспринимаю людей всерьёз. Постоянно хочется смеяться над тем, что происходит в человеческом обществе. Что люди – такие ненормальные и сумасшедшие. Даю оценку людям. Я оцениваю людей и уничижаю их своей оценкой. Стремление, желание построить жизненное пространство с приятными мне людьми.

3. Уход в воображение под благими намерениями, типа, я на самом деле строю реальность. Я прорабатываю людей в ожидании того, что в реальности у меня появятся приятные мне люди, с которыми мне будет интересно. Восприятие того, что я выхожу в реальность. Играю в эту игру – продвижение на уровень выше, продвижение в реальность.

4. Восприятие того, что я завис в уме, в воображении, и отыгрываю это. Восприятие того, что человек в принципе не может по своей природе быть полноценным. Желание выйти за пределы человеческой природы. Связываю это с проработками. Разочарованность в себе и разочарованность в том, к чему я пришёл спустя 12 лет проработок. Отказ работать. Желание, чтобы всё это остановилось и закончилось, так как по моим убеждениям и представлениям всё идёт очень, слишком медленно, и меня не устраивает темп продвижения. Всё это – не соответствует моим ожиданиям того, как всё должно было быть спустя 12 лет проработок. Выражение этого разочарования в виде тяжёлого текущего состояния, в котором я пришёл на сессию. Выражение скрываемого разочарования как текущее состояние.

5. Выражение того, что я всё понял, стремление остановить процессы ума, чтобы «реальность» меня подхватила и вынесла на другие слои. Расщепляю сознание, чтобы играть в свои умственные игрульки, в которых я ничерта не беру на себя ответственность, и сваливаю причины своего текущего состояния на нечто вне меня и вне моего состояния.

6. Я занимаю позиция Я – ЕДИНСТВЕННОГО Я. То есть кроме меня нет ничего и никого. Что есть только Я. Нет реальности, нет других людей, нет ничего кроме Я и мои умственных представлений о себе и о всём вокруг, что и составляет реальность. Убеждённость в том, что необходимо работать с собой, работать Я, а НЕ с реальностью. Это следствие того, что я убеждаю себя, что реальности нет, а есть только идеи о реальности. И поэтому работаю с Я, и с собой, и как следствие реальность – это то, что вне меня. Ношусь с убеждением: ВЫЙТИ за пределы. Создаю этот процесс как бегство. Воображаю своё жизненное пространство как пределы, за которые необходимо выйти. Тем самым сужаю своё жизненное пространство до размером обтягивающего обруча.

7. Восприятие реальности как чего-то вне моего текущего состояния, и я пытаюсь изменить своё текущее состояние, перестроить его, чтобы взаимодействовать с окружающей реальностью. Восприятие себя как причина всего. И поэтому углубляюсь в это: ищу причины этого всего, прорабатываю это всё. И работаю не с самим убеждением, а его порождениями, со следствием. Я – причина всего. Скучание по сознанию, по свету, по «Богу». Скучание по чему-то «высшему» (по текущему состоянию на уровни и уровни выше). Убеждённость в том, что НИКТО, кроме меня, мне не поможет. И отсюда я отсекаю реальность и других людей, чтобы оставить только себя, который сам себе «поможет». Я извращаю простые убеждения, и не понимаю почему я так поступаю. Я выполняю деструктивную программу, и отчаянно её защищаю. Программа проработок. Программа защиты и поддержания самого себя. Цель – защитить себя и своё жизненное пространство, и направляю проработки именно на это.

8. Я задаюсь вопросом: а что дальше? Я создаю текущее состояние, в котором я постоянно задрачиваюсь на тему своего будущего. Меня волнует будущее, то, каким оно будет, каким я буду и ухожу в эти воображаемые переживания и воображаемое пространство.
Конфликт:
Первое – убеждаю себя, что всё хорошо, что миру надо доверять, и всё будет окей.
Второе – убеждаю себя, что всё это бред сивой кобылы, всё это «доверие миру» - всё это глюки, и необходимо работать и бешено прорабатываться, так как всё будет ПЛОХО.
Я отказываюсь воспринимать убеждения о будущем как своё текущее состояние. Я воспринимаю будущее как то, что объективно есть и будет.
Убеждение себя в том, что я создаю будущее в моменте здесь и сейчас. Это влияет на мои проработки, в которых я себя напрягаю, я заставляю себя работать и прорабатываться, чтобы изменить своё будущее. И в моих убеждениях будущее изначально очень плохое, если я его не проработаю.
Страх будущего, которое я себе воображаю.

9. Я всё время пытаюсь НАРЫТЬ материал, ПРОЧУВСТВОВАТЬ его. Материалом я называю НЕЧТО, за что цепляется ум и цепляется сознание. И делаю это в автоматическом режиме. Отказ от осознанной работы. Не проясняю сознанием, не направляю сознание.
МЕНЯ ЗАЕБАЛ УМ. Полный отказ работать с умом и в уме. Блевать тянет от ума и всего, что связано с умом и воображением.
Остались старые привычки. Убеждённость в том, что необходимо РАССЛАБИТЬСЯ. Стремление расслабиться. Расслабленность как конечная цель проработок. Чтобы всё происходило само собой. Не использовать ум. И чтобы сознание работало в автоматическом режиме. Отказ работать, который исходил из деструктивного состояния «оставьте меня в покое». И стремление работать выливается в то, что я хочу выровнять всё таким образом, чтобы сознание работало само с собой без моего участия. Нахожусь в вымученном состоянии. Отказываюсь участвовать в проработках по системе ТЕОС.

10. Восприятие того, что мой ум и моё текущее состояние НЕ ВЫДЕРЖИВАЮТ нагрузку, образуемую в результате проработок. Убеждённость в том, что хорошие проработки обязательно влекут за собой маятник и тяжёлое текущее состояние. Стремление себя ограничивать в нагрузке, и тем самым создаю предельное количество «материала», который я прорабатываю. Поддерживаю концепции и убеждения, и создаю иллюзорные конструкты с этой целью. Убеждённость в том, что самостоятельно я всё лучше и качественней сделаю, если я сяду и насильно буду заставлять себя работать. Как следствие – стремление работать одному, и быть одному в жизни. Что только я сам как Мюнхгаузен вытащу из болота. Убеждённость от суслика, что я, и только я способен проработать своё жизненное пространство, и что Виктор – просто мне в помощь и просто мне в направление. Не придание особой значимости сессиям с Виктором, и направленность на самостоятельную работу, чтобы себя вытянуть из болота. Проецирую всё это на реальность и реальные отношения с миром, где люди другие – не в помощь, а в обузу. Я своим отношением огорчаю и расстраиваю людей, и как следствие – играю роли в отношениях с другими людьми, и отказываюсь находиться с ними в реальных отношениях, чтобы не причинять им неудобства. Отказ от чувств создаёт невнимательность по отношению к другим людям, которые хотят моего внимания. Всё, что не охватывается умом – отношу к сфере глюков, и отталкиваю это, отрицаю это.

11. Атрофирована способность чувствовать, и всё пытаюсь облечь в слова, чтобы всё выражалось на уровне СЛОВ. Восприятие чувств как обычной химии, выделяемой организмом, чтобы природа поддерживала своё существование. Отказ выражать любовь и чувства к чему- или кому- бы то ни было. Восприятие своего текущего состояния как состояния, в котором я стучусь в реальность посредством атрофированных чувств и способности взаимодействовать с реальностью на языке чувств. Убеждённость в том, что с объективной, настоящей реальностью возможно взаимодействовать только на языке чувств, что у меня «атрофировано».

12. Восприятие того, что я когда-то закрылся от реальности, прекратил взаимодействие с реальностью на уровне чувств, и поэтому лёгкое ощущение грусти по этому поводу. Что я якобы когда-то находился в тёплом взаимодействии с реальностью, а затем закрылся и ушёл в проработки. Отказ воспринимать реальность как нечто ЖИВОЕ. Реальность – как конструкт, который я ПРОРАБАТЫВАЮ. Реальность как материал, который необходимо и надо прорабатывать. Восприятие реальности как чего-то ЖИВОГО, что в своё время причинило мне боль, и как ответ – создание восприятия реальности как чего-то мёртвого, цементированного, что я по кусочкам прорабатываю, и тем самым в ответ причиняю боль.

13. Я осознанно корчу из себя дурачка, веду себя соответствующе, чтобы играть с реальностью в деструктивную игру, и продолжать поддерживать свои текущие взаимоотношения с миром вокруг. Я создал состояние, в котором я укрепился. Я развил это состояние до момента, в котором я нахожусь, до своего текущего состояния, в котором я пребываю. Я осознано себя обманываю, и дообманывался настолько, что я принял это своё текущее состояние как реальное и реальность в своём воображении я принял как объективную реальность. Отказ быть в здоровых и гармоничных отношениях с реальностью. Опостылевшая, высохшая до самых корней обида, которую я уже не чувствую, но которая корнями создаёт моё текущее состояние.

14. Убеждённость в том, что реальность и другие люди меня ограничивают. И в ответ я запутываю всё это: и себя, и реальность, и вожу хоровод в этом всём. Цель: обрести свободу от ограничивающей меня реальности, чтобы быть тем, кем я хочу, и делать то, что я хочу. Изначальная идея – я не тот, кем я хочу быть, и делаю не то, что я хочу делать. Ищу виноватых, делаю виноватыми реальность и других людей. Противность как черта характера. Противность как ярко выраженная черта текущего состояния. Я – противный. Желание бросить вызов реальности, типа, у меня есть огромное количество пороха в пороховницах, и я тоже могу чёрт знает что.

15. Позиция противостояния реальности, нахождение в изощрённом противоборстве с моими представлениями о реальности. Уход от реальности как она есть, и отказ находиться в воображении, как следствие – пребывание в подвешенном состоянии. Отказ вступать в любовные отношения с реальностью. Отказ быть другим, чем я есть здесь и сейчас, в своём текущем состоянии. Создаю противоборство с позицией изменений в жизненном пространстве. Прячусь, потому что убеждён в том, что если меня поймают, я окажусь в позиции ребёнка: беззащитного, не знающего реальности. Стремление сбежать, чтобы себя защитить. Защититься в том числе от чувств. Чувства – как проявление боли. Пребывание в уме, закрытость от чувств как ЗАЩИТА. Убеждённость в том, что в позиции чувств находятся только дети и женщины, но не взрослые мужчины. Следовательно, отказ чувствовать, чтобы не быть ребёнком.

16. Требования к реальности, попытки договориться с реальностью. В контексте следующего: верните моё 100%-ое зрение, и тогда я вступлю во взаимодействие. «Духовный шантаж». Восприятие реальности как женщины. Что мужчина – Бог, женщина – Богиня, и вместе они создают реальность. Что взаимодействие мужчины и женщины – святой дух. Что таким образом Бог с Богиней в своём взаимодействии создают реальность. И тут же от этих убеждений я сбегаю, отрицаю это, и пытаюсь проработать. Отказ быть в осознанных духовных отношениях с женским полом с целью сотворения совместной реальности.

17. Убеждённость в том, что я деградировал настолько, что только выстрел в голову меня спасёт. Проработки – бессмысленны и бесполезны в моём случае, когда уже деградировал в ушёл глубоко и далеко. Убеждённость в том, что тот факт, что я взаимодействую с миром через физическое тело человека говорит о том, что я окончательно и бесповоротно деградировал как Существо. Убеждённость в том, что Существо в самом высоком своём проявлении не является одним человеческим телом, а является всем и вся. И так как я воспринимаю себя как тело одного человека – я окончательно и бесповоротно деградировал, в связи с чем отказываюсь прорабатываться.

0

6

Часть 6. Стремление переместить проработки в ум, заменить прояснение умствованием и отказ смотреть свое жизненное пространство.

1. Я много отвлекаюсь. Я ухожу от работы. Я думаю над тем, над чем работать. Я пытаюсь работать. Я не знаю с чем работать. Я отказываюсь знать с чем работать. У меня нет тем для работы. Я всё это выписываю. Я бравирую постоянными прилипшими фразами: что я корчу из себя дурачка и так далее. Мне надоело это выписывать. Я начинаю злиться. Я как ребёнок инфантильный. Я злюсь на себя, что у меня нет тем для работы, я не работаю, и я играю роль инфантильного мальчика. Я сам себе вешаю ярлыки. Я себя обвиняю.

2. Я отказываюсь смотреть. Я отказываюсь видеть. Я убеждён в том, что я не вижу. «Я не вижу» как моё текущее состояние: и психологическое, и физическое. Я отказываюсь смотреть и видеть, так как уверяю себя в том, что это моё текущее естественное состояние. Я себе это глючу и придумываю на уровне убеждения в этом. Я отказываюсь видеть и рассматривать, прояснять темы, которые мне якобы недоступны в моменте, в котором я нахожусь. Если что-то не волнует, то я это целенаправленно не рассматриваю. Я не беру на себя ответственность за прояснение текущего состояния, которое у меня ярко не выражено. Направленность в смерть: физическую и смерть личности. Я рассматриваю это как естественный процесс – движение и направление к смерти. Я рассматриваю своё текущее жизненное пространство как естественный порядок вещей, который «просто происходит». Я нахожусь в ожидании «большего». Я в этом состоянии получаю меньшее, в том числе в плане проработок, и текущее состояние – ожидание большего.

3. Я прорабатываюсь так, как я умею. Я не использую сознание в своих проработках. Я сижу в том, что я представляю как проработки. Я ВЫПОЛНЯЮ проработки в моих представлениях о них. Я нахожусь в состоянии отключки и бессознательности того, что я делаю и чем я занимаюсь. Я не знаю, я отказываюсь знать, что мне делать и как мне прорабатываться, жить и так далее. Я заставляю себя прорабатываться, так как я боюсь, что я перестану это делать. Я боюсь оказаться в положении и позиции того, кто прекратит проработки и будет просто «жить». Я расщепляю сознание на выполняющего деструктивную программу по проработке и того, кто себя гонит. Я не включаю сознание. Я выполняю то, что я выполняю. Я имею идею о том, что я выполняю проработки. Я отказываюсь не выполнять проработки. Мои проработки поставлены на автоматический процесс. Я постоянно отвлекаюсь. Состояние лёгкой бредовости. Выраженная бессознательность. Я выполняю деструктивный процесс. Невидение того, что есть.

4. Я отказываюсь видеть и рассматривать то, что есть. Я работаю из этого состояния. Я не знаю, отказываюсь знать, как это состояние прояснить и рассоздать. Это состояние – моя текущая позиция, которую я занимаю. Я из этого состояния придумываю наглюченные проработки. Я выполняю деструктивный процесс проработок в моих представлениях о них. Я не вижу никакой актуальности в том, что я выписываю. Я включаю бредогенератор, который порет эту хрень. Я вижу проработки в этом – в выписывании своего «материала». Я бросаюсь тупыми фразами. Я не верю, я отказываюсь верить в результат проработок. Я превращаю проработки в бессмысленное гоняние бреда в уме. Я рассматриваю проработки как гоняние тараканов. Я рассматриваю проработки как некий отдельный процесс от моего текущего состояния, от сознания. Я выписываю бред из своего текущего состояния. Я из своего состояния отключки и бессознательности выполняю процесс бредогона. Я бредогоню. Я отказываюсь быть и находиться в сознании. Я нахожусь в полном бреду. Я бредю. Я защищаюсь от пространства и от сознания.

5. Я отказываюсь знать, с чем мне работать. Я занимаю позицию бессознанки и отключки. Я воспринимаю это своё состояние, жизненное пространство как ОЧЕНЬ тяжёлое в плане воображалова. Я имею идею о том, что я очень долгое время подпитывал это пространство энергетически. Я держусь и цепляюсь за своё пространство проработок. Я имею некую идею о том, что оно вообще есть. Я нахожусь в состоянии бессознательного автоматизма. Я не воспринимаю самого себя в этом пространстве проработок. Я в своём воображении являюсь жертвой и материалом для проработок. Проработки в моём представлении выражаются в проработке самого себя. Я отказываюсь работать в этом своём текущем состоянии. Я беспокоюсь о себе. Я напустил вокруг себя туман. Я скрываю себя. Я имею представления о себе. Я тычу пальцем в небо. У меня присутствует восприятие этого своего текущего состояния как болезни. Я

6. воспринимаю проработки как болезнь. Я позиционирую себя как больного человека, больного проработками. Я воспринимаю своё занятие проработками как безнадёжное к тому, чтобы отсюда выйти: прояснить и рассоздать. По сути своей пространства проработок нет, это чисто наглюченный в моём случае аспект. Я нахожусь в отключке, что позволяет этому пространству БЫТЬ. Я отказываюсь БЫТЬ. Я не воспринимаю себя как создателя своего жизненного пространства. Я заставляю себя РАБОТАТЬ. Я пытаюсь себя включить. Я отказываюсь занимать позицию Я. Я отказываюсь рассматривать своё текущее состояние. Я нахожусь в мёртвом состоянии. Я придаю некую значимость своему текущему состоянию. Я выражаю своё текущее состояние.

7. Я испытываю некий страх и некое беспокойство. Я боюсь за самого себя, к чему приведёт это моё текущее состояние. Я рассматриваю это своё текущее состояние как некий процесс, в котором я нахожусь, и в котором я деградирую. Я выполняю процесс по уничтожению себя. Я выполняю деструктивные цели. Я отказываюсь понимать и осознавать, что я делаю. Я всё воспринимаю как ГЛЮК, и поэтому я отключаюсь от прояснения и рассоздания. Я отказываюсь быть в сознании и нахожусь в умственных представлениях о том, что я вижу и глючу. Меня не волнует то, что я думаю, что я чувствую.

8. На все свои проявления я ставлю БЛОК и руководствуюсь позицией ума. Я полагаю, что я ЛУЧШЕ знаю. Я не верю в себя. Я перемалываю себя через мясорубку. Я пропускаю себя через воображалово: свои представления о жизни, о самом себе, о процессе, через который я прохожу. Проработки – это выражение этого процесса. Я отказываюсь видеть и смотреть реально на то, что есть. Я создаю и поддерживаю проработки как бегство от того, что есть. Я взаимодействую с тем, что есть, по минимуму. Я уничтожаю себя. Я воспринимаю это состояние как тяжёлое. Я воспринимаю некую безнадёжность того, чтобы выйти, прояснить и рассоздать это своё состояние. Я воспринимаю это жизненное пространство как реальное. Я выполняю это потому, что я считаю, что я должен это делать, что я ДОЛЖЕН прорабатываться и работать в этом направлении. Я считаю и воспринимаю эти вещи как объективные. Я не знаю, отказываюсь знать, что мне делать по жизни и в плане проработок. Поэтому я выполняю то, что я выполняю.

9. Я не верю в себя. Я рассматриваю себя с позиции умственных представлений о самом себе. Я использую ум как оператора памяти о самом себе, и глючусь в умствованиях о самом себе. Я выражаю это своё текущее состояние в виде проработок. Я отказываюсь быть и находиться в том, что я делаю, в том, в чём я пребываю. Я не верю в себя на более высоком уровне. Я воспринимаю некую безнадёжность происходящего. Я не верю в то, что можно выйти из этого текущего состояния. Я воспринимаю себя как унылого. Я исхожу из представлений о некой ограниченности человеческого восприятия, которым я обладаю. Идея о некой предопределённости и ограниченности человеческого бытия и сознания. Я отказываюсь что-либо предпринимать, делать и прояснять, так как имею определённые представления и умовосприятие о том, что есть.

10. Я испытываю растерянность. Я не знаю, отказываюсь знать, как и с чем мне работать. Я чувствую себя потерянным и совершенно не понимаю, не знаю от чего мне отталкиваться, с чем мне работать. Состояние растерянности и потерянности. Я из этого своего текущего состояния пытаюсь понять, как мне прояснять и рассоздавать, и это у меня не получается. Я себя воспринимаю в этом состоянии как неспособного к грамотному прояснению и рассозданию: я теряюсь в том, что мне делать. Я считаю, что я сегодня очень плохо работаю, что у меня не получается ничего прояснить и рассоздать, и я тупо сижу в этой позиции как жертва. Я отказываюсь работать. Я отказ от работы воспринимаю как незнание как правильно прояснять и рассоздавать вне выработанной мной системы проработок. Я вообще, совершенно не включаю никакое сознание. Я отказываюсь даже руководствоваться этим термином.

11. Я пытаюсь умом понять, осознать, впихнуть происходящее в ПРИВЫЧНОЕ мне. И ум (я) испытываю растерянность, которую я выражаю сейчас. Я нахожусь в бреду привычного, привычных мне проработок. Я не занимаюсь прояснением и рассозданием. Я занимаюсь ПРИВЫЧНЫМИ мне проработками. Проясняет и рассоздаёт СОЗНАНИЕ, позицию чего я не занимаю. Я занимаю позицию привычного мне Я, привычного мне УМА. Отсюда и моя отключка и бессознательность. Вместо того, чтобы быть в сознании, я цепляюсь за умственные свои игрульки и пытаюсь впендюрить их в происходящее, в то, что есть, в своё жизненное пространство.

12. Я нахожусь в бессознательном состоянии. Я выражаю себя как Я в этом состоянии. Я позиционирую себя с позиции: если будет не по-моему, то будет никак. Я имею эту идею как некую позицию, которую я занимаю, сохраняю и поддерживаю. Я отказываюсь прояснять и рассоздавать эту идею, так как я воспринимаю её как Я. Я занимаю позицию упорного мальчика. Я нахожусь в позиции рассмотрения. Я блуждаю вниманием. Я не нахожусь в том, что я делаю. Я выполняю деструктивные процессы, которые я считаю реальными. Я всё время пытаюсь отключиться, не работать, не прояснять, не рассоздавать. Я отказываюсь быть и находиться в сознании сознательно.

13. Я занимаю позицию ума, которую я рассоздаю. Я пытаюсь всё понять и спрогнозировать. Я пытаюсь всё контролировать и всё засунуть в свои знания и понимания о происходящем. Я занимаю позицию некоего бунтаря. Если что-то происходит, я сразу встаю в позицию противления. Поэтому у меня происходит «конфликт» с сознанием, в котором я становлюсь в некое противление, выражающее себя в отключке и в бессознанке. Я не знаю, отказываюсь знать с чем мне работать. Я всё воспринимаю с позиции автоматизма: что работа и проработки происходят на полном автомате, автоматически. И я подстраиваюсь под этот процесс, вырубаю в своём жизненном пространстве сознание и сознательность. Я не знаю, я отказываюсь знать как прояснять и рассоздавать сознательно, в сознании. Я пытаюсь это понять. Я отказываюсь быть в сознании, хотя воспринимаю то, что я в нём нахожусь.

14. Понимание: я сейчас работаю со своим текущим состоянием, со своей позицией, чтобы заняв позицию сознательности, будучи в сознании работать РЕАЛЬНО, прояснять и рассоздавать РЕАЛЬНО деструктивные программы. Я воспринимаю себя как отделённого от всех, вся и всего человека, в том числе отделённого от сознания. Я рассматриваю некое Я, не являющееся мной (в моих умопредставлениях). Я отказываюсь знать и верить в то, что мне откроются «новые горизонты», находясь в позиции сознания. Я воспринимаю сознание как умственные бредни. Типа, нет никакого сознания, всё это игры ума. Я упираюсь пятками в пол, и не позволяю тому, что я не понимаю, не контролирую – себя увести. Я не вижу для себя РАБОТЫ. Я не вижу, отказываюсь видеть, смотреть в направлении того, С ЧЕМ мне РАБОТАТЬ. Я не нахожу для себя работы.

15. Я не вижу, отказываюсь видеть себя в позиции работающего в сознании. Я всё пытаюсь унизить и принизить: впендюрить ЧСВ, включить восприятие себя как глюконавта. Позиция: «Куда ты лезешь? Работай с тем, что ЕСТЬ». Я занимаю позицию того, с кем что-то «не так», и который обязан себя прорабатывать. Позиция изначально неправильного, которого путём ПРОРАБОТОК необходимо сначала сделать правильным, чтобы работать правильно. Я занимаюсь мозгодрочем и философствованием.

16. Я не рассматриваю прояснение и рассоздание как работу, имеющую реальный результат, выраженный в реальной жизни. Я легкомысленно, не придавая никакого значения отношусь к выполняемой мной работе – как к чему-то обыденному, неважному и в какой-то мере даже скучному. У меня изначально выраженное и выработанное отношение к выполняемой мной работе как к чему-то неважному, скучному, не имеющему долгосрочного результата в жизни.

17. Меня не волную я сам. И я нахожусь в позиции бревна. Я позиционирую себя как бревно, как скоропортящийся продукт, и занимаю соответствующую позицию. Я не вижу себя в будущем и не вижу своего будущего, я отказываюсь смотреть в этом направлении. Я проецирую свои глюки и умопредставления о своём будущем, и эти глюки создают соответствующее жизненное пространство и пространство проработок. Я отказываюсь работать из позиции, которую я сейчас занимаю. Я имею умопредставления и глюки о самом себе, и из этого «кокона» я работаю, и работаю я из деструктивного пространства, выполняющего само себя.

18. Я воспринимаю пространство проработок как своё жизненное пространство. Я превратил своё жизненное пространство в пространство проработок, в котором я выполняю деструктивный процесс по уничтожению своей реальности.

+1

7

Часть 7. Направляю свое внимание в ум и вместо прояснения своего состояния играюсь в уме рассуждениями и мозгодрочем . Состояние тотального протеста против всего и вся – в том числе и против проработок.

1. Мне хорошо. Я прикрываюсь состоянием «мне всё нормально» с целью не работать с тем, что есть, так как я убеждён и верю в то, что с текущим моим состоянием НИЧЕГО невозможно сделать, так как эта моя природа. Я притворяюсь, что всё ОКЕЙ, всё хорошо, так как не хочу ныть. И воспринимаю то, что невозможно «проработать» текущее состояние – человеческого бытия.

2. Я грущу, но это не показываю, так как верю в то, что с этим невозможно работать. Я не вижу ни одного пути, чтобы прояснить и рассоздать своё текущее состояние – бытие человеком. Я не говорю об этом всём, не проясняю и не рассоздаю, так как упираюсь в своё видение того, что значит быть человеком на этой земле. Я упёрся в стену своих представлений о том, что такое проживать человеческую жизнь. Я занимаю позицию человека в моих представлениях об этом – ум человека, тело человека и так далее. Я не знаю, отказываюсь знать КАК с этим работать – с этим состоянием. Я воспринимаю себя как человека. Я отказываюсь выходить из этого состояния.

3. Я притворяюсь, что мне хорошо, что всё хорошо, и играю в выверенные игры. Я отказываюсь прояснять и рассоздавать своё состояние, так как я считаю его «истинным». Я всё рассматриваю и проясняю из этого своего состояния и занимая эту позицию. Я воспринимаю некую безысходность того, что есть, моего текущего состояния. Жёсткая направленность в старение, увядание, конечную физическую смерть. Моё преобладающее умонастроение – расстроенность и безнадёжность бытия меня как человека. Отсутствие каких-либо целей, желаний, намерения и так далее. Я борюсь с отсутствием заинтересованности в чём-либо и в жизни вообще. Я всё вижу и рассматриваю через фильтр этой расстроенности и отсутствия заинтересованности.

4. Я не вижу, отказываюсь видеть себя в этой жизни и себя в сознании. Невидение интересных для меня дел и занятий. Я отказываюсь это видеть. Я проявляю незаинтересованность в каких-либо делах и занятиях, в том числе и в проработках. Я не вижу, отказываюсь видеть в жизни то, что мне было бы интересным. Я занимаю позицию «Я – отделённого от всех, вся и всего, в том числе и от сознания». Я выражаю и проявляю себя как индивидуальность. Я отказываюсь работать, прояснять и рассоздавать своё текущее состояние, так как я «не получаю» того, что мне «хочется». Я не вижу того, чего мне хочется. Я расстраиваюсь с того, что по моему мнению у меня НЕТ нормальной работы. Мне кажется, что я прорабатываю и работаю с какой-то ФИГНЁЙ мне неинтересной и ни на что не влияющей. Я себя вынуждаю работать «по-мелкому». Идея о том, что я неспособен, мне ещё «рано» работать с более глубокими деструктивными программами.

5. Я отказываюсь видеть и рассматривать своё текущее состояние. Я рассматриваю это своё состояние из позиции отделённости от него. Я пытаюсь взять это своё состояние нахрапом. Я сам себе дурю мозг. Я нахожусь в бессознательном состоянии, постоянно спешу и тороплюсь. Я тороплю события. Я ЗАСТАВЛЯЮ себя работать, чтобы «успеть», «УСПЕВАТЬ». Я себя вынуждаю делать то, что я делаю. Я в этом крепко сижу. Я воспринимаю то, что я ДОЛЖЕН это делать, ДОЛЖЕН находиться в этом состоянии, так как иначе последует «наказание». Я нахожусь в проявлении бреда. Я тотально сбрасываю с себя ответственность. Я позволяю быть своему текущему состоянию, из которого и образуется всё остальное. Я скрепил себя на одном месте.

6. Я отказываюсь брать на себя ответственность за своё текущее состояние и за то, что я создаю в своём жизненном пространстве. Я рассматриваю своё состояние из позиции фиксирования и соглашательства с тем, что так оно всё и есть. Я соглашаюсь с выполнением того, что я делаю. Я отказываюсь выходить из занимаемой мной позиции. Я расстраиваюсь с того, что у меня ничего не получается.

7. Я отказываюсь от процесса проработок. Я нахожусь в позиции того, кто не знает о чём говорить, что выписывать, с чем работать. Я воспринимаю некую пустоту, и отказываюсь эту пустоту крутить. Я по большей части просто воображаю всякую ерунду, лишь бы хоть с чем-то работать, притворяться, что я проясняю и рассоздаю что-то там (наглюченное, как правило). Я себя вынуждаю хоть что-то делать. Я нахожусь в позиции полного незнания, что мне делать и чем мне заниматься. Я не нахожу для себя удовлетворяющих и устраивающих меня занятий. Я не нахожу для себя реального места в реальности.

8. Я воспринимаю себя в проработках как пациента. И отказываюсь работать, так как меня бесит моё же отношение к себе и к самим проработкам. Я насилую себя проработками. Я их заставляю выполнять. Я не вижу и не рассматриваю себя уровнем выше. Я постоянно рассматриваю и вижу себя из позиции того, с кем надо работать и кого надо прорабатывать. Я выражаю некий протест против происходящего и того, что я делаю. Я сам не понимаю, что я делаю. Я отказываюсь ИЗНАЧАЛЬНО себя видеть в более высокой позиции. Я нахожусь в позиции убеждённости, что меня необходимо сначала попинать, объяснить что-то самому себе, что я якобы не понимаю. Я пытаюсь себя сделать удобным, и всё «это» я делаю в атмосфере напряжения и подавления.

9. Я устраиваю танцы с бубнами. Я нахожусь в позиции того, кто ПЫТАЕТСЯ ПОЗВОЛИТЬ сознанию БЫТЬ. Я не нахожусь в сознании, не работаю из этой позиции, а ВЫТЯГИВАЮ себя из воображаемых конструктов (умственных игр). Я отказываюсь прояснять сферу сознания, так как присутствует идея о том, что прояснять и рассоздавать можно, нужно и необходимо ум и деструктивные игры.
Я насилую сам себя. Я вижу и рассматриваю себя как ум и как набор деструктивных программ, в позицию кого и чего я вхожу, и из позиции кого и чего я проясняю и рассоздаю.
Я нахожусь в позиции «не трогайте меня – и я не буду трогать вас».
Я пытаюсь до себя достучаться.
Я не рад себе, я не рад своему состоянию.
Я отказываюсь работать, так как рассматриваю других людей как обезумевших обезьян.
Я засыпаю в позиции «Я есть человек».

10. Я позволяю деструктивным программам быть. Я соглашаюсь и согласен с тем, что есть деструктивные программы, меня это устраивает, и я сбрасываю с себя ответственность за их существование. Я отказываюсь с этим работать. И поэтому я отказываюсь смотреть в этом направлении, и воспринимаю некую пустоту и пустое пространство.
Конфликт: я с одной стороны ЗАСТАВЛЯЮ себя с этим работать, а с другой стороны – я ОТКАЗЫВАЮСЬ с этим работать, так как я это создаю. Я не принимаю никакого решения. Я декларирую то, что мне не с чем работать.
Я пытаюсь вступить в гармоничные отношения с другими людьми, находиться в благоприятном взаимодействии с ними. Я пытаюсь прижиться в том, что представляет собой моё жизненное пространство, моя жизнь.
Я постоянно нахожусь в размышлениях с самим собой.
Я занимаю позицию спящего существа.

11. Я отказываюсь участвовать в том, что я воспринимаю как навязываемое мне. Я делаю вид и притворяюсь, что я на крючке и я соглашаюсь, погружён, но по факту я отстранён и пытаюсь сбежать, чтобы не находиться в этом. Моя реакция на слова и действия других – сбежать, но сделать вид, что я «в теме». Происходит отключка, и на автомате проигрываю и отыгрываю то, что от меня хотят, ждут, желают. А сам ухожу в отключку полную. Расстройство от непонимания себя. Я стремлюсь, мне хочется занимать близкую к себе позицию. Я направляю своё внимание и намерение на вытеснение из своего жизненного пространства других людей с целью находиться в уединении с самим собой. Я плаваю в этом умонастроении. Я рассматриваю и вижу проработки как омут, который я очищаю вместе с другими людьми. Я занимаю абсолютно нерабочее состояние.Я расстраиваю других людей своим пренебрежением. Я нахожусь в лёгком бреду. Я отключаюсь, потому что я не вижу никаких перспектив в своей дальнейшей жизни.

12. Я воспринимаю фразу «видеть» как относящуюся к объектам физического мира и физической реальности. В остальном я употребляю «не вижу». То есть я не вижу то, что нельзя увидеть глазами. Я никуда не смотрю, потому что это нельзя увидеть (в плане проработок). Я задумываюсь над тем, что есть. Я рассматриваю проработки как бессмысленный набор текста на компьютере. Мне тяжело прорабатываться. Мне тяжело прояснять своё текущее состояние и свою текущую позицию. Я занимаю позицию отключки. Я отказываюсь видеть и рассматривать своё жизненное пространство. Я вновь возвращаюсь к своей текущей позиции. Меня ничего не удивляет. Я рассматриваю себя как жертву текущей реальности. Я рассматриваю и вижу процесс жизни как некую безнадёжность, в которой я вынужден находиться. Я отказываюсь видеть темы для работы. Я отказываюсь использовать сознание как инструмент. Я рассматриваю и вижу всё как некий «процесс», который просто происходит и в котором я просто нахожусь. Восприятие всего и фильтр «безнадёжности». Я отказываюсь участвовать в происходящем: и сознанием, и умом, и действиями. Я воспринимаю жизнь как болото, в котором я увяз. Я воспринимаю позицию ума как единственно верную и возможную. Состояние: по-другому быть не может.

13. Я испытываю боль от того, что я – такой, какой я есть: не имею социальных интересов к созданию семьи, к путешествиям, к приятному времяпровождению с позиции общества, и пытаюсь путём проработок привести себя в порядок или выйти в состояние понимания себя. Я отказываюсь помогать другим людям. Я воспринимаю людей из парадигмы того, что они получают то, что заслуживают, и нельзя вмешиваться в этот процесс. Я испытываю холодное безразличие к людям и к самому себе.

14. Я пытаюсь собой манипулировать. Я всё время пытаюсь что-то с собой сделать и путём давления и психического насилия над собой к чему-либо прийти. Я постоянно себе говорю, держу фоном состояние: «Чувак, всё безнадёжно, всё неважно», что очень сильно саботирует проработки. Я наглючиваю себе то, что должна быть какая-то цель.

15. Я испытываю страх и боль нахождения в физическом теле в дальнейшем – когда оно постареет и состарится. Страх и боль нахождения в этом теле. Стремление сбежать, вырваться из своего текущего состояния и жизненного пространства (соскочить). Я не рассматриваю всё как деструктивные программы, а рассматриваю всё как «жизненный факт».

+2

8

Часть 8. Заклиниваю свое внимание в уме, зацикливаюсь на процессах блокировки восприятия, всю активность направляю только на блокировку сознания и осознавания - что я делаю, чем занимаюсь и какие процессы выполняю.

1. Состояние: Полная потерянность, ничего не хочу знать, постоянно в ступоре, полный провал, чувствую себя как в металлической оболочке, пустотелым, не знаю за что ухватиться, ощущение страха что-то сделать, ровным слоем размазанный, даже сравнить не с чем, любое какое-то обращение к себе и сразу пшик и растворился в воздухе. Я растворился в смысле, просто распался и все, не пойму, что с собой делать, все время загружен, о чем-то думаю, не хочу себя вытягивать из этого состояния, сопротивляюсь, постоянно желание погрузиться еще глубже.

2. Состояние: Анабиоз, спячка. Я не могу подобрать слова чтобы это описать, ощущение что я стекаю в сток, в воронку. Я запутываю себя. Я непонятно что для себя делаю. Я отказываюсь понимать, что я делаю. Я сопротивляюсь ответственности. Я не хочу что-либо делать. Я отказываюсь смотреть. Я отказываюсь управлять собой. Я протестую против рассоздания этого состояния. Я создаю себе барьеры, блокирую работу. Я делаю вхолостую все, лишь бы отмазаться или отписаться. Я ворочаю себя в уме, как проворачиваюсь на месте. Я отказываюсь включаться в работу. Я загоняю себя в транс, в сон, выключаю себя. Я создаю себе боль и потом болезненно реагирую на все что я делаю. Я отказываюсь приводить себя в порядок, включаться в работу. Я отказываюсь мочь это сделать. Отказываюсь от ресурсов. Отказываюсь находиться в сознании, борюсь с собой постоянно. Я заставляю себя делать так как умом выбрал, подгоняю себя под умственные процессы.

3. Я мешаю себе двигаться, делать, работать. Я сплю на ходу. Я создаю и поддерживаю настолько убитое состояние в себе что сам отказываюсь что-то мочь на его фоне, что это состояние сильнее меня. Я вырубаю себя, вместо того чтобы прояснять я занимаюсь борьбой с отключкой, пытаюсь включиться. Я вот вижу, что себя блокирую, но вот зачем почему типа не могу узнать. Я блокирую свои способности. Я устаю от этой борьбы и отказываюсь ощущать себя там, где я блокирую что-либо, состояние постоянно начинаю с чистого листа, каждое мгновение все заново, прерываю себя. Отключаю сознание на время работы. Я напрягаюсь, но все равно ничего не получается. Я отказываюсь вмешиваться в происходящие процессы. Отказываюсь что-то с ними делать, как-либо ими управлять. Я залипаю, полностью останавливаюсь.

4. «А зачем мне собственно все это рассоздавать? да пофигу, мне ничего этого не надо, ощущение что я прячусь от кого-то, от наблюдателей, от внешнего давления, мне надо чтобы вокруг не было никого и ничего, чтобы я чето начал делать и взял на себя ответственность, проявляюсь только в крайних случаях, только когда припрет, ничего не делаю просто так, на все нужна крайняя нужда и необходимость. Я загнал себя под воду, в инкубатор, со стороны наблюдаю. Я наблюдаю за процессом, вмешиваюсь точечно».

5. Я хочу от всего отказаться, чтобы больше ничего не было, подвожу себя под этот отказ, раз и все и больше никаких способностей, ресурсов и сознания. Я методично выбиваю из себя остатки потенциала, у меня есть только один шанс. В голове полная каша. Я отказываюсь контролировать происходящее. Я отдаю все управление в руки автомату. Я считаю, что я здесь не могу справиться, а вот на автомате получится, чем сильнее я своим вниманием пытаюсь прояснить это состояние, тем сильнее я сопротивляюсь и просто падаю от усталости.

6. Даже не знаю, как это назвать, но ощущение, но я чувствую, что я просыпаюсь с глубокой спячки. Я не позволяю себе взглянуть в истинные мотивы этого состояния, любое хоть что что делать если требуется хоть малейшее усилие, то сразу конец, без вариантов.

7. Я просто неимоверно хочу спать. Я заставляю себя хотеть, у меня не получается противодействовать. Настолько сильно себя заблокировал что ничего не могу, ни писать и говорить, ни смотреть, ни присутствовать. Я в этом состоянии полностью подчиняюсь, единственное желание на все забить и лечь спать. Я демонстрирую свою слабость. Я показываю, что так не могу, сяк не могу, все время не могу и все.

8. Я чувствую боль, невозможно контролировать себя, у меня ничего не получается, не хватает сил. Я сам создаю и поддерживаю противопроцессы. Желание не усваивать ничего, проходить мимо, информацию не обрабатывать, сидеть и отдыхать. У меня не получается вклиниться, мне слишком плохо для этого.

9. Состояние, в котором я себя просто перемалываю в пюрешку, в сок, опустошаю, лишаю сил и способностей. Я настолько сильно блокирую восприятие что вообще ничего с собой не могу сделать.

10. Чем больше я пытаюсь вниманием своим прояснить, тем сильнее я противодействую этому. Вообще без вариантов, ничего не сделаю, не будет этого, никогда, не дам, лучше просто себя отрублю, выключу и все, страх, опасения чего-то или кого-то, все время поглядываю по сторонам, ожидание внезапного нападения. Опять у меня не получается, заставляю себя спать, останавливаю сознание. Стоит мне только отвлечься как я сразу возвращаюсь к более-менее адекватности.

11. Я валю себя с ног, просто задавливаю, сваливаюсь под нагрузкой в неосознание. Я не способен проработать, этого не будет. Я не могу себе этого позволить. Я себя так ограничиваю. Чем больше я стремлюсь прояснить это состояние, тем больше я сопротивляюсь его прояснению, голова одновременно и стеклянная и металлическая как емкость, там ничего нет. Я ничего не соображаю, мне не хватает времени. Я вспоминаю про то что я обычно сейчас делаю, про блокировку себя и тотчас начинаю ее наращивать, сам сбиваю себя с толку, с действий, мне пофиг че там происходит, че будет по боку. Я себя словно запер в ящике или в коробке и не даю себе никакой свободы, никакой ответственности, подчиняю себя уму, делаю из себя куклу, игрушку, предмет обихода, злость на себя, желание какой-то мести что ли, отомстить самому себе за то, что создал предпосылки к этому, не дать себе никаких способностей и возможностей, все у себя отобрать, по очереди, пытая себя и доводя до полного отчаяния.

12. Я метаюсь туда-сюда и пытаюсь чета понять. Я имитирую деятельность, работу. Я вваливаю в процессы все ресурсы. Я себе тупо доказываю что я не могу, что у меня не получится, что мне это не нужно, в этом нет необходимости, вся деятельность сводится к тому что я себя блокирую, просто я блокирую себя и вот это я себе упорно пытаюсь доказать что это я делаю а не кто-то другой, свалить все на себя, сам жертва по отношению к себе, полностью отказываюсь от способностей по отношению к себе, от ресурсов по отношению к себе, делать что либо для себя, видеть для себя, чувствовать для себя, осознавать себя, вырываю себя из пространства, на месте меня пустое место. Я есть только формально.

13. Я принимаю это как должное. Я отказываюсь смотреть. Я снова загоняю себя в цикл. Я опять подвожу себя к идее что я не способен и тыкаю туда носом постоянно, прямо во всеуслышание пытаюсь себя убедить, убедить что я все делаю не так, не правильно, некорректно, как не надо, что лучше бы я ни брался ни за что, что лучше мне сидеть и никуда не вмешиваться, ничего не делать. Я фиксируюсь в этом состоянии. Я сохраняю его и каждый раз восстанавливаю заново, как только создаю намерение что-то делать принимаюсь за старое, доказываю себе, что не стоит, что я не смогу, что я не в состоянии, что угодно, лишь бы не действовать и не вмешиваться, по сути я сам себе доказываю свое собственное ничтожество, подтверждаю мысль о том, что я не достоин иметь каких-то способностей, что мне не стоит, что мне не нужно, не надо мне ничего, при этом я тщательно скрываю от себя что я делаю и что за этим стоит.

14. Ощущение что я вдавливаю себя внутрь. Отказываюсь таким образом от способностей, делаю себя абсолютно ни на что не способным, заставляю залипать, снижаю качество восприятия, заставляю себя смотреть в ум, как единственный выход из ситуации где все заблокировал для себя.

15. Ощущение страха. Отказываюсь от себя, видеть себя, ощущать себя, воспринимать себя, осознавать себя, перехожу в плоскость.

16. Никакого отклика на себя, вообще ничего, не реагирую никак, закрываю себе обзор, мотаюсь внутри себя хаотично, зачем и что делаю отказываюсь знать, состояние в котором все что происходит как бы не со мной, словно я вот здесь и бесконечно далеко от того места где происходит воздействие, болевое ощущение как будто начинаю сам себя по частям разбирать, будто теряю что-то важное. Отказываюсь от части себя, состояние в котором что-то со мной не так, но я не могу определить, что ничего конкретного не говорю, не делаю, все размыто и расплывчато. Я не даю себе себя воспринять даже на мизерную долю, мне ничего нельзя, запрет себе ставлю на действия.

17. Ощущение отзеркаливания, что делаю в параллель за себя и за того парня, аж двоиться начинает в голове, стремление скорее сбежать от ощущений, создаю непроницаемый купол вокруг себя, внутри я ничего не могу, а снаружи нет доступа. Всё, что я делаю ощущение что вот это не то, постоянно по сути перебираю варианты,

+1

9

Часть 9. Работа в состоянии тотальной безответственности. Глобальный отказ от ответственности переношу в проработки и занимаюсь с позиции отказа от ответственности за результат в проработках.

1. Позиция: Стеклянная голова, заморозка, максимальная степень пассивности, блокирую восприятие, отдался стихии, полностью плевав на себя, цинизм по отношению к себе. Т.е., не то, чтобы там, а вот конкретно стал получать удовольствие от своих негативных состояний, смеюсь над собой, никаких вариантов нет, все пофигу, наоборот в эти состояния ныряю с головой. Ощущение что я себя заклинил, в замок взял, отправил в долгий ящик, что мне не до себя.

2. Я себе не интересен, как посадил себя на клей, зафиксировал в этом состоянии и все, никуда дальше идти не предполагается. Я отказываюсь направлять внимание в это состояние, мне ничто не поможет, нет выхода, нет никаких вариантов. Я не справлюсь. Я не смогу, у меня не получится, все пропало, потеряно. Я не знаю за что ухватиться.

3. Я снижаю уровень своего потенциала, проседаю с каждым разом, все ниже и ниже, как спускаюсь в подвал по ступенькам. Я не знаю, что с собой делать. Я думаю, ушел в ум, постоянно варю у себя в голове различные варианты, объяснения, обоснования. Я смеюсь над собой, эйфория, пир во время чумы. Я получаю удовольствие от разделения себя на части, от отказа от ресурсов, от себя, от способностей и от ответственности, зажимаю себя в одном положении, словно останавливаю время, ощущение что я пытаюсь объять необъятное, бессознательная борьба с самим собой, маскирую эти процессы под игру, под то что смешно и прикольно, что не вызывает отторжения.

4. Делаю вид что все нормально, живу как просто оболочка без внутренностей, без сознания, натягиваю себя на стандарты, сам себе не нужен, пытаюсь вывести на ранее осуществленном. Я накрываю себя как одеялом, мне нужно остановить свое восприятие. Я продумываю все это на автомате. Я останавливаюсь.

5. Я опять в уме. Я теряюсь. Отказываюсь ориентироваться. Отказываюсь брать за себя ответственность. Я отвлекаюсь, занимаюсь всякой херней. Я делаю вид что так и должно быть, тщательно скрываю причины этого состояния.

6. Я замуровал себя. Я удерживаю себя в бункере. Сижу и не рыпаюсь, ничего не знаю, ничего не волнует, ничего не интересно, обесцениваю, хорошо здесь сидеть, ничего делать не надо, все само типа приходит и происходит, сам посадил себя в тюрьму чтобы отдохнуть от реальности так сказать, чтобы себя сюда затолкать, полностью беззаботная и безответственная позиция, от меня ничего не зависит.

7. Я ничего не решаю. Я за это не отвечаю, не хочу отвечать, пусть все происходит без моего участия, связь событий с собой хочу полностью прервать, разделить на то что внутри меня это меня типа может касаться и на то что снаружи типа никак не касается, уровень сознания себе снижаю до состояния животного, только элементарные рефлексы и все, никакой самодеятельности и самостоятельности. Меняю что у меня есть на возможность сидеть и дуплиться в одну точку, ничего не делать и отключаться, на возможность блокировать свое восприятие, для того чтобы не отдавать отчет происходящему - мое дело маленькое. У меня даже мысли не может появиться чтобы выйти из этого пространства, рассоздать его, просто нет такой функции.

8. Я окончательно и бесповоротно отказался от себя как от существа и ничего теперь не могу сделать, даже не могу попытаться. Странное ощущение, непонятное, что я вынуждаю себя здесь находиться, вынуждаю себя отказаться от идеи что можно что-либо сделать с этим. Я делаю это состояние абсолютной данностью, объективной реальностью, реальнее некуда. Я отказываюсь от ресурсов и способностей чтобы каким-то образом попытаться отсюда выйти и доказываю каждый раз себе, что я не могу, что отсюда нет выхода, что я попал, доказываю себе, что отсюда нельзя сбежать - чтобы не признавать, что я не могу, чтобы не брать на себя ответственность что это я все это организовал и что я все это делаю. Сбагриваю всю ответственность вовне. Я просто под нее залезаю в бункер где ее нет, вот это пространство изоляции — это как зона безответственности, вне ее есть ответственность, но типа нет меня.

9. Я отказываюсь воспринимать себя и ответственность за себя за пределами этого состояния, давлю себя так чтобы вывалиться как грыжа на мяче из самого себя и отказаться быть причастным к тому что происходит в основной части, искусственно изолироваться самому от себя, зарыться, закрыться, мне очень больно воспринимать идею что надо отвечать за все.

10. Я не хочу ни за что отвечать, глобальный отказ от ответственности. Как только слово ответственность - так сразу комок к горлу и блокировка сознания, ответственность воспринимается как нечто сугубо негативное, как какая то карма, как то за что последует наказание, только с негативной стороны, можно сказать что я выкручиваюсь от ответственности за свои действия, изворачиваюсь так и разделяю себя, чтобы реально не знать (даже не притворяться), а реально не знать, что есть вот такие то мои части и есть такая то моя ответственность - перевожу всю эту программу в реальность. Отказываясь от взаимодействия с собой и с реальностью только, чтобы ни за что не отвечать.

0

10

Часть 10. Вместо прояснения своего реального состояния – придумываю  себе некое «реальное состояние» в уме, заполняю его наглючеными представлениями и фиксируюсь в этом пространстве, выполняя все установки и идеи наглюченной «настоящей реальности».

1. Я нахожусь в состоянии «Мне ничего не надо». Я выполняю очень жёстко эту позицию, эту программу. Я нахожусь в позиции, из которой я рассматриваю некую деструктивную программу, не осознавая, что эта позиция, её выполнение – И ЕСТЬ деструктивная программа. Я работаю исходя из позиции, что я всё УВИДЕЛ, Я всё знаю, я всё понимаю и осознаю. И поэтому занимаю позицию выискивающего некие «деструктивные программы», которые я создаю бредогенератором.

2. Я не рассматриваю свою позицию, которую я занимаю. Я отталкиваюсь от бредогенератора. Изначальная позиция – бредить. Неверие в то, что всё можно изменить и трансформировать. Я фиксирую реальность в прямом и переносном смысле, исходя из умственных проекций. Я работаю исходя из позиции «я всё знаю и я всё вижу». Я создаю деструктивный процесс исходя из своего видения, знания и понимания.

3. Я задаюсь вопросом: а что дальше? И начинаю глючить, создавая некие образы, также знания и понимания, проекции, сценарии, чтобы с этим работать. Отвержение людского и человеческого в моём понимании. Я исключаю из своего жизненного пространства себя как переменную. Я глючу себе то, что будет дальше, а затем блокирую своё восприятие и отказываюсь смотреть в то, что будет «дальше». Я не выхожу из этого всего.

4. Я отказываюсь из этого выходить. Я проясняю и рассоздаю свои глюки. Тут процесс один – ГЛЮЧАНЬЕ. Я уверовал в некие свои глюки, и назвал их некими процессами. Присутствует некая убеждённость в том, что я нахожусь в «реальности», как в ловушке. Я воспринимаю своё жизненное пространство как «ловушку реальности». Я отказываюсь воспринимать то, что я создаю своё жизненное пространство с присущими этому пространству позициями и деструктивными программами. Я удерживаю себя в апатичном, отстранённом умонастроении. Я отказываюсь видеть и смотреть. Я направляю своё внимание в ум. Я отказываюсь прояснять реальное. Я нахожусь в выключенном состоянии. Я нахожусь в противоборстве с тем, что в моих представлениях является жизнью.

5. Я придумываю себе работу. Я нахожусь в позиции и состоянии постоянного глючанья, и отсутствия деятельности в реальности. Я себя заставляю и вынуждаю работать и что-то делать, в том числе и по дому, и в реальной жизни. Я себя держу в узде контроля, самонаблюдения, видения и знания самого себя. Я себе внушаю будущее. Я всё это делаю. Я прорабатываюсь в том темпе и в том виде, в котором я это вижу. Я погружаюсь в то, что представляет собой ум в моём видении, знании и понимании. Я отказываюсь быть и находиться в реальности. Я себя заставляю что-то делать. Я нахожусь в загнанном состоянии и загнанной позиции.
Видение себя в определённом виде. Я такой в реальности.
Позиция «Я» как деструктивный процесс, который необходимо прояснить и рассоздать.
Я работаю с «Я» как с деструктивной программой, деструктивным процессом.

6. Я нахожусь в состоянии отрешения. Я в этом состоянии никак не воспринимаю реальность и совершенно из этой позиции никуда не смотрю. Я привык здесь быть, в этом состоянии и в этой позиции. Состояние отрешённости. Я отказываюсь работать из этой позиции. Я отказываюсь действовать из этой позиции. Я живу и проясняю, работаю из позиции обречённости и отсутствия заинтересованности в том, что представляет собой жизнь (в моём понимании). Я воспринимаю эту свою позицию как ту, которую невозможно прояснить и рассоздать, и поэтому я в ней нахожусь. Я направляю своё внимание и свою энергию в то, как бы отстраниться. Я выполняю деструктивный процесс по отстранению. Выполняется процесс по несуществованию. Корень позиции – отказ быть и находиться в «Я». Незнание и непонимание, непривычность того, как работать из этой позиции. Отказ рассматривать сознание. Решение не быть в сознании.
Цель: послать всех и всё, всех людей и видимую и воспринимаемую мной реальность на хер. Я погружаюсь и выполняю этот процесс. Я проявляю отторжение.
Выполняемые мной процессы: запутать, заплутать самому, отторгнуть и уйти. Я исхожу из своего отношения к другим людям. У меня присутствует некий образ людей, и я исхожу в своей позиции от того, что в моём жизненном пространстве есть люди, которых я не принимаю. Я отказываюсь включаться в процесс жизни.

7. Я не могу сказать, что я чувствую. Я заставляю себя молчать. Я опасаюсь, что Виктор начнёт на меня ругаться. Я не знаю, отказываюсь знать, с чем мне работать. Я не беру на себя ответственность. Я просто смотрю на то, что происходит, никак эмоционально не участвуя в происходящем. Я исхожу из позиции отстранения. Я себя позиционирую как «не участника». Я просто привык ко всему этому. Я соглашаюсь с этим.
Я дуркую. Я просто страдаю хернёй. Я исхожу из позиции того, что мне нечего делать, и я делаю хоть что-то. Я придумываю себе «карусель», чтобы по ней кататься. Я отказываюсь реально работать. Я парю мозг и себе, и Виктору. Я затягиваю время. Я не воспринимаю себя в позиции реально работающего.

8. Проявляется детская позиция: со мной не хотят играть. Восприятие наличия неких правил и условностей, в соответствии с которыми функционирует сознание. Отказ видеть и смотреть, так как куда бы ни посмотрел – везде глюк.
Я заставляю сознание работать. Я позволяю собой рулить и себя направлять. Я всё это делаю сознанием. Я себя пытаюсь расшевелить.
Я себя не вижу в настоящем, в реальности, в жизни и в будущем.
Идеи: всё происходит так, как оно происходит. Всё придумывается само собой. Я неспособен изменить и глобально прояснить то, что есть, так как всё запутано и вплетено в само себя. Я ухожу из реальности в воображение. Я не позволяю сознанию быть.

9. Я постоянно нахожусь в размышлениях о том, что мне делать дальше и что со мной будет дальше. Я переживаю всё время на эти темы. Я нахожусь в процессе переживания. Я совершенно не воспринимаю себя как создающего эти вещи, эти процессы, эти позиции, а также своё жизненное пространство. Я воспринимаю некую «реальность», в которую я якобы возвращаюсь. Я воспринимаю себя как того, кого хрен разубедишь.
Я не позволяю своему юмору быть. Я не принимаю себя как часть жизненного пространства. Отказ быть и находиться в реальности. Я отказываюсь с этим работать, это прояснять и тем более это рассоздавать.
Идея: я ничего не могу дать для мира и я ничего не могу дать и сделать для себя.

10. Восприятие того, что из этого состояния, из этой позиции НЕВОЗМОЖНО выйти. Что эта позиция, это состояние – это закономерное следствие нахождения в «реальности». Я создаю идею Бога как некой «Силы», которая способна и в состоянии, может «вытянуть» из текущей действительности, переместить в некую другую «реальность», так как «настоящая реальность» - безнадёжна. Я отказываюсь смотреть в реальность, так как я убеждён в том, что с ней ничего нельзя сделать и невозможно на неё повлиять в том направлении, в котором я хотел бы на неё повлиять. Я нахожусь в позиции безнадёжности. Я убеждаю себя в том, что в глобальном плане прояснение и рассоздание текущей моей позиции, материала ни к чему не приведёт. Я не нахожу для себя никакого интереса в жизни и к жизни. Я живу с убеждением о том, что я никому не нужен и во мне никто не нуждается. Твёрдая убеждённость в том, что я не нужен. Я воспринимаю свою «нужность» как глюк, который необходимо прояснить и рассоздать.

11. Я отказываюсь становиться взрослее. Я воспринимаю процесс проработок, прояснения и рассоздания как пропускания себя через мясорубку. Я не включаю сознание своё.
Я никому не нужен. Мне никто неинтересен. Я отказываюсь находиться в отношениях и взаимодействии с другими людьми, потому что я их рассматриваю и вижу как марионеток деструктивных программ. Я воспринимаю себя как того, кто НИЧЕГО с этим сделать не может, и поэтому сижу в убеждённости, что я никому не нужен, ведь я никак не могу и неспособен на это повлиять. Я не пытаюсь быть нужным. Я не предлагаю свою помощь. Я отказываюсь рассматривать и прояснять эту тему.

12. Я защищаюсь. Я пытаюсь обойти механизмы работы сознания и механизмы работы ТЕОС как инструмента сознания. Я нахожусь в процессе умаления себя и жизни, реальности, других людей как таковых. Я, по сути своей, отказываюсь быть и находиться в том, что я себе понаглючил и во что я уверовал. Я отказываюсь проявлять любовь в то, что мне видится как «реальность».

13. Меня заботят другие люди. Я пытаюсь, но не могу избавиться от своего тёплого отношения к другим людям. Я это не принимаю в себе, и так как я не могу уничтожить своё тёплое отношение к другим людям, я это умаляю и прячу.
Идея о паразитизме других людей: что люди паразитируют друг на друге, на мире, на энергии, на природе и будут паразитировать на мне, если я это позволю.
Идея: я причиняю другим людям боль своим безразличием по отношению к ним.

14. Я себя позиционирую как безразличного и холодного. Позиционирую своё безразличное отношение к другим, и к себе в том числе.
Меня расстраивает то, что я не работаю, не проясняю деструктивные программы, а работаю всё время со своей позицией. И мне кажется, что я «торможу», что вместо реальной работы я пытаюсь себя завести, чтобы я находился в грамотной и приемлемой для работы позиции.
Восприятие некой беспросветности будущего. Восприятие того, что в дальнейшем ничего хорошего не будет, только плохое.

+1

11

Часть 11. Создавание умственной игры для имитации работы. Зацикливание на себе и своих умопредставлениях.

1. Я отказываюсь работать. У меня присутствует предубеждённость в том, что представляет собой сознание, ум, реальность и другие люди, в том числе я сам. Я нахожусь в состоянии бегства, выраженного в том, что я отгораживаюсь от перечисленных мной вещей. Я начинаю и поддерживаю состояние создания обманки, выраженной в том, что я говорю «удобные» и «комфортные» для моей защиты вещи. Я оправдываю этот бред.

2. Я нацеливаюсь и выражаю стремление на то, чтобы меня оставили в покое. Я нахожусь в состоянии, в котором я полагаю, что все от меня чего-то хотят, и пытаются втащить меня в свои безумные игры. Я устремляюсь в одиночество и уединение, в котором нет других людей. Наглюченность, предубеждённость того, что представляет собой «сознание» (коллективное людское сознание). Я приравниваю сознание к коллективному людскому, и поэтому отгораживаюсь от всех этих вещей. Я нахожусь в процессе старения с целью уйти физически из этого мира. Состояние: «Идите вы все на хуй». Отсюда отказ быть и находиться в сознании.

3. Я отказываюсь эффективно действовать в мире и в реальности. Я делаю и беру то, что мне надо, и закрываюсь. У меня происходит полный отказ от взаимоотношений с другими людьми. У меня негативное восприятие других людей – как неадекватных безмозглых дундуков. Предубеждённость в том, что если находиться в позиции реального себя, то меня начнут кусать и причинять мне боль. Я не верю ни в какой результат.

4. Я отрицаю своё отрицание. Я не понимаю, отказываюсь понимать и осознавать, о чём вообще речь. Мне кажется всё это чем-то неправильным и скучным: копательство в себе, какие-то там качества личности или что я там в себе не принимаю – мне непонятно. Я начинаю отключаться и переходить в режим автономной работы: типа, давай, рука, выписывай, придумывай что-то, а я пока посплю. Я пытаюсь обратить на себя внимание, и нахожусь в состоянии: как же я себя заебал со всеми этими размышлениями о себе самом – какой я на самом деле.

5. Состояние: за-е-бал. Я отказываюсь работать. Меня запарило то, что я прорабатываю одни и те же вещи, которые не имеют ко мне отношения. У меня происходит процесс доказывания: что всё это имеет ко мне отношение и это необходимо проработать, и я занимаю позицию отключки и автоматического письма, выраженного в выписывании бреда, предубеждений о самом себе, глюков о самом себе. Я наблюдаю некую безнадёжность, которую создаю я сам: бесконечных проработок бесконечного генерируемого бреда о самом себе.

6. Ложная идея и установка, что я «должен» проработать, прояснить и рассоздать то, с чем я работал по Турбо-Суслику.
Я отказываюсь себя проявлять и прояснять с позиции проявления себя.
Я создаю имитацию жизни, жизненного пространства, реальности и себя исходя из этой позиции, и РАБОТАЮ, прорабатываю эту имитацию.
У меня ложные умопредставления о других людях.
Я убеждаю себя в том, что я – такой-то и сякой-то.
Я делаю себя жертвой самого себя.
Я себя постоянно убеждаю в том, и поддерживаю то, что у меня нет способностей.
Я автоматически, на полном автомате засыпаю, отключаюсь, когда я воспринимаю речь других людей. Я воспринимаю то, что говорят другие люли, как «шум».

7. Установка и идея о том, что я не нахожусь в сознании.
Мне всё время хочется себя унизить, подавить и засунуть в нору, в клетку, не высовываться.
Я воспринимаю деструктивные программы как игрулечки какие-то, с которыми я отказываюсь иметь дело.
Я соглашаюсь с тем, что я выполняю и делаю.

8. Я занимаю позицию «Я ничего не могу для вас сделать и я ничем не могу вам помочь».
Обратная сторона этой позиции: «Я ничем не могу себе помочь».

9. Я себя не принимаю таким, какой я есть, и теряюсь в наглюченных образах. Причём я эти образы себе навязываю.
Я связываю свою позицию с видением и наблюдением других людей.

10. Я целиком и полностью отдаюсь бредням ума. Я выполняю бред ума: наглючивание и видение умом самого себя. Я горожу всякий бред о самом себе, и выполняю этот процесс. Я нахожусь в состоянии даже не работы с этим, а тупого соглашательства и выполнения этого процесса. Идеи и установки о «будущем»: я не строю своё будущее, имею в принципе установку о некоем будущем, которое возможно построить, и тут же называю это глюком. Я боюсь и опасаюсь того, что будет в дальнейшем касательно моего физического тела. Я переживаю и волнуюсь о своём физическом теле.

11. Я играю в умственную игрульку, жертвой чего я плавно становлюсь. Я отказываюсь быть и находиться в позиции создателя своего жизненного пространства.
Я не воспринимаю себя в контексте неотделимости от жизни, от реальности и других людей.
Нацеленность на конечность жизни. Моё восприятие, моё внимание зафиксировано на конечности жизни – физической смерти. Я отказываюсь прояснять и рассоздавать эту позицию, так как занимаю позицию жертвы в этом вопросе: не я создаю и поддерживаю эти идеи и установки, а являюсь жертвой всего этого в силу своего рождения и человеческого бытия.
Я отказываюсь прояснять и рассоздавать деструктивные программы и своё реальное текущее состояние, так как я отказываюсь быть и находиться в позиции реального Я.
Я обезьянничаю. Я не отношусь всерьёз к тому, что я делаю, к тому, как я отношусь к другим людям и к самому себе.

12. Я не работаю осознанно.
Я занимаю позицию «не видеть». Я отказываюсь видеть, и ною, занимаю деструктивную позицию, и проявляю неспособность из этой позиции работать. Я ПЫТАЮСЬ что-то увидеть. Я отказываюсь видеть, что я всё это делаю сам. Я уничтожаю способность видеть. Я не направляю способность видеть в сферу сознания. Я связываю «видение» и «способность видеть» с физическими глазами.

13. Я воспринимаю проработки, и особенно сессии с Виктором как насилие над собой и своим психическим состоянием.
Я направляю своё внимание, энергию и намерение в «автоматический поток», а не в сознательное прояснение. Я считаю, что я поступаю ПРАВИЛЬНО в том, как я работаю. Я отказываюсь работать сознательно. Для меня «работать сознательно» - это просто пустые слова. Я работаю на автоматизме, отдаваясь «потоку».
Отказ видеть как автоматически выполняемый процесс.

14. Я нахожусь в непривычном для себя состоянии. Я нахожусь в растерянности и лёгком ступоре. Я занимал позицию жертвы проработок, а сейчас я не принимаю позицию деятеля в проработках. Я придумываю себе некий «переходный период».
Я не использую прямое видение.
Твёрдая идея и установка, что необходимо работать с собой. Я отключил, отрубил способность видеть в связи с этим.
Я отказываюсь знать, куда направлять своё внимание.
Я не использую сознательное прояснение.
Я не работаю. Отказ работать реально. Я отказываюсь работать реально.

15. У меня присутствует ложное восприятие того, что работать не с чем.
Я отказываюсь работать, прояснять и рассоздавать реально, так как я воспринимаю то, что я не нахожусь в сознании, а чтобы грамотно прояснять и рассоздавать – необходимо быть и находиться в сознании.
Я отказываюсь работать, так как наглючил себе, что путём проработок ничего глобально нельзя изменить. Я умаляю, уничижаю проработки по ТЕОС. Я нахожусь в позиции убеждения себя в том, что ничего нельзя изменить, что всё останется так, как оно есть. Я отказываюсь воспринимать это как бред, и своё состояние в том числе.

16. Я занимаю позицию жертвы, наглючивая себе некую «реальность», и выполняю из этой позиции некое умопомешательство, бегство и омрачённость состояния.
Я продолжаю выполнять состояние и позицию «Мне не с чем работать».
Я чувствую и испытываю лёгкую рассеянность. Я воспринимаю то, что я много и усиленно сегодня поработал, и поэтому я автоматически накладываю на себя состояние «ошалелости». Я наглючиваю и придумываю себе некие состояния, которые я связываю с проработками: рабочее и нерабочее состояние, состояние после «грамотной» проработки и «неудачной» проработки. Я накладываю на себя эти состояния. Я создаю некую наглюченность самих проработок как процесса. Я наглючиваю себе некие результаты проработок. Я вкладываю свои ресурсы в некие наглюченные образы.
Моё реальное жизненное пространство подстраивается под наглюченное пространство проработок, создаваемое в воображении. Я вкладываю реальные жизненные ресурсы в пространство воображения, глюкалово, называемое пространством проработок, и подстраиваю своё реальное жизненное пространство под этот процесс.
Я отказываюсь прояснять и рассоздавать сознательно, так, как «надо», так как я поддерживаю своё жизненное пространство, поддерживаемое в свою очередь пространством проработок.

17. Я проявляю восприятие того, что я неспособен работать реально и с реальностью.
Я не воспринимаю, отказываюсь принимать, что проработки, прояснение и рассоздание имеют какое-либо влияние на реальность, на реальное. Я отделяю пространство проработок и сами проработки от реальности и реального. Идея и установка: проработки НЕ ВЛИВАЮТ на реальность. Идея и установка: реальность неспособна меняться и трансформироваться в результате проработок, прояснения и рассоздания.
Я использую проработки как метод бегства от умопредставлений о реальности.
Я позиционирую себя как того, кого не интересует ничего, и которого всё устраивает.
Я ограничил себя в своих представлениях о себе как о физическом теле и части физической реальности. Я ограничил свои способности, то, что я могу, то, на что я способен.

18. Я не связываю других людей с проработками, с результатами проработок, и так далее. Я отстраняю других людей из своего жизненного пространства.
Я не воспринимаю всё в некой целостности, в некоем едином состоянии и целостном процессе. Восприятие проработок как некой точки, в которую я ушёл.
Пространство проработок как точка.

+1

12

Часть 12. Создание состояния несмотрения, бесчуствия и бессознанки.

1. Мне плевать. Я отказываюсь смотреть. Я отказываюсь прояснять это своё текущее состояние. Я нахожусь в позиции «Я всё знаю, я всё понимаю, и мне это неинтересно». Позиция «Пошли все вон!». Позиция «Оставьте меня в покое!». Состояние безрадостности. Я отказываюсь прояснять своё текущее состояние из этой позиции. Я её занимаю, так как я отказываюсь работать. Я отказываюсь смотреть на своё будущее. Я пребываю в этом состоянии всё время, постоянно. Я проявляю нежелание жить. Состояние: «Я не знаю, что мне делать дальше». Я выдавливаю из себя слова, чтобы меня оставили в покое. Я специально делаю паузы, чтобы растянуть сессию, и что-то из себя вытянуть. Я выражаю своё убеждение в том, что работать, прорабатываться – бесполезно, что это ничего не изменит. Проецирую желание закончить жизнь. Я отгородился от всего. Я сижу в полной отключке. Я отказываюсь куда-либо направляться и двигаться, в том числе своим вниманием. Я проявляю отсутствие интереса к жизни. Я отталкиваю сознание. Состояние: «Отъебись от меня!». Я по привычке стремлюсь уйти в ум, и у меня это не получается. Я пытаюсь работать из позиции ума.

2. Меня огорчает и расстраивает то, что я нахожусь в выключенном состоянии и ничего не вижу, хоть и понимаю, о чём говорит Виктор. Но при этом я наблюдаю и фиксирую то, что я не работаю, что я нахожусь в выключенном и нерабочем состоянии. Я отказался работать. Я не работаю с тем, что есть. Я послал весь мир и всех людей на хер. Я даже не пытаюсь выйти из этого своего состояния. Я проявляю отсутствие заинтересованности в работе и к работе. Я отказываюсь использовать своё видение, отказываюсь проявлять сознание и быть в нём. Я отказываюсь смотреть. Я отказываюсь видеть.

3. Я отказываюсь принимать на себя ответственность. Я работаю со своим многострадальным Я. Я расщепляю сознание, придумываю образы, оперирую умственными конструктами и понятиями, в том числе использую восприятие слов Виктора в своих умственных играх. Я отказываюсь воспринимать то, как оно всё есть, и с этим уже работать – с тем, что есть, а не с тем, что я НАГЛЮЧИВАЮ, придумываю, исходя из пониманий происходящих процессов. Я отказываюсь принимать свои проявления, и впихиваю их в свои фильтры представлений о том, как оно всё «на самом деле». Некая устоявшаяся картинка мира, в которую я всё пытаюсь впихнуть. Разочарованность в отсутствии нового опыта. Агрессивное отношение к происходящему. Я не принимаю любовь как идею. Присутствует в текущем состоянии идея искоренения. Я не принимаю себя таким. Я нахожусь в конфликте с самим собой. Я направляю своё внимание и намерение на уничтожение себя. Я не жду от себя ничего хорошего. Я очень тяжело иду на контакт. У меня нездоровое отношение к окружающему меня миру: я отказываюсь вступать с ним во взаимодействие, и при малейшем контакте со мной, я начинаю всё разрушать. Я выполняю процесс взаимодействия с позиции отключки.

4. Я воспринимаю некий процесс деградации в том, что есть. Я отказываюсь работать в сознании. Я не принимаю решений. Я нахожусь в переживании своих состояний. Я отказываюсь с ними работать. Я отказываюсь выходить за пределы работы за монитором, клавиатурой и компьютером. Я отказываюсь расширять своё жизненное пространство за пределы компьютерного кресла, монитора, клавиатуры и компьютера. Я не выхожу за пределы компьютера. Я не представляю себе жизнь за пределами моего текущего жизненного пространства. Я отказываюсь рассматривать, прояснять и рассоздавать что-либо вне моих текущих знаний, пониманий и точки, в которой я нахожусь. Я воспринимаю эту точку как всю возможную реальность. Я заставляю себя прорабатываться.

5. Я нахожусь в парадигме проработок - Я воспринимаю проработки как выписывание некоего материала. У меня в этой парадигме происходит отключка, и я нахожусь в бессознательности, и мной движут автоматизмы. Я не вижу ничего, что не является парадигмой проработок.
Я не рассматриваю себя как того, кто способен работать реально и иметь реальное воздействие на реальность. Я отказываюсь работать с тем, что есть, и направлять своё внимание на те или иные вещи. У меня происходит некое обращение внимания внутрь себя, на себя, на своё текущее состояние, на некий «ум».

6. Я нахожусь в состоянии, в котором я полагаю, что необходимо выписать кучу текста в компьютер. Я придумываю материал, чтобы его отобразить на мониторе компьютера. Я называю это «проработками». Я ничего не проясняю, ничего не рассоздаю, а просто и тупо выполняю программу проработок. Я нахожусь в парадигме проработок, воображая и придумывая себе то, что я делаю, в том числе поддерживаю своё жизненное пространство, в котором я «прорабатываюсь». Я нахожусь в точке. Идея и установка: я не нужен. Я воспринимаю свою мелкость и ненужность в плане сознания. Я не направляю своё внимание на вещи, с которыми действительно можно и нужно работать. У меня в первую очередь отсутствует решение быть в сознании. Я отказываюсь направляться и двигаться. Я принимаю неучастие в происходящем. Я рассматриваю всё как некую раздробленность, а не целостность.
Я завис. Я пытаюсь хоть что-то выписать даже путём хотя бы наглючивания, но и это у меня не выходит.

7. Я выполняю то, что я делаю. Я нахожусь в процессе выполнения деструктивной программы. Я не проясняю, не рассоздаю, а вновь и вновь выполняю, в том числе сами проработки как таковые. Я отказываюсь прояснять и рассоздавать выполнение как процесс, в котором создаются деструктивные программы.
Я воспринимаю реальность как одну и незыблемую, и отказываюсь знать то, что реальность одна, но она вариантная.

8. Я считаю, что я неспособен выйти из этого состояния. Я рассматриваю своё текущее состояние как железобетонное. Я отказываюсь просто видеть, смотреть то, что я делаю. Я создаю некое «текущее состояние» как фундамент, как блок. Я всё это себе выдумываю, в том числе рассуждениями об этом всём. Я придумываю себе некое «текущее состояние», которое я занимаю, и из которого я работаю и прорабатываюсь. Я во всём этом отказываюсь, неспособен видеть, прояснять и рассоздавать, так как создаю сугубо пространство воображения.

9. Я нацеливаюсь на завершение работы, так как полагаю, что и Виктор от меня устал, и я устал от тяжёлой сессии. Я всё вклиниваю в свои понимания и в своё видение. Я выражаю некую усталость. Я отказываюсь использовать видение как инструмент сознания. Я привык работать один. Я нахожусь в отключке, и отказываюсь из этой отключки выходить. Состояние: оставьте меня в покое. Я нахожусь в позиции насмехательства над тем, что есть, над происходящим.

10. Процесс бегства в точку. Я отказываюсь быть в сознании и ухожу в точку. Я выполняю это состояние. Я нахожусь в отказе прояснять и выходить на «уровень выше». Я полагаю, что быть и находиться в этом состоянии очень сложно. Я боюсь своих проявлений, и когда они происходят – я отключаюсь.
Моя болевая точка – разговоры о некоей «избранности». Я целиком и полностью уничижаю любое проявление некоей «особенности», и устремляюсь, стремлюсь в обычность, рутинность ВСЕГО, в том числе и себя самого.

11. Я фиксирую некую реальность в своём воображаемом воображении, и работаю с этой зафиксированной «реальностью». Я делаю это затем, чтобы исполнять парадигму проработок. Я верю в некую объективную реальность, и подтверждаю её на «практике». Я не верю в то, что реальность (жизненное пространство) создаётся и поддерживается в текущий момент выполняемыми деструктивными программами (мной же). Я занимаю позицию отсутствия и притворства. Я отказываюсь работать.
Я не знаю, чем я могу быть полезен. Я создаю некую субъективную реальность своими представлениями о ней, и ухожу в эту «реальность» как в точку, из которой я выражаю уже неспособность выйти.

12. Мне присуще состояние «я хочу двигаться дальше», которое не даёт мне сидеть на месте, и создаёт вот это самое жизненное пространство, в котором я иду дальше.
Я пытаюсь завершить сессию, так как я думаю, что я отнимаю время Виктора, и у него есть дела поинтересней, чем слушать меня, что я тут горожу.
Я отказываюсь воспринимать себя как проявление сознания, которое работает. Я отказываюсь принимать на себя ответственность за реальное.
Я сваливаю ответственность на некие деструктивные программы, которые якобы выполняются: проясняйте, работайте с ними, а я побуду в стороне.

13. Я пытаюсь работать.
Я не принимаю то, что я создаю своё состояние, вместе с восприятием реальности и своим жизненным пространством. Я нахожусь в этом, так как полагаю, что с этим необходимо работать, прояснять, рассоздавать.

14. Я хочу соскочить и пытаюсь это сделать.
Я не работаю с собой в полноценном смысле.
Я использую своё видение с целью фиксирования реальности (жизненного пространства) такой, какая она есть. Я исказил своё видение и своё восприятие реальности с целью выполнения того, что я делаю и что я выполняю.
Я нахожусь в состоянии взаимной насмешки с реальностью вокруг.
Я отказываюсь быть и находиться в этой позиции, и от этого у меня и все сложности в самостоятельной проработке.
Я отказываюсь работать реально.

0

13

Пространство, в котором я запрещаю себе быть в сознании, прорабатывать, смотреть на себя с позиции существа, живого человека. Можно сказать что принимаю «полу-спящую» позу (позицию), смешивания и подмены восприятия иллюзиями, материалом, не относящимся к реальному состоянию и тщательно перекрывающим его, разворачиваю вектор внимания в сторону реализации состояния «забыть об этом».

Затык, ни туда, ни сюда, неопределенность, не знаю, деревенею на ходу, уже в бессознательном состоянию.
1. Чувствую, что мне не достаточно для понимания, нечто архаичное которое хочется бросить и сбежать в сторону, в то направление куда обычно, начало истерики, ничего не происходит и не может произойти в текущем состоянии – жизнь остановилась. Колется и болит, впереди боль и «я не могу», хочется автоматы позапускать, свернуть отсюда. Я знаю, что что-то не так, гоню себя отсюда невидимой рукой, чувство что в голове произошла авария, влипаю в болезненную массу, быстро, наскоро нужен выход, требую от себя идей, действий, работы, результатов. Сидеть на месте не даю, поджариваю себе жопу, если щас что-то не выдам, то все кончено станет, что конкретно я не уточняю, но прям что-то страшное, этого не может быть и надо придумать.

2. Я генерирую глюки под видом выдачи материала. Текущее состояние как граница – вне его ничего не и соответственно я не работаю, картинка где я читаю текст с таблички и ищу там что-то новое. Острый кончик в голове на котором концентрирую внимание, защищаюсь от информации, почему – дальше идут оправдания. Для взаимодействия с реальностью я выбрал состояние дурака, которым как подушкой прикрываюсь и как раз дает мне возможность не переключаться никуда с того что я делаю. Я продолжаю что делал, изолирую их в дури, т.е. ни я на них не воздействую, не могу ими управлять, ни реальность. В себе разбираюсь, при этом чувство что в постороннем человеке, первый раз все вижу, с нуля.

3. Есть аквариум, и я на него смотрю, на вопрос рассмотреть считаю и описываю рыбок, забиваю количеством вопросов попытку сделать. Щас буду описывать какие нехорошие вещи со мной происходят, инстинктивно, базовая реакция, даже не отказ, а именно отписка, чтобы не отвлекаться от основного процесса, где-то здесь должно быть, не могу себе представить, что я оказался в этом пространстве по своей воле.

4. Разговор веду с позиции дурака что ничего не поменяется, подожди я сначала отключусь, а потом буду делать, мне не надо знать не надо рассматривать, ничего не надо делать, включил незнайку и все само сойдется. Образуется, уляжется, моя задача не отвечать, не реагировать, валенком прикинуться. Смотреть нельзя думать нельзя, в транс уйти с головой, реально думать и не думать вообще местами поменял, изменяю статус работы, деятельности в целом, была проблема, или задача, а стала фигня, ничто, то что не стоит внимания, всеобщее обесценивание проблемы, себя по отношению к ней. Я за нее не отвечаю я в ней участвую, это не мое, выношу за скобочки, за пределы себя отделяю.

5. Под вывеской «я работаю» делаю абсолютно все свои процессы. Блокировка восприятия полная в качестве дурачка. Если меня задело, то значит защита слабая и ее надо еще серьезнее сделать, укреплять. Когда я «в простое» это значит, что я проверяю качество блокировки, если до меня чего-то дошло, «зацепило» то я усиливаю эту блокировку многократно. Я должен до создавать эту защиту чтобы совсем уйти в ноль, встать в ступор и не реагировать, неуязвимость. Даже если не внешнее воздействие, а внутреннее проходит, как импульс или порыв к чему-нибудь, натягиваю на себя блокирующий «Панцирь» и прихожу к предыдущему варианту создания баррикады. Я подстраховываюсь на случай того если первая часть «не прокатит», вместе с делать параллельно автоматом подключаю блокирование. Отказываюсь дать себе разойтись, разрешить свободу действий, удерживаю себя около точки, чтобы не начать ничего реализовывать чтобы не дай бог чего реального не сказать, не раскрыть своих намерений чтобы додумать этот вопрос, передаю инициативу уму. Круги нарезаю, хожу вокруг да около.

6. Состояние «Что сейчас сделать чтобы сбежать в умственную мозгодрочку». Любая попытка себя остановить воспринимается так как «мне не дают делать». Типа я уже и так, и так и сяк, а все не так. Для меня это все способы решения это одно и тоже, присоединяю сюда различные состояния жертвы, боли, негатива, нервозности чтобы сделать это состояние беспросветным.

7. В уме достать еще материал, мне бесконечное количество времени требуется. Я так никогда не закончу, не успею, не сделаю, найти быстрое решение, моментально чтобы было полностью готово от начала до конца, чтобы не ждать, когда я чего-нибудь рожу, не мучиться этим вопросом, не тянуть резину, перескочить сразу к результату, минуя все промежуточные стадии. Я не смогу, ничего не смогу, бессилие перед обстоятельствами – без помощи, без знаний, без шаблонов, без наворотов дополнительных – просто так решить для себя и сделать – немыслимо. Я для себя исчерпал такой вариант уже давно. Он ушел за грань. Отдаляется от меня со сверхсветовой скоростью с каждым моментом, не разглядеть.

8. Я пытаюсь себя поймать. Обуздать, наставить, натравить на ум покопаться там, найти что-нибудь похожее, готовый вариант, но и здесь засада. Путаюсь, туплю, встаю в колесо бесконечное вращение, стараюсь остановиться, ничего не получается, неуправляемый полет – решаю прекратить врезавшись в стенку. Все неправда что говорю, неправильно, все не может быть, не то, не в ту сторону, ушел от темы. Отскочил, надо вернуться назад, начать все сначала, заново пока не пойдет, переделать с нуля. От успехов отказаться. Обесценить результат. Отчитаться. Оценить другой вариант.

9. Пространство, в котором я запрещаю себе быть в сознании, прорабатывать, смотреть на себя с позиции существа, живого человека.
Пространство напоминает сферу с отверстием. Я заперт сам в себе и ограничен, бегство от ограниченности от собственной. От идеи конечности, что рано или поздно все закончится. Я улетаю от осознания своего положения, как можно дальше от реальности, в мысли, в подтверждения своих доводов, избегаю момента осознания и переориентировки себя на работу с собой, создаю видимость нормальности, производительности, сохранения своего мирка, стабильности. Поддерживаю статус «не, о чем беспокоиться», для чего меняю вектор работы ума на сглаживание «неровностей» состояния, забываю все что увидел и почувствовал. Ограждаю от взаимодействия с мыслями по поводу такой проблемы, можно сказать что принимаю «полу-спящую» позу (позицию), смешивания и подмены восприятия иллюзиями, материалом, не относящимся к реальному состоянию и тщательно перекрывающим его, разворачиваю вектор внимания в сторону реализации состояния «забыть об этом».

0

14

Состояние «Я не вижу».
Отношение к состоянию "Я не вижу" - как с железному факту, твердой реальности. Хотя на самом деле - это процесс, который человек исполняет. Точнее - набор процессов, которые человек исполняет, чтобы не видеть, не знать и не понимать происходящее.

Я отказываюсь видеть. Я нахожусь в бессознательности. Само состояние бессознательности создаёт позицию «я не вижу», позицию «не видеть».
Я не использую свои глаза. Я отказываюсь задействовать глаза в процессе прояснения и рассоздания. У меня глаза находятся в отключке, и эта отключка и создаёт состояние «Я не вижу».
Я не использую и не задействую ВИДЕНИЕ в процессе проработки и прояснения по ТЕОС. Я полагаю, что в процессе прояснения и рассоздания необходимо ВИДЕНИЕ в сознании. А так как этого нет, я принимаю состояние бессознательности, в котором я «ничего не вижу».
Я отказываюсь знать и понимать, что мне видеть. Я занимаю позицию дурака. Я проясняю это своё состояние из позиции дурака, и пытаюсь себя убедить в обратном – что я по факту грамотно всё проясняю, по крайней мере стараюсь. Я начинаю ГАДАТЬ и строить предположения, почему я нахожусь в этом состоянии.
Я убеждён в том, что я неспособен воздействовать никоим образом на реальность, и я от того, что есть, отгородился, в какой-то степени даже отрёкся, и поэтому ушёл и деградировал в позицию «отказа видеть». Состояние «не видеть» как занимаемая мной позиция.
Я пытаюсь себя завести, взбодрить. Я не использую глаза и зрение. У меня всё поставлено на автоматизм. Я занимаю позицию «Я не имею влияния на реальность». Я себе внушаю, что мне ничего не надо. Я отказываюсь вступать в серьёзную работу. Я занят собой, находящимся в отключке. Выработанная привычка НИКАК не взаимодействовать с реальностью, в том числе эффективно работать в состоянии сознания.
Стремление и уход в состояние расслабона и кайфа, выполняемое стремление к этому. Выполняемая программа: стремление навредить своим неучастием, своим невниманием. Выполняемая программа: стремление уйти в воображение, в кайфовые образы, чтобы там «побалдеть».
Проявление состояния «я не вижу»: я не вижу себя в окружающем мире, не вижу себя в общепризнанных социальных ролях: отца, сына, мужа и т.д.
Я придумываю, наглючиваю себе какие-то там «роли», которые я на себя напяливаю. Я убеждаю себя в том, что мне необходимо быть и находиться в неких социальных ролях, что по-другому – нельзя. Хоть я и говорю и убеждаю себя в том, что моё жизненное пространство зависит только от меня, я в это не верю, и убеждаюсь на практике в обратном.
Идея: сознание – это одна сплошная шизофрения. Я отказываюсь по этой причине быть и находиться в сознании, работать с этим. Я не признаю влияние результатов прояснения и рассоздания в сознании.
Отношение к себе, к тому, что есть, как к перемалыванию всего этого. Я занимаю позицию перемалывания. У меня идут постоянные упрёки самого себя, когда я не соответствую неким наглюченным нормам.
Я боюсь и опасаюсь саму свою способность видеть. Я использую других людей как свою тюремную решётку. Я выполняю стремление остаться и быть одному. Я отказываюсь видеть людей как они есть. Я принял для себя идею о том, что люди неадекватные, сумасшедшие и забурились в своём уме. Я отказываюсь работать с тем, что так или иначе имеет отношение к другим людям.
Я нахожусь в позиции: это – не моё, я это не делаю, и следовательно я с этим работать не буду. Я отказываюсь принимать и видеть своё жизненное пространство, так как я себе его наглючиваю. Очень твёрдая концепция и парадигма того, что мои интересы и желания не совпадают с интересами и желаниями других.
Я создаю противоречивые и противоречащие интересы и желания, и нахожусь в этом конфликте. Я жёстко занимаю позицию: «Я ничем вам помочь не могу». Эта позиция создаёт моё отношение к тому, что есть: как к чему-то нездоровому и неадекватному, и создаёт саму идею безнадёжности в том, чтобы что-то изменить.
Само моё отношение: мне по фиг. Я отказываюсь участвовать в происходящем. Я отказываюсь взять за себя ответственность.

0

15

Работа в позиции само отстранения - не смотреть в себя, не видеть - как есть на самом деле, а смотреть в некий выдуманный и наглюченый образ.

1. Я залип на самом себе. Я защищаюсь. Я придумываю себе это состояние. Я работаю из позиции того, кто работает, проясняет и якобы рассоздаёт что угодно, но не самого себя. Я не смотрю на себя. Я не смотрю на свою позицию. Я стараюсь рассмотреть других и рассмотреть всё, что угодно, но не самого себя. Я чувствую встревоженность и страх, которые меня направляют, создают некий импульс. Позиция: давай рассмотрим всё, что угодно, но не меня.

2. Я сразу же отвожу от себя внимание. Я пытаюсь в себе что-то отыскать. Я не рассматриваю себя, я не смотрю на себя, а пытаюсь что-то найти в себе. Я гадаю, что со мной не так. Я изначально занимаю позицию, что со мной что-то не так, я выполняю деструктивный процесс, и необходимо это «обнаружить». Я поставил точку в своём дальнейшем развитии. Я рассматриваю себя в фиксированном виде и состоянии. Жёстко выполняемая позиция: я не оказываю никакого влияния на то, что есть.

3. Я заменяю понятие «сознательное восприятие» умствованием и контролированием. Я постоянно себя торможу и останавливаю. Идея и установка: дальше я не продвинусь. Идея и установка, что другие люди меня сдерживают. Я не вижу, что я создаю. Я постоянно защищаюсь от реальности, от других людей, от всего подряд, что возникает и проявляет себя в моём жизненном пространстве. Изначальная позиция, которую я занимаю и выполняю – защититься. Я выполняю какую-то клоунаду. Отношение к выполняемому мной как к клоунаде. Я стремлюсь к обособлению от того, что есть. Позиция: «Это – не я, и я это не делаю». Я не смотрю на то, что я делаю. Я ищу то, чего нет. Я не воспринимаю всё как сознание. Я не воспринимаю других людей как обладающих сознанием.

4. Я постоянно контролирую то, что я «вижу», и особенно то, что я выписываю на бумагу. Я пропускаю через фильтр ума то, что я собираюсь выписать. И если мне кажется, что я сейчас выпишу то, что будет звучать как бред или шиза – я отказываюсь это выписывать, не позволяю себе это выписывать. Я боюсь и опасаюсь выглядеть как шизик. Я отказываюсь работать с вещами, которые меня действительно волнуют, так как я полагаю, что проясняя и рассоздавая свою позицию и своё отношение к этим вещам, я всё равно не получу желаемый результат.

5. Я отстраняюсь от самого себя. Я не рассматриваю и не смотрю туда, что выходит за рамки моих представлений о самом себе и о своём жизненном пространстве. Идея и установка, что я неспособен и в принципе это невозможно – смотреть не на себя и не на своё жизненное пространство. Позиция: А что мне делать? А чем мне ещё заниматься? Я вывожу процесс прояснения и рассоздания за сферу сознания. Я проясняю и рассоздаю, не находясь в сознании, а действуя бессознательно. Я сижу в крепкой убеждённости, что я ДОЛЖЕН, просто ОБЯЗАН прояснять и рассоздавать. Я создаю давление и насилие над самим собой с целью что-нибудь прояснить и рассоздать. Обусловленность проработками в моём понимании.

6. Я глючу и придумываю себе некое «высокое Я». Я придумываю себе некий «путь», по которому я продвигаюсь: проясняю и рассоздаю. Я отделяю себя от своего же Я, и делаю себя меньше, чем я есть на самом деле. Я не нахожусь в сознании, так как я придумываю для себя «работу» для «достижения» этого самого сознания. Я придумываю Турбо-Суслик, чтобы в нём задрочиться. Турбо-Суслик как моё состояние. Я вижу и рассматриваю всё это как игрушечки, в которые я играюсь. Стремление разобраться с тем, что ЕСТЬ, но не с тем, что я делаю, чтобы это БЫЛО. Я создаю некую игру, в которую я погружаюсь, и играю, а не рассматриваю эту игру.

7. Я испытываю сложности с тем, чтобы обозначить «нужными» словами то, что я делаю и что я вижу. Мне сложно выразить на словах то, что я вижу.
Я привык к тому, что я «выписываю свой материал». Я отказываюсь знать, как «по-другому», как обозначать в дальнейшем прояснении то, что или сложно выражается на словах, или вообще не поддаётся словесному обозначению.
Я всовываю ТЕОС в рамки «разумного» и «понимаемого», облекаю это в слова.
Стремление «развить» систему ТЕОС, а не прояснить то, что представляет собой ТЕОС. ТЕОС как состояние сознания.
Идея и установка, ограничивающая дальнейшее прояснение: я не понимаю ТЕОС, я не знаю ТЕОС.
Я не понимаю, отказываюсь понимать, как с этим всем работать, как это всё прояснять и рассоздавать. Мне непривычны эти штуки, и я не вижу, отказываюсь видеть, что я делаю. Я не воспринимаю себя как делающего «это».

8. Идея о неком Я, которое это всё делает.
Я нахожусь в состоянии: «А что дальше?». Я нахожусь в ожидании чего-либо, чтобы продвинуться «дальше». Нацеленность на работу с ДЕСТРУКТИВНЫМИ ПРОГРАММАМИ. Поиск чего-то деструктивного как цель.
Я нахожусь в выполняемой позиции. Я закрываюсь от мира и реальности.

9. Я автоматизирован. Я работаю на автомате. Я не включаю сознание и сознательность. Я выполняю на автомате то, что я делаю. И я ухожу на автомате. Я выполняю на автомате процессы, которые я придумываю и наглючиваю в уме. Я не нахожусь в сознании, а всё пускаю на автомат, в автоматический процесс. Изначальная позиция – пустить всё в автоматический процесс, в автоматическое выполнение и делание того, что я выполняю и делаю. Идея о том, что я пускаю всё на автомат потому, что я занимался по Турбо-Суслику, и якобы привык к этим автоматизмам. Автоматизм для меня – это принцип сознания и функционирования. Уход в поток автоматизма. Я по инерции, в неком автоматизме пытаюсь всё облечь в привычные слова, предложения, фразы, выражения. Я всё стремлюсь и пытаюсь привести в привычное мне, в том числе в выполняемые мной проработки. Стремление всё обозначить и навесить определённые ярлыки. Я в режиме автоматизма создаю и поддерживаю, обозначаю привычную мне реальность, привычное мне жизненное пространство.

10. Я плаваю в этом состоянии. Я чувствую себя тяжело. Я чувствую полную и кромешную бессознательность. Я нахожусь в ПОЛНОМ автоматизме чего-то, чего я, как мне кажется, не в состоянии увидеть и прояснить. Я неспособен сейчас в привычном режиме включить ум, и умом что-либо обозначить. Я выполняю процесс поиска привычного импульса бегства в ум, в который мне хочется окунуться, чтобы всё было привычным, что я знаю, вижу и понимаю. Восприятие этого состояния как «пьяного», в котором я неспособен себя контролировать.

11. Стремление ВСЕГДА себя контролировать.
Я себя чувствую как рыбак, которого рыба затащила в речку. Привычка всё контролировать. Когда ВНЕ контроля – я чувствую себя непривычно, и мне снова хочется выйти в рамки и границы контроля: типа, я всё вижу, всё знаю, всё понимаю, всё могу. Стремление и необходимость прийти в норму. А норма для меня – это всё контролировать.

12. У меня плавающее состояние. Я стремлюсь к тому, чтобы всё обозначить на словах, и словами прояснить своё текущее состояние. Другими словами: выболтать своё текущее состояние. Работа через словоблудие. Я работаю через мозгодроч. Я пытаюсь хоть что-то выписать, хоть что-то прояснить. Я не понимаю, отказываюсь понимать, видеть, что я сейчас делаю. Мне хочется себя одёрнуть, потрясти за плечо, и привести себя в чувства, в нормальное работающее состояние. Это – моя текущая позиция.

13. Стремление быть «безупречным» в отношениях с другими людьми, и всё это я делаю на полном автомате, не включая никакого сознания. А само моё состояние – плавающий автоматизм. Я отказываюсь быть и находиться в сознании. Я нахожусь в состоянии вне сознания. Я выполняю активный процесс по вгонянию себя в бессознанку. Я из этого своего текущего состояния создаю и поддерживаю своё жизненное пространство. Я проецирую этот свой автоматизм на отношения с другими людьми. Я отказываюсь себя видеть за пределами рисуемой мной картинки самого себя. Я взаимодействую и общаюсь с тем, что представляет собой реальность, другие люди через фильтр рисуемой мной картинки.

14. Я отгораживаюсь стеной от того, что есть. И так как я тоже есть, я тем самым впадаю в бессознанку. Я себя отделяю от того, что есть, и впадаю в это своё текущее состояние. Состояние зомбо-отлючки. Я как зомби выполняю то, что я делаю. Реагирующая позиция: я погружаюсь в то, что я выполняю. Я реагирую на то, что я делаю. Идея о том, что я выполняю все эти вещи. Я исключаю себя из позиции сознания. Я отказываюсь от позиции нахождения в сознании, и занимаю эту свою позицию, с которой я сейчас работаю. Я отказываюсь работать, так как чувствую себя тяжело. Я притворяюсь, что мне тяжело. Сам отказ находиться в сознании создаёт это моё текущее состояние. Я выключаю свою способность видеть. Я всё это делаю, но на себя не смотрю. Я не вижу, отказываюсь видеть, что это делаю Я. Я пытаюсь найти причины, почему я это делаю. Я сейчас просто перечисляю какую-то ерунду – типа, что я делаю. Я отключаю своё восприятие. Я отключаю восприятие себя. Я смотрю на самого себя.

15. Идея: я всё вижу, я всё воспринимаю, я всё знаю и понимаю, кроме самого себя. Я нахожусь в состоянии непонимания, как с этим работать и как с этим быть. Отказ от себя, отказ от сознания. Деструктивные программы как выполняемые процессы из этого состояния. Я отказываюсь себя прояснять. У меня идёт дальнейший отказ прояснять и рассоздавать своё текущее состояние. Я выполняю блокировку дальнейшего прояснения как активный процесс. Создание образов Я.

+1

16

Имитация работы и игра в проработки, вместо самой проработки.

1. Я отказываюсь работать. Я требую результатов. Состояние: оставьте меня в покое. Я не получаю реальных результатов, так как я реально по факту и не работаю – я нахожусь в ноющем состоянии. Я в этом состоянии неспособен получать результаты. Я не принимаю своё реальное текущее состояние. Я направляю свою работу во «внешние» вещи. Я смотрю не на своё текущее состояние, а не некий «объективный мир», существующий только в моём воображении. Я пытаюсь найти себе умственное занятие, чтобы себя им занять. Я работаю со своей позицией, со своим текущим состоянием, чтобы тем самым повлиять на своё жизненное пространство. Я отказываюсь быть и находиться в сознании, в реальной работе из детской вредности. Я позволяю быть определённым состояниям из позиции своего пофигизма к этому всему. Меня устраивает пофигистическое отношение к тому, что есть, так как мне хочется, чтобы это было. Я воспринимаю все эти вещи, что я выписал, все эти состояния как низкоуровневые, и поэтому я и нахожусь в этом состоянии. Желание и стремление остаться одному и обособиться от всех, вся и всего. Я создаю деструктивную позицию в отношении окружающего меня жизненного пространства: мира, реальности, других людей, сознания и работы по ТЕОС.

2. Я нахожусь в состоянии ленивости. Я своим состоянием создаю ленивую работу: которую я выполняю медленно и лениво, и также продвигаюсь в ней. Парадигма: ленивость – активность. Я создаю это состояние своей позицией.

3. Я о себе невысокого мнения. Я воспринимаю себя как того, кто всё это выполняет, всё это делает, находится в этом всём мной описанном. Я помещаю самого себя в выполняемый мной процесс, и воспринимаю, вижу себя в этом контексте. Восприятие себя как части выполняемого деструктивного процесса. Я создаю умствование и туда впускаюсь. Я выполняю деструктивные процессы, потому что я создал деструктивную позицию и деструктивное видение самого себя в этом всём. Я много оправдываюсь. Я сижу в уме. Я смотрю в направлении делаемого мной, а не в то, что я делаю. Я придумываю процессы, чтобы в них уйти.

4. Идея о том, что это не я делаю, что это – деструктивные программы и процессы, которые надо и необходимо рассмотреть, прояснить и рассоздать. Изначальное восприятие себя как жертвы деструктивных программ. Я выполняю деструктивные программы. Восприятие «Я» как жертвы, выполняющей процессы. Я отказываюсь смотреть и видеть то, что выходит за рамки моих представлений о работе по системе ТЕОС. Я нахожусь в отключке. Восприятие делающего Я, на которого я пытаюсь обратить внимание, как находящегося в отключке. Я отказываюсь прояснять и рассоздать Я, которое всё это делает. Мне удобно рассматривать деструктивные программы. Я стремлюсь сохранить сложившуюся практику прояснения и рассоздания по ТЕОС – рассмотрение всего в виде деструктивных процессов и программ. Я выполняю процесс потому, чтобы спрятаться, скрыться, стать невидимым. Я обвиняю и укоряю себя в том, что я веду себя несерьёзно. Мне всё время хочется себя принизить и унизить.

5. Я отказываю себе в реальной работе. Я не позволяю себе смотреть никуда, что выходит за пределы моего наглюченного жизненного пространства. Я создаю деструктивные процессы и программы, чтобы их рассматривать, чтобы их выполнять. Вот моя умственная жвачка. Я занимаю насмехательскую позицию по отношению к тому, что есть. Я отказываюсь работать реально, и выбираю над этим насмехаться. Упрёк и обвинение себя в том, что я сижу в глюках, а не работаю реально.

6. У меня возникают сложности с тем, чтобы это всё не просто видеть и рассматривать, прояснять, а ещё и рассоздавать. Я отказываюсь видеть и знать, как и что мне рассоздавать. Я отказываюсь видеть и прояснять, что я делаю, и воспринимаю всё это с позиции некой сложившейся реальности, что якобы нельзя прояснить и рассоздать. Я создаю и поддерживаю деструктивное видение того, что есть. Я не рассматриваю себя как деятеля – я рассматриваю себя как глючащего, и постоянно пытаюсь себя впихнуть в эти рамки, чтобы затем в себя потыкать пальцем.

7. Неготовность к реальным результатам, реальной работе и реальным переменам в состоянии сознания, в текущем жизненном пространстве. Я отказываюсь принимать всё это, и отказываюсь занимать другую, непривычную для себя позицию работы. Я привык работать ТАК. Вместо реальной работы я пытаюсь самого себя поймать. Я постоянно пытаюсь «возвыситься» над самим собой. Создание «уровней ТЕОС» с целью выполнения этой игры.

8. Я занимаю позицию полного пофигизма и отстранения. Восприятие делаемого мной как того, что не я делаю, а делают со мной.
Сложности с тем, с ЧЕМ ИМЕННО мне работать. Я останавливаюсь в том, что я делаю.
У меня присутствует желание прояснить ТЕОС как то, что я сейчас делаю и чем я сейчас занят. Я отказываю себе в этом и пытаюсь наглючить себе что-то, что я якобы делаю и выполняю. Восприятие ТЕОС’а как метода по прояснению и рассозданию текущего состояния и деструктивных программ. Состояние: всё, что угодно, но не прояснять дальше. Я отказываюсь от всякой и любой роли, от всякого и любого существования, и перехожу в режим «я за занавеской». Жёсткое цепляние за сложившиеся вещи.
Я остановился на том, что есть. Я отказываюсь прояснять и рассоздавать своё текущее состояние, так как воспринимаю это как «движение дальше», а продвижение дальше у меня ассоциируется с чем-то плохим, типа, если что-то дальше и будет, то будет только хуже. Я не решаю задачи. Я ограничиваю сознание. Я ограничиваю сознание своими ничтожно маленькими представлениями о нём. Я работаю (проясняю и рассоздаю по ТЕОС) в исключительном маленьком жизненном пространстве, в котором только и может существовать ТЕОС в том виде, в котором он сейчас есть). Я рассматриваю и воспринимаю ТЕОС как нечто отдельное от текущего состояния. Восприятие жизненного пространства как ловушки, в которую попало Существо. Восприятие того, что это не Я делаю с самим собой, а Я рассматриваю ловушку, в которую попало Существо.

9. Восприятие физического тела как не своего, как тоже ловушки какой-то. Восприятие того, что физическое тело не принадлежит Существу. Восприятие физического тела как ловушки, в которую попало Существо, и из которого оно пытается выбраться. Желание, стремление, необходимость прояснить состояние «В физическом теле» как деструктивные программы. Я рассматриваю деструктивные программы физического тела, так как Существо попало в ловушку, и неспособно на это – только Я (способен рассмотреть). Физическое тело как текущее состояние.

10. Я сначала палками себя загоняю в нору, а потом недоумеваю, а почему нет работы, а почему нет результатов? Я выстраиваю отношение к самому себе. Отказ работать с другими людьми в 99,99%. Отказ рассматривать свою природу, отказ рассматривать сознание. Я ловлю самого себя на том, что я делаю, так как я отказываюсь принимать на себя ответственность и отрицаю, что Я это делаю. Я не выхожу за пределы и рамки рассматриваемого мной. Я отказываюсь от чувств. Я исключаю из своего жизненного пространства чувства как инструмент. Я отказываюсь прояснять и в принципе рассматривать тему чувств и взаимосвязи чувств и сознания. Идея о том, что чувства – язык души и сознания. Я отделяю себя от чувств, и не рассматриваю чувства как текущее состояние. Для меня чувства – это что-то наравне с эмоциями, и исходящими от ума. Идея о том, что я – это не чувства.

11. Я занимаю позицию отделения и отдаления от других людей, чем и создаю соответствующую умственную игрульку. Я, по сути, делаю себя ничтожным. Я отказываюсь находиться во взаимодействии и вступать в какие-либо отношения с другими людьми. Я создаю ничтожность и ухожу в неё. Я создаю эти процессы, я занят ими, я выполняю их, но сам я нахожусь в пассивном режиме. Я испытываю раздражение к самому себе. Раздражение возникает из беспомощности состояния, в котором находится человек. Я занят выполнением своей реакции на то, что я получаю в своём жизненном пространстве.
У меня всё вызывает скуку. Я вызываю у самого себя скуку.
Я не работаю реально, так как я не принимаю себя.
Я проецирую себя и рассматриваю, проясняю и рассоздаю свои спроецированные проявления.
Я занят собой.

12. У меня возникли сложности с прояснением и рассозданием. Я отказываюсь видеть то, что в моих представлениях я якобы должен увидеть. Я гадаю, что я делаю: я занят собой, я зацикливаю внимание на себе, ну и так далее.
Видение и рассмотрение, отношение к жизни как к тому, что нужно просто прожить. Само это моё отношение исключает РЕАЛЬНУЮ работу, реальное прояснение и рассоздание.
Включается инертность мышления. Мысли работают в определённом направлении: прояснения и рассоздания того, что есть, чтобы выйти в другое пространство, в котором снова нужно будет прояснять и рассоздавать то, что есть, и так далее, бесконечно. Идея о том, что так оно всё есть на самом деле.
Нацеленность на комфортную и благополучную жизнь. Метод ТЕОС используется с целью комфортно и благополучно жить в некой «реальности».
Нацеленность и направленность РЕАЛЬНОЙ РАБОТЫ по ТЕОС на фиксировано определённые вещи, цели.
Цель – отстоять сложившееся.
Я отказываюсь от жизни.

13. Я ушёл в наглючивание того, что я якобы работаю с чем-то большим и глобальным. Я попал в эту ловушку. Я отказался от прояснения и рассоздания этого состояния, так как я начал себе наглючивать идеи, что я впал в ЧСВ, в восприятие себя кем-то «особенным» и так далее. Я себя обманул. Я нахожусь в парадигме «нечто большее – нечто меньшее», и плаваю из одного в другое. Из чего-то меньшего перехожу во что-то большее.

14. Я вникаю. Я отказываюсь от видения и восприятия. Я вырубаю ум, я выключаю сознание, я выключаю сознательность. И я как губка всё в себя впитываю, но не смотрю на это, не воспринимаю это. Я это впитываю, я в это вникаю. Я реагирую и работаю с тем, что есть, что попадает в поле моего псевдовосприятия и моего жизненного пространства. Сам я не работаю в направлении прояснения себя и прояснения сознания. Я нахожусь в позиции защищающегося и нападающего.

15. Я включаю ум, умственную работу, строю логические связи и логические цепочки. Я ухожу в своё видение реальности и объективности – того, что есть на самом деле. Я обвиняю и виню себя в том, что я глючу, витаю где-то в облаках, наглючиваю себе некий образ некого Я. И я ухожу жёстко в этот процесс, который я сейчас выполняю, вырубаю нахрен сознание и вырубаю реальное объективное видение, и заменяю всё это своим якобы сознанием и своим якобы реальным объективным видением. Если я начинаю это выполнять, я в это заигрываюсь, и, как я уже и писал, я жёстко себя загоняю палками в нору, и сижу в кромешном пофигизме.

0

17

Проработка пространства в котором выполняется процесс «Я смотрю».
Прояснение и рассоздание всех процессов, которые выполняются бессознательно под видом «смотрения».

Я смотрю

1. Я использую свои чувства, свои мысли и направляю их на самих себя. Я использую «внутренний взор», не используя глаза, чтобы видеть то, с чем надо работать. Мне сложно выразить на словах то, что я делаю, когда я «смотрю». Я пытаюсь это делать правильно. Я пытаюсь это выразить правильно. Я это чувствую и ощущаю так, что это даже не я как таковой участвую в процессе видения и смотрения. Мне непонятно кто смотрит. Я отказываюсь выписывать, так как опасаюсь уйти в дебри всякой шизы. Когда я работаю с Виктором, у меня включается умственный фильтр, умственная игра по тому, что можно выписывать, а что нельзя выписывать, что может быть якобы расценено Виктором как шиза. Я отгораживаюсь от Виктора, я не позволяю себе видеть с позиции сознания, а «вижу» через определённые фильтры Я, ума. Я создаю саму идею «видеть» и «смотреть» из своего понимания того, как это всё на самом деле происходит. Я отождествляю «видение» с процессом «озарения».

2. Я использую ум в процессе смотрения (что-то выдрать из ума, и это УВИДЕТЬ). Я не смотрю в то, что есть, так как отказываюсь это делать. Под «смотрением» я подразумеваю «работу над собой», и связываю одну умственную игрульку с другой. Я нахожусь в ожидании «озарения», и отказываюсь занимать активную позицию видения. Я отказываюсь просто видеть, просто смотреть. Я имею идею и установку, что с тем, что я «вижу» я не могу, неспособен работать, так как это якобы нереально. Я считаю себя неспособным к реальным изменениям и трансформациям. Я занят собой. Я смотрю и вижу себя, и воспринимаю это как правильный процесс. Я зацикливаю смотрение и видение на самом себе. Я отказываюсь использовать «видение» как инструмент, в том числе для работы по системе ТЕОС. Я продолжаю отказываться от реальной работы. Я отказываюсь реально работать. Я учитываю других людей как реальный фактор в моём жизненном пространстве.

3. Идея и установка, что необходимо работать с собой. И поэтому я и зацикливаю «видение» на самом себе. Я выискиваю «материал». Я не смотрю на то, что есть, не работаю с тем, что есть, а ищу и выискиваю, вынюхиваю «материал» (то, с чем можно и нужно работать). Я отказываю себе в реальной работе, так как в своей позиции я подразумеваю то, что необходимо ещё найти, увидеть что-либо, что мешает и не даёт реально работать. Я из своей позиции создаю умствование. Я создаю позицию «давай поработаем!». Меня не интересует тема смотрения, видения, я это просто делаю. Я не чувствую и не ощущаю себя свободным в том, чтобы смотреть и видеть. Я всегда подразумеваю, что смотрю и вижу не Я. Идея и установка, что если и происходит видение и смотрение, то это делаю не я. Я отказываю себе в том, чтобы просто смотреть и видеть, быть свободным в этом.

4. Я отрицаю то, что я смотрю. Идея и установка, что я не смотрю. Я отказываюсь смотреть. Я смотрю сквозь «шоры», сквозь призму своих знаний и пониманий происходящего. Я упираюсь в свои умопредставления, и отказываюсь видеть реальность и быть в сознании. Я тыкаю пальцем в небо. Я смотрю на призму, создаю эту призму, деградирую в этом всём. Я прорабатываюсь, проясняю и рассоздаю, чтобы увидеть то, что я делаю. Я делаю всё это умом. Я не даю себе видеть. Я не даю себе смотреть. Я в какой-то мере и степени не даю себе быть. Я стремлюсь сохранить своё состояние и сознание, свой ум в «чистоте». Я неспособен видеть. Я этого просто не делаю.

5. Я не смотрю. Я не использую видение, и вместо этого использую ум, умствование, наглючивание. Я отказываюсь работать с тем, что я вижу. Запрет на работу с тем, что я вижу. Я отказываюсь от себя. Я отказался от определённых аспектов себя. Я отказался видеть себя. Я отказался видеть определённые аспекты себя. Я отказываюсь быть и находиться в сознании, видеть из этого состояния, и вместо этого я нахожусь во лжи и вижу ложь. Я засыпаю в своих умопредставлениях. Я глючу себе то, как оно всё на самом деле, и засыпаю в этом, ухожу в это, и занимаю соответствующую позицию, в том числе ложного видения. Я всё, всё, всё держу на крючке того, что мне необходимо выписывать всё это на словах. Я пытаюсь всё засунуть в слова, и отказываю себе в том, чтобы видеть. Идея и установка, что мне необходимо выражать видимое на словах. Идея и установка, что есть одна-единственная объективная реальность, и создание умственных ограничений, чтобы себя «подвести» под эту реальность.

6. Образ «Ленинёнка»: геройства, движения вперёд. И направленность вперёд. Ассоциации всего этого с процессом смотрения и видения. Я искажаю смотрение и видение, и превращаю это в некий высокодуховный процесс. Я наделяю видение не присущими этому процессу и этому действу качествами. Мне присуще некое противостояние с реальностью, и поэтому я отказываюсь её видеть. Сам отказ видеть реальность создаёт моё текущее состояние. Идея и установка: смотри на себя, увидь себя. Я не отпускаю сознание. Контроль и контролирование сознания. Отказ быть и находиться в сознании, и вместо этого стремление манипулировать сознанием. Ограничение сознания. Я ограничиваю сознание.

7. Идея и установка о том, что работая по ТЕОС необходимо работать с собой, с я, с умом, с личностью, с индивидуальностью, и больше никуда не смотреть, так как НЕОБХОДИМО работать с собой. Я отказываюсь работать с чем-либо или с кем-либо, и ограничиваюсь только собой, и поэтому я и ограничиваю себя в смотрении и видении. Я не принимаю себя в стезе видящего, и работающего с тем, что я вижу.

8. Я стараюсь видеть, знать и понимать «правильно». Я внушаю себе то, что я в чём-то не прав, я в чём-то ошибаюсь, и я что-то делаю не так. Я разбираюсь в себе с позиции того, что я «неправильный», «неправый» и что-то делаю не так. Вместо работы с собой, вместо видения того, что я делаю, я работаю с этими идеями как со следствием. Я запрещаю себе БЫТЬ тем, кем я являюсь, БЫТЬ собой в обществе и присутствии других людей, в том числе в работе с Виктором. Я не позволяю себе быть и находиться в реальности, так как мне «необходимо» контролировать других людей и контролировать себя в общем жизненном пространстве и их обществе. Я искажаю своё видение и смотрение, пропуская его через свои умопредставления о других людях, о том, как они меня якобы видят, что они обо мне думают или могут подумать.

9. Я связываю процесс видения с «чувствованием»: почувствовать больше – значит увидеть больше. Я отказываю себе в видении и смотрении, чтобы не работать. Я отказываюсь работать, и стремлюсь сохранить всё как есть вследствие своей незаинтересованности в изменениях и в переменах. Я направляю своё видение в достижение желаемого: чтобы быть и находиться в комфорте и спокойствии. Стремление уйти и уединиться, чтобы быть и находиться одному. Я ограничиваю своё жизненное пространство собой одним, стремлюсь к этому, и «вижу» и «наблюдаю» изо дня в день одно и то же.

10. Я заменяю «видение» процессом направления своего внимания на то, чтобы мне вычистить, почистить, с чем бы мне поработать, чтобы быть и находиться одному. Я создаю себе определённые цели и определённое намерение, чтобы быть одному. И я этими своими целями создаю соответствующее видение. Я направляю своё видение в то, что я делаю и что я выполняю. Я отсекаю себя от того, что есть, в стремлении к уединению, и потом кумекаю, а с чем мне работать? Я не использую своё видение, я не нахожусь в состоянии «я смотрю», так как я деградировал в состоянии «я в гробике», «я в гробу».

11. Я отказываюсь видеть и воспринимать других людей как часть сознания, как то, что просто есть. Само состояние, сама идея и сама установка «Я ВИЖУ» создаёт определённое умосостояние и умопредставление о том, что так оно всё на самом деле.

12. Я стремлюсь себе доказать определённые вещи, и прийти к определённым целям, которые я насильно поддерживаю, что выражается в процессе выполнения этого всего дела. Я не использую видение, я не использую смотрение в связи с ненужностью мне этого.

13. Я заменяю реальную работу по ТЕОС своими фиктивными проработками ради поддержания и выполнения умственных игрулек. Я вырубаю своё видение, смотрение в связи с ненужностью мне этого. Я трансформирую процесс прояснения и рассоздания в процесс проработок с целью прийти к определённому умонастроению, в народе выражаемому в словах «транс» и «отключка», в которых мне хорошо. Отсутствие мотивации и воли к тому, чтобы быть и находиться в сознании. Я рассуждаю о неком сознании, находясь в болоте ума.

14. У меня жёстко выражается и выполняется позиция «не видеть». Я отталкиваюсь от позиции «не видеть». Из позиции «не видеть» я создаю умопредставления о том, с чем я якобы работаю, что я проясняю и рассоздаю. И я всё это воспринимаю в негативном русле, и от этого я стремлюсь уйти, отгородиться, сбежать, съебаться. Я создаю себе определённые умопредставления, которые я себе доказываю как истину, как то, что есть, типа – это реальность. Создавая себе умопредставления о том, что такова «реальность», я от этого пытаюсь уйти, убежать, и вырубаю видение. Я это делаю из этой вот позиции, которую я занимаю. Я выстраиваю себе определённые отношения с миром и реальностью. Я ставлю себе цель – отдалиться. Я воспринимаю мир, реальность и других людей в негативном русле.

15. Идея, установка, убеждённость в том, что если я посмотрю, то увижу только плохое. Я не смотрю, я не вижу, и вместо этого я ПРЕДСТАВЛЯЮ себе плохое. Я своим умонастроением создаю соответствующую позицию в жизни и в проработках. Я воспринимаю себя в ограниченном свете: вот – я, а вот – реальность и другие люди. Я плаваю в своих старых пониманиях и идеях о том, что представляют собой проработки, что представляю собой я, что представляют собой другие люди, мир, реальность. Сам мой отказ быть и находиться в сознании создаёт псевдореальность этой позиции и этого состояния, в которые я верю, и с которыми я работаю.

16. Я пытаюсь себя чем-то занять. Я выполняю активный процесс бегства от того, чтобы быть в сознании. Я заменяю процесс прояснения и рассоздания фиктивными проработками. Идея и установка о том, что якобы только один Я не в сознании, и НЕОБХОДИМО работать с собой, со своими состояниями, со своими позициями, что я и делаю, что я и выполняю. У меня искажённое восприятие того, что представляет собой «сознание». Я глючу о том, как оно всё на самом деле и как оно должно быть в перспективе. Я исключаю из своего жизненного пространства всё, что не является моими представлениями о себе, о других людях, о реальности, о проработках. И то, что я оставляю, я пытаюсь и стремлюсь проработать.

17. Я просто отключился. Я вдруг резко захотел прекратить сессию, прекратить проработки, остаться одному. Для меня это очень неожиданно и очень резко произошло. Я отказываюсь понимать и знать, что случилось и что произошло. Я чувствую неловкость перед Виктором. Я пытаюсь отстраниться. Я отворачиваюсь. Идея и установка, что мне ничего ни от кого не нужно. Я гадаю, что со мной не так. Я перешёл в позицию ума. Я чувствую, что меня судят. Я чувствую, что меня оценивают. Я отдаляюсь от всего этого и включаю ум. Я вырубаюсь в связи с оцениванием и суждением себя. Мне хочется судить, и поэтому я и сужу.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно