Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Материалы по теме "Жертва"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

В этой теме хочу публиковать материалы по теме "Жертва" других авторов и публикации которых  в той или иной мере адекватно раскрывают эту тему.

Цель размещения таких  публикаций  состоит в том, чтобы  максимально и всесторонне раскрыть тему  перед тем, как разместить на форуме собственный цикл публикаций по этой теме. В частности - сейчас пишу статью "Истоки жертвенности в психологии жертвы", в которой опишу и раскрою важные нюансы формирования и поддержания состояния жертвы с точки зрения глубинной психологии и  многолетнего опыта своей практики работы с клиентами по системе ТЕОС.

Размещать публикации буду тех авторов, которые максимально глубоко и научно раскрывают тему "Жертва" с тем, чтобы самому не начинать с описания основ тематики, а сразу перейти к сути проблемы. То есть - использую готовые публикации,  как подготовительный этап к более глубокому раскрытию темы "Психология жертвы и основы проработки жертвы в себе" с помощью тетодик Системы ТЕОС

Работать с выложенными материалами можно по разному: можно просто читать; можно читать  через Шаблон без обработчиков ; можно  дополнительно проработать  тему, используя метод Процедура ТЕОС - метод для проработки своих состояний

0

2

Человек, который выбрал быть Жертвой
Автор: Н.И. Козлов

Жертвой считается тот, кто пострадал от каких-то обстоятельств или чьих-то действий. Человека сбила машина - он жертва ДТП. Это - объективное положение вещей. Но в практической психологии Жертва - не объективное положение вещей, а нечто субъективное, а именно выбранная роль и внутреннее состояние человека.

Какие черты и основные признаки этого состояния? Самые яркие, очевидные и заметные, это: жалобы и описание проблем, обвинения и оправдания (комплекс страдания); опущенные плечики и несчастные глаза, состояние "Я ничего не могу" (состояние беспомощности) и отказ от ответственности, перекладывание ответственности (безответственность).

Вот очень характерный комментарий к статье "Жизненный сценарий": "А что делать, когда есть цели, и шаги ты знаешь..... но откладываешь и не делаешь, и понимаешь, что и твоя жизнь и будущие цели тебя не радуют, самомотивация не работает, даже ради своего рода, и руки опускаются. Собираешь себя, надо действовать.... и снова откладываешь..... И так по кругу..." - Вы видите, человек великолепно научился жаловаться, и более, похоже, не научился ничему.

Как человек страдающий, Жертва противоположность человеку в состоянии внутреннего Хорошо. Ему плохо, а не хорошо. Как человек беспомощный и безответственный, Жертва противоположность Автору. Жертва - тот, с кем сделали, чьи действия или переживания оказались следствием и кто за происшедшее не отвечает. А Автор - тот, кто делает и отвечает за свои действия.

Из страдания и "беспомощности" Жертвы вытекают все разнообразные следствия: чувство страха, игра на жалость, а когда-то злость, обида и готовность обвинить всех, кто виноват в ее страданиях и кто несчастной жертве не помогает. Позиция Жертвы суммирует в себе негатив, деструктив и безответственность. В легкой ситуации Жертва может быть вполне активна (например, обвиняя и мстя), в трудной ситуации опускает руки, демонстрирует беспомощность. Состояние Жертвы - это страх, детский сад, беспомощность, желание обвинить окружающих. Агрессия чередуется с аутоагрессией, в отношениях разыгрываются разнообразные манипулятивные игры. Человек в позиции Жертвы представляет себя человеком слабым, но, как правило, это обманка: это профессиональная игра, где человек играет привычную для себя роль обиженного и несчастного.

"Я страдаю и ничего не могу поделать из-за (вас, погоды, правительства, собственной бессознательности, чьих-то злых умыслов...)"

За позицией Жертвы обычно стоит либо бездумность, привычка сваливать ответственность на жизнь и окружающих, либо та или иная внутренняя выгода. Состояние Жертвы обычно начинается как копирование поведения окружающих, после превращается в манипулятивную игру и используется в связи с теми или иными внутренними выгодами, а в конце концов становится личностной позицией и привычной ролью, обычной дурной привычкой. Любопытно, что поведение Жертвы, как правило, провоцирует нападение на нее.

Позиция Жертвы детям с рождения неизвестна и осваивается вместе с другим социальным багажом, с другими социальными умениями и навыками. Дети видят многочисленные социальные образцы и активно учат позицию Жертвы где-то с трехлетнего возраста, примеряют ее к себе, изучают, как на нее реагируют окружающие (в первую очередь родители) и обычно начинают ее использовать не постоянно, а в определенном кругу ситуаций. Позиция Жертвы нередко оказывается - выгодна... Позиция и состояние Жертвы обычно начинается как копирование поведения окружающих, после используется в связи с теми или иными внутренними выгодами, а в конце концов становится дурной привычкой. Поведение и состояние Жертвы - продукт социального научения, но если мы чему-то обучились, то мы можем от этого и отучиться. Разумные люди, поняв, что им позиция Жертвы не к лицу, себя от этой привычки отучают, осваивают позицию Автора.

Что делать с теми, кто часто играет в несчастную Жертву?

Позиция Жертвы легко запускает треугольник Карпмана - конструкцию межличностных отношений, когда на помощь Жертве для защиты ее от Агрессора призывается Спаситель, при том что через несколько ходов Спаситель сам же обвиняется в том, что он пособник Агрессора... Короче, что делать с теми, кто активно и с энтузиазмом играет в Несчастную жертву и звонит с плачем вам по ночам?

Автор и Жертва в практической психологии

Как правило, смена клиентом своей позиции на авторскую должна быть подготовлена как установлением контакта с психологом, так и нормализацией состояния клиента. Если девушка совсем в разобранных чувствах, глаза плавают или в слезах, то требовать от нее позиции Автора - преждевременно, до этого нужна работа с эмоциями и состоянием клиента.

0

3

Виктимология – психология жертвы
Юлия СИНАРЕВА, психолог

Страх — это самое главное чувство потенциальной жертвы. Из биологии нам известно, что каждый организм по-своему реагирует на страх. Олень замирает. Рак-отшельник наглухо захлопывает свою раковину. Хамелеон меняет цвет и сливается с окружающей средой. Скунс выбрасывает зловонную жидкость. Кошка шипит и выгибает спину. Когда вы сталкиваетесь с опасной ситуацией, как реагирует ваш организм? Вы смеетесь над ней? Вы пытаетесь избавиться от нее? Вы стараетесь найти себе оправдание? Вы прячетесь? Нападаете? Убегаете? Делаете вид, что вас не волнует опасность?

Положение жертвы настолько специфично, что в психологии был выделен даже особый раздел — виктимология (victim в переводе с английского означает “жертва”). Психологи давно интересовались, что общего есть в личности преступников — какие предпосылки, черты характера или страницы жизненного опыта приводят их к нарушению закона. Однако, по многочисленным рассказам следователей, судей, да и самих осужденных можно было прийти к выводу, что и их жертвы тоже имели какие-то общие особенности — как в поведенческих и эмоциональных реакциях, так и в стиле мышления.

Ролевые позиции

Жертва, Преследователь, Спаситель – классические ролевые позицииЕсть три классические ролевые позиции, которые присутствуют в любом из конфликтов. Все они взаимосвязаны между собой. Жертва не может существовать без некоего Преследователя, а как только эти двое начинают взаимодействовать, на сцене частенько появляется герой-Спаситель, пытающийся защитить несчастную Жертву от несправедливых нападок. Сюжет этот хорошо знаком нам еще по сказкам. Бедную падчерицу обижает злая мачеха, но вдруг оказывается, что у бедняжки есть крестная-фея или на ее защиту встают какие-то силы природы, она получает некие волшебные дары от случайных доброжелателей. В сказках зло всегда бывает “справедливо наказано”, жертва реабилитирована, а спаситель скромно уходит вдаль в своих сияющих доспехах. И мы можем быть уверены, что, в случае чего, он вернется и вновь накажет всех “плохих” и поможет всем “хорошим”.

В жизни, однако, все редко бывает так однозначно и легко. Сюжет борьбы добра и зла постоянно окружает нас и в повседневных житейских ситуациях. Вот только каждый из участников спора обычно убежден, что именно он и олицетворяет собой Добро — то есть, несчастную жертву несправедливого гонения. В то время, как другая сторона выступает в роли Злого тирана — в лучшем случае, просто по незнанию, а в худшем — из умышленного коварства и жестокости. Примечательно, что в роли Преследователя может выступать не конкретный злоумышленник, а, например, “неправильные” законы и правила, некачественные товары, “обманная” реклама, противоречивая информация и т.д. Спаситель тоже не всегда приходит в образе доброй феи. Это может быть чья-то авторитетная статья или книга, врач, адвокат, милиционер, психолог, “товарищеский суд” из соседей, друзей и родственников или же просто чьи-то широкие плечи и внушительные кулаки.

Почему выгодно находиться в роли жертвы

Бывают проблемы, которые мешают нам делать то, что мы хотим. А бывают проблемы, которые помогают нам не делать того, чего мы не хотим. Это называется вторичной выгодой. Например, если у вас на руках экзема, то это прекрасный повод, чтобы никогда не мыть посуду. Если вы простудились, то вам не придется идти в любую погоду гулять с собакой. А если вы мать троих маленьких детей, то в ближайшие несколько лет вам можно не беспокоиться о сложностях карьерного роста. Депрессия мешает работать и полноценно общаться. Усталость или беспомощность является уважительной причиной для того, чтобы постоянно просить о помощи (особенно эффективным это оказывается в тех случаях, когда вам кажется, что просто так вы помощи получить не сможете). Беспокойство за престарелых родителей не позволяет вам покинуть их дом и столкнуться со сложностями самостоятельной жизни. Проблемы на работе оправдывают ваш низкий заработок или конфликты с близкими.

Вот почему мы иногда держимся за видимую беспомощность и хотим быть “спасенными”. Например, очень многие женщины ждут от своих мужчин, что те будут встречать их, если приходится поздно возвращаться домой. И дело, порой, вовсе не в том, что ей действительно страшно — просто ей приятно, что он проявляет заботу о ней (особенно если это, в сущности, единственная забота, на которую она может “законно рассчитывать”). Бывает, что для получения этого права на защиту она должна заставить его реально побеспокоиться, а себя — реально пострадать. Я знаю случаи, когда мужья начинали думать о безопасности своих жен только после ограбления или даже изнасилования.

Почему преступник выбрал именно ту женщину, которая обижена на отчужденность мужа? И не фантазировала ли она в тайне о том, чтобы с ней случилось что-то такое, что, наконец, привлечет внимание супруга? Таким образом, мы получаем целую систему втянутых в конфликт людей, и все участники конфликта удовлетворяют взаимные потребности.

0

4

Виктимология – психология жертвы 2.
Юлия СИНАРЕВА, психолог

Убеждения жертвы

Еще один источник рождения потенциальной жертвы — это ее убежденность во враждебности мира в целом. Вера эта старательно подпитывается и средствами массовой информации, и всевозможными страшилками, передающимися из уст в уста, и теми жизненными принципами, которые мы слышали когда-то от своих предков. По телевизору нам ежедневно красочно показывают убийства, грабежи, драки и мошенничества. Порой мы видим готовые рецепты изощренных банковских ограблений, хитроумных взломов и коварных обманов. И все это, говорится нам прямо или косвенно, может случиться с каждым из вас. Не расслабляйтесь, граждане, будьте бдительны, враг где-то рядом, он просто успешно маскируется!

Одно время в Соединенных Штатах было принято оглашать предпраздничные прогнозы о том, сколько и какие преступления будут совершены за праздничный период. И, как ни странно, прогнозы эти всегда оправдывались, даже если на первый взгляд они казались завышенными. И вот однажды кто-то посоветовал не обнародовать эти цифры заранее. И количество совершенных преступлений сразу же стало заметно ниже! Ведь преступники тоже слышали прогноз и подсознательно стремились оправдать возложенные на них ожидания!

Страх — это основное чувство потенциальной жертвы. А между тем, с точки зрения психологии, страх часто сводится просто к недостатку информации. Вы на самом деле не знаете, что скрывается там, за кустом, в сумерках, поэтому вы просто достраиваете картину теми образами, которые есть у вас в голове. Когда объективной информации недостаточно, наш мозг услужливо подставляет вместо белых пятен любые картинки — в зависимости от нашего эмоционального состояния. Когда мы полны сил и энергии, мы с надеждой смотрим в будущее, а в состоянии усталости, растерянности и, тем более, депрессии нам начинает казаться, что так будет всегда. Тут мы легко забрасываем в свое будущее фантазии о возможных неприятностях — неудачах, безденежье, одиночестве, обманах, потерях, изменах и т.д.

Наша жизнь действительно очень сильно зависит от убеждений. Из нашего отношения к себе и к другим людям складывается наша “картина мира”. Во вселенной можно найти подтверждение любой гипотезе. Так что, частенько наши страхи, так же, как и самые заветные желания, сбываются с невероятной точностью. Порой жертва сама “притягивает” преступника своим негативным мышлением и эмоциями.

Собаки чувствуют страх по запаху адреналина, а люди?

Не знаю, может, и преступники находят своих жертв по запаху адреналина. Но, думаю, люди в этом деле куда изощреннее собак. Они способны замечать сотни мелких штрихов в вашем поведении, которые выдают ваши внутренние ожидания по отношению к себе, другим людям, миру в целом. Например, что вы чувствуете, когда внутренне называете себя идиотом? А теперь попробуйте представить, как вы выглядите со стороны, как это отражается на вашем поведении? Конечно, никто из окружающих не мог услышать ваших слов, произнесенных про себя, но они сразу заметили перемену в вашем состоянии, которая произошла благодаря этим вашим “лестным” словам в свой адрес.

Вот почему для нас представляется очень важным не только то, что сказал нам собеседник, но и то, как он это сказал — или что он добавил к собственному словесному сообщению мимикой, позой, интонацией, движениями, дыханием, громкостью голоса, паузой между вопросом и ответом и т.д. Мы делаем или говорим что-то, что рождает в нашем собеседнике тот или иной отклик, вызывает какие-то эмоции, и он не всегда сможет растолковать нам, почему в ответ на вашу реплику он отреагировал именно так. Часто преступник интуитивно выбирает ту или иную жертву среди многих других людей — того, кто больше напряжен, волнуется, или, наоборот, совершенно отрешен и не ждет нападения, того, чье внимание ослаблено, того, кто неуверен в себе или, наоборот, демонстрирует слишком явную уверенность и высокомерие. Не провоцируем ли мы повышенное внимание к себе со стороны тех людей, чей интерес нам вовсе ни к чему?

Типы поведения в ситуации опасности

Наша обычная стратегия реагирования на опасные ситуации часто сводится к трем типам реакций, которые мы инстинктивно усвоили еще от своих животных предков — бей, беги или маскируйся (сделай вид, что тебя здесь нет или что ты уже мертв, побежден). Давайте разберем, как это может проявляться в ситуации реальной опасности, какие преимущества и недостатки есть у каждой из стратегий.

Маскируйся

Яркая окраска у растений и животных часто предупреждает хищников: “Не ешь меня: я невкусный и ядовитый”. Люди тоже пытаются заранее обезопасить себя от возможного нападения с помощью своей внешности, но они поступают наоборот. Если мухомору нужно быть ярко-красным, чтобы его не съели, то женщина в ярко-красном платье на темной улице, напротив, привлекает слишком много внимания и рискует нарваться на неприятности. Люди, чтобы быть незаметными и непривлекательными для потенциальных преследователей, стараются стать “серыми”, бесцветными, слиться с толпой. Неплохо бы научиться маскировать свое беспокойство, и не смотреть с ужасом на любой приближающийся силуэт.

Бей

Если вы предпочитаете по жизни “давать сдачи” или даже на всякий случай “нападать первыми”, то вы, вероятно, приверженец стратегии “Бей!”. Чтобы действовать подобным образом в качестве самозащиты, вам нужно быть уверенным в своей силе. Насколько это правда — другой вопрос. И в животном мире, и в человеческом обществе неоднократно встречались случаи, когда более мелкий и слабый противник побеждал или обращал в бегство более сильного одной только решимостью и силой духа. Ярость часто вызволяет огромное количество наших скрытых резервов — и нападающий прочтет это по вашим телесным проявлениям — мимике, позе, жестам, интонации. Однако если вы принимаете бой, будьте готовы к тому, что и противник может утроить свои силы. Драка есть драка. Ваш гнев может напугать, обескуражить нападающего, а может и разозлить его — все зависит от его мотивов и эмоционального состояния. Так что упорно держаться за эту стратегию может только тот, кто действительно хорошо владеет своим телом и реально уверен в своей силе и быстроте реакции.

Если подобную реакцию проявляет женщина, ей надо быть особенно аккуратной — она может сама навлечь на себя чей-то гнев. Ведь когда женщина ведет себя слишком самоуверенно и самостоятельно, когда она с вызовом демонстрирует свою компетентность, силу (то есть проявляет мужские качества), то с ней и обходиться начинают как с мужчиной — проверять на прочность, меряться силой, пытаться победить. Легко догадаться, что в такой ситуации ее гораздо легче затянуть в конфликт, спровоцировать на агрессию, дожать до появления женской реакции — слез, паники, жалоб. Часть преступников хотят получить именно превосходство, власть над своей жертвой, поэтому они могут пойти на все, чтобы просто увидеть страх и подчинить.

Беги

Реакция “беги!” может быть буквальной (когда вы пользуетесь любыми спасительными укрытиями или просто быстротой своих ног), а может быть, и профилактической мерой. В любом случае, чем дольше вы держите себя в ситуации страха, тем более опасным представляется вам общество. А чем больше вы фантазируете о нападениях и неприятностях, тем больше шансов вы имеете привлечь к себе реальных Преследователей.

0

5

Виктимология – психология жертвы 3.
Потенциально опасные ситуации — как себя лучше вести

Ситуации, в которых оказываются жертвойКонечно, наиболее опасными являются ситуации, когда существует угроза жизни и здоровью. Однако, люди часто столь же горестно относятся к потерям финансовым или имущественным. Порой мы так дорожим своими вещами, что буквально отождествляем себя с ними. Угон машины, взлом квартиры или кража кошелька может восприниматься как физический ущерб, как потеря части себя, как сильное оскорбление. Однако любой оперативник, который сталкивается с подобными случаями десятки раз в день, скажет вам, что в ситуации ограбления вам лучше отдать свои деньги, чем оказать сопротивление и отдать свою жизнь.

В ситуации мошенничества вы не страдаете физически, но частенько вынуждены терять деньги, имущество. Вас могут заставить заплатить за что-то, что вам не нужно (или чем вы не пользовались) — например, оплатить чужой обед, сделать ненужную или слишком дорогую покупку, купить необходимую вещь по завышенной цене и т.д. Как правило, здесь вас снова подводит недостаток информации — о принятых законах, нормах, ценах, приличиях. Именно поэтому такие недоразумения чаще случаются в путешествиях. Вы не знакомы с местными ценами, не знаете, можно ли здесь торговаться и как это лучше сделать, как здесь принято себя вести, в чем состоят права и обязанности — ваши и ваших собеседников.

Так, например, туристы часто бывают оштрафованы местной полицией на очень большие суммы за нарушения, которые кажутся нашим гражданам совершенно незначительными, а по местным законам являются весьма серьезными (неправильная парковка, переход улицы в неположенном месте и т.п.). Обманутыми вы можете чувствовать себя и в местных магазинчиках, где вас легко обсчитать или дезинформировать. Ведь ваша голова занята судорожным пересчетом с местной валюты на доллары, евро и рубли — и когда вы уже окончательно запутались, вам дают “очень большую скидку специально для вас” (доллара на два), делают пару сомнительных комплиментов, и вы уходите счастливый, потратив все, что было у вас с собой.

Конечно, вы вряд ли сможете полностью оградить себя от подобных попыток, если вы в принципе покидаете территорию отеля и хотите познакомиться с достопримечательностями и местным колоритом не только из окна экскурсионного автобуса. С вами как с туристами будут обращаться особо, потому что вы являетесь основным средством дохода для любого продавца, таксиста, официанта. С вами будут очень любезны — за ваши деньги. Но это еще не мошенничество. От чрезмерных трат вас может удержать осторожность и осмотрительность. Покупайте товары только в тех магазинах, где есть ценники, сверьте цены в разных магазинах, уходите от тех продавцов, которые кажутся вам неприятными или подозрительными. Не садитесь в такси, заранее не оговорив цену; проверьте ресторанный счет; установите себе предел, сколько вы готовы заплатить за конкретную вещь и т.д. Все это — прописные истины. Однако в состоянии дезориентации мы порой принимаем решения слишком поспешно или “не в свою пользу”.

Еще один из факторов, который мешает нам вставать на собственную защиту — это “ложные приличия”. Часто первые ростки жертвенности в нас закладываются еще в детстве. Если правила в доме всегда диктует сильнейший, а ребенок вынужден подчиняться или неумело бунтовать, то он усваивает эту модель поведения. В результате у него появляется страх, что, если он не будет подчиняться, (а станет пытаться себя защитить), то будет еще хуже. Многим детям объясняют, что “взрослых нельзя беспокоить по пустякам”, и они вырастают с убеждением, что неприлично кричать или беспокоить людей просьбой о помощи. Значит, надо довести ситуацию до действительно критической, чтобы просить о помощи было прилично, и получить ее гарантированно и без чувства вины.

Как это ни парадоксально, но именно люди “приличные”, уверенные в незыблемости установленных правил и в том, что другие тоже будут эти правила свято соблюдать, чаще попадают в опасные ситуации. Они бывают буквально ошарашены тем, что их “подрезают” на дороге, обсчитывают или требуют взятку. Им неудобно “обидеть” человека подозрениями и отказаться зайти с ним в подъезд поздно вечером или ехать с ним в лифте, неудобно попросить случайного прохожего проводить их до дома, неудобно звать на помощь, если у них вырывают сумку, неудобно заподозрить продавца в обмане и проверить его правдивость и т.д.

А между тем, ваша безопасность напрямую зависит от вашей поведенческой гибкости, умения быстро ориентироваться в ситуации и быстро принимать нестандартные решения. В принципе, любой человек, находящийся не “здесь и сейчас”, а погруженный внутрь своих эмоций, переживаний, мыслей — гораздо легче становится потенциальной жертвой. У него медленнее реакция, гораздо меньше объективной информации о том, что происходит вокруг. Его легче дезориентировать, ввести в состояние замешательства — а это одно из самых подходящих состояний для принятия необдуманных решений. Научитесь быстро “приходить в себя”, прикидывать величину опасности, соотношение сил и вероятные последствия тех или иных ваших поступков.

И, конечно, стоит избавиться и от излишних страшилок. Подкорректируйте свои ожидания. Жизнь из-за этого не станет сама по себе гладкой и безоблачной. Вы будете продолжать получать и радости, и неудачи. Но есть существенная разница в том, будете ли вы воспринимать период счастья как нечто, что должно вот-вот кончиться, а неприятную новость встречать поговоркой “Беда одна не приходит!”, или же относиться к неудачам как к ситуативным промахам и верить в свои силы и дальнейшие возможности.

Как говорится, “Если вы идете по жизни с молотком, вам все время будут встречаться гвозди, которые вам придется забивать”. Если вы убеждены, что мир — враждебен, а вы сами — неудачник, который ни за что не сможет получить от жизни то, что хочет, то вы будете постоянно сталкиваться с обманом, несправедливостью, агрессией, препятствиями на своем пути. И будете отвечать либо апатией и депрессией, либо станете кусаться и размахивать молотком направо и налево.

К счастью, люди не являются такими же неизменными, как сила гравитации. Поэтому вместе с нами меняются и развиваются и наши убеждения. Ведь убеждения, так же, как и эмоциональные состояния, могут стать предметом выбора. Вы можете отбрасывать те из них, которые вас ограничивают, и обзаводиться теми убеждениями, которые сделают вашу жизнь более веселой и успешной.

Юлия СИНАРЕВА, психолог

0

6

Люди-жертвы

Автор статьи: Ксения Аляева.
Взгляд на жертву из позиции гештальт-терапевта.

Позиция жертвы — это позиция человека, который страдает из-за проявлений других людей, государства, внешних обстоятельств.

Такие люди невероятно терпеливы, обычно без внешних проявлений агрессии и нередко возникает импульс начать их спасать, давать им инструкции как им поступить или просто взять и начать делать что-либо за них.

Этих людей обычно жалко, они выглядят страдающими, но при этом часто это страдание сопровождается смирением. Обычно ситуация, в которой оказывается жертва, выглядит так, будто хороший праведный человек стал жертвой коварных людей или обстоятельств.

Особенность этих людей, что с виду они во многом беспомощны, не могут себя защитить.

Но что на самом деле стоит за такой историей?

На самом деле в людях, которые выглядят жертвами, есть три очень важных проявления:

1.
Они не берут ответственность за свою жизнь, постоянно находя источник разрушений во внешней среде. Ну, там, муж-тиран, правительство/оппозиция-изверги, времена не те, начальник-дурак.

2.
Агрессии в них на самом деле много, очень много, но она как правило не осознается и, самое важное, проявляется пассивно в большинстве случаев.

Пассивно — это значит не прямое отстаивание себя, не прямое выражение своего "хочу" или "не хочу", а манипулирование — провокация окружающих на нужные манипулятору чувства или действия. То есть человек не прямо сообщает о том, чего он хочет, а чего-то такое делает, что другие без прямой просьбы делают то, что нужно манипулятору.

Любимое проявление агрессии из позиции жертвы — обвинение. Не важно, прямо оно выражено или нет, но факт в том, что если человек славливает чувство вины, он часто сдает свои территории, делая то, что нужно жертве.

3.
Это люди, часто остаются в так называемом белом плаще. То есть люди, которые стараются сделать все "как правильно". Это дает ощущение собственной хорошести и ощущение выполненной части сделки, заключенной когда-то с кем-то, как правило с родительскими фигурами в детстве.

Сделка эта выглядит как "Я сделал/а все правильно, значит я вправе взамен ожидать нужного мне отношения".

История, где прослеживается жертвенность, на столько популярная, что найти примеров можно тыщщу, не отходя от кассы. Достаточно оглядеться по сторонам или посмотреться в зеркало. Я вот, кстати, миллионы раз в своем зеркале замечала человека-жертву.

Что бы не потонуть в примерах, я приведу пару сильно упрощенных, выпуклых примеров того, как это может проявляться.

Мама разговаривает с сыном.

Сын:
- Я решил поступать в кулинарный техникум, мне не нравится идея поступления на юр. фак. 
Мама, хватаясь за сердце:
- Как? Это как это? Это, значит, мы с твоим отцом столько сил в тебя вкладывали, столько денег на репетиторов отдали, отказывали себе во многом ради того, что бы ты не повторял наших ошибок, и это все для того, что бы ты стал каким-то ПТУшником?!! ...Ой, все, я не могу, у меня с сердцем плохо.

Женщина жалуется подруге:

- Мой муж — самое настоящее испытание! Это мой кармический долг! Вот все люди как люди — у тебя вон муж хороший, у Люси вон Ваня молодец, и только мне достался подарочек! Он приходит домой поздно и пьяный, с помадой на рубашке! Денег не дает уже второй месяц, тратит все на свои развлечения. А я... А я целыми днями ради него стараюсь! И квартиру убираю, и готовлю постоянно. А он даже про мой День рождения забыл, гад!

В первом случае мама транслирует послание: я со своей стороны так много сделала, что бы быть хорошей мамой, что теперь жду от тебя, что ты будешь хорошим сыном для меня. Хорошим сыном — значит будешь делать так, как надо мне. А если не будешь делать так, как надо мне, то я буду делать тебя виноватым за мои чувства и здоровье.

В этой ситуации есть лишь объектное отношение к сыну. То есть сын не воспринимается как отдельный человек со своими выборами, решениями и чувствами. Уважения и замечания в этой ситуации мама не транслирует. Она пытается надавить на сына, собственно, очень мощное проявление агрессии, что бы сын подчинился ее воле. И сделать она пытается это через позицию жертвы.

Во втором случае женщина жалуется своей подруге на мужа. Она описывает его как ужасного человека, а себя как хорошую услужливую хозяйку. И в такой формулировке звучит сделка, которую, видимо, женщина заключила.

И очень вероятно, что заключила она ее в одностороннем порядке: я буду соответствовать представлениям о хорошей жене, при чем, представления эти могут быть бабушкины или мамины или взятые из журнала, а взамен ты должен быть мне хорошим мужем.

При этом муж может быть совершенно не в курсе о том, что он как бы в сделке. Он может быть в своих фантазиях о какой-то своей собственной сделке с женой. И в его картине мира брак может включать
блэкджек
и шлюх, как говорится.

В данной ситуации подруга этой женщины по сценарию должна проявить агрессию на мужа. Например,"Козел какой, а! Вы посмотрите на него!" и возможно даже всячески эту агрессию демонстрировать мужу своей подруги. И тогда все на месте в треугольнике Карпмана. Жертва — жена, спасатель — подруга, муж становится преследователем.


  * * *

Многие из нас привыкли видеть нищих и попрошаек. У кого-то уже выработался иммунитет, подкрепленный знаниями о том, какая мафия может стоять за попрошайками. А некоторые достают деньги из кармана. Если бы не давал никто, не было бы попрошаек.

Люди-жертвы умеют задевать тонкие струны души, вызывая к себе через эмпатию других людей очень сильные чувства — сострадание, сочувствие. Люди, порой, узнают свои состояния уязвимости, и, поддерживая других в трудных ситуациях, поддерживают на самом деле себя. Ставят себя на место человека в уязвимости.

И я считаю способность к эмпатии и состраданию очень важными способностями. Они про человечность, которой не так уж много в мире. А теперь представьте, что осознанно или нет, этой эмпатией и состраданием пользуются в целях получить какую-либо выгоду.

Хрен бы с ними, ненастоящими попрошайками, про них легко забыть. Но забудет ли сын такое функциональное отношение к себе, с использованием его сострадания? Окей, если просто не забудет, но так ведь можно вырубить вообще всю чувствительность.

Ну, в смысле, что для того, что бы выживать в такой агрессивной среде, может сработать механизм — отключение ко всем чертям всякой эмпатии и сострадания.   

Или вот, подруга, включившаяся в ситуацию с неверным мужем. Вот, например, она включилась через эмпатию и сострадание в ситуацию. Вот, она сказала, что все будет хорошо, вот она взяла всю инициативу в свои руки и предложила подруге переехать к себе подальше от мужа-изменщика.

Вот она теснится в своей маленькой квартирке, уговаривает своего мужа, что это временно, у нее на все на это уходит много сил. И вот однажды, ее подруга-жертва летит на крыльях любви к своему мужу-изменщику и говорит ему "Василий, не виноватая я, не хотела я от тебя прекрасного уходить. Это все моя подруга сбила меня с толку и настроила меня против тебя!".

Что чувствует подруга-спасатель? Что ее использовали. Либо виноватой себя чувствует. В результате все складывается так, как надо было жертве. Совсем не похоже на беззащитную заиньку, если посмотреть по фактам, правда?

Эти два примера абсолютно вымышленные. Но даже описывая эти примеры я за собой замечаю свое проявление жертвенности — я замечаю, что в моих строках есть обвинение жертв. Что по-сути и является ровно тем же, о чем я пишу. Ну, то есть в процессе написания этой статьи, пока я выдумывала и описывала эти примеры, жертвы стали моими как бы преследователями. А к читателю я обращаюсь этими текстами как к спасателю.

Наверно, я пока не достигла дзэна, когда можно описывать примеры треугольника Карпмана и не вкружиться в него. Но я все же попытаюсь выкружиться из этой истории, что бы сфокусироваться на основной своей мысли: позиция жертвы несет в себе очень много агрессивности. И, по-сути, находясь в такой позиции легко стать насильником. То есть нарушить границы других людей против их воли. Украсть у них что-либо — время, ресурсы, усилия.

Позиция жертвы, я уверена, знакома каждому из нас. Про себя знаю, что я так провела большую часть своей жизни. И кого я только таким способом не насиловала кто меня только не спасал!

Я могла поплакать, например, страдая натурально от невыполнения моей прихоти, а мужчины мои, не выдерживали и делали таки так, как надо мне. Красота!

Или до сих пор никак не могу справиться с одной своей особенностью. Если я не одна, я теряю способность ориентироваться на местности, а карты для меня имеют такую же функциональность, как для мартышки очки. Но когда я одна, то я внезапно нахожу способы ориентироваться.

Потому что когда я одна, я знаю, что никто меня не спасет. А если есть рядом кто-то, да еще и хорошо ориентирующийся на местности? Да я как впервые в жизни вижу карту и не могу придумать куда в нее смотреть в такие моменты. А главное зачем? Ах, я же вся такая беспомощная и со мной так легко быть героем. Улавливаете сделку?

Ну короче, все эти игры Карпмана, Берна и вот это все, все равно являются частью нашей жизни. Но когда это безопасно и взаимоприятно, это норма. А вот когда это единственный способ быть в отношениях, вот тогда начинается засада.

Да, жертвы пассивно, не прямо, но очень ядовито могут проявлять свою агрессию. И по сути, позиция жертвы — очень, просто очень властная позиция. И, как известно, за все нужно платить. И люди-жертвы платят за свой способ быть постоянной тревогой, которая может выражаться в тотальном контроле. А все почему?

А все потому, что если не брать на себя ответственность за себя, например, самостоятельно заботиться о своей жизни, безопасности, деньгах, прямо проговаривать все сделки, прояснять то, что остается под сомнением и пр, то ответственность приходится брать практически за весь окружающий мир.

Если упростить эту мысль, то она звучит как "если я чувствую, что другие должны нести ответственность за мои чувства, здоровье и состояния, то и я на себе чувствую ответственность за чувства, здоровье и состояния других".

Ну, если на примерах, то мама, если сын хорошо учится и поступает на юр. фак., переживает это как "это все потому что я хорошая мама, столько в него вложила, мой сын — мое достижение!" Теперь-то понятно откуда столько непрямо выраженной злости на сына, если он выбирает свою дорогу? Это переживается мамой как ее личный проигрыш как родителя, как поражение.

Если муж нашей второй выдуманной героини приходит домой вовремя и без губной помады на рубашке, то это переживается героиней так, что это следствие ее действий и поступков. "Это все потому что я хорошая жена", может думать она.

Сделки могут заключаться с кем угодно и про что угодно. Можно заключать сделки с идеями о карме и астрологическими прогнозами. Во всем этом есть идея проницаемости: есть в этом мире что-то большее, чем я. И это что-то влияет на меня.

Это абсолютная здравая и реалистичная на мой вкус идея. Но вот как ее можно вывернуть, если нет ясного распознавания своей реальной ответственности и власти над своей жизнью: И если я буду делать так, как это нечто большее считает правильным, то взамен я получу то, что нужно мне.

Узнаете сделку?

Засада только в том, что проецируемая на мир (Бога, астрологию и пр.) родительская фигура действительно могла поддерживать эту игру со сделками, собственно, и научить этой игре, а вот мир по сути, индифферентен к сделкам. Он действительно больше каждого из нас и живет по своим законам, независимо от того, какие сделки в своем воображении мы заключаем.

Поэтому часто оказывается, что при таких моделях люди-жертвы живут не своей жизнью, и все силы тратят на охоту за получением возврата своих инвестиций, вложенных сил,в надежде получить в ответ желаемое. Иногда вливают все больше и больше, что бы уж точно получить обратно. Но это оказывается все дальше и дальше засасывающей трясиной.

Как выйти из этого высасывающего силы кругатреугольника?
Ну, как водится, на словах все просто:

1.
Замечать его. Исследовать как происходит переход из жертвы в преследователя. Из преследователя в спасателя и т. д.

2.
Тема с созависимостью всегда связана с распознанием собственных границ, которые без этой работы переживаются как ооочень широкие, включающие чувства, поступки и проявления других людей, событий и пр.

А границы всегда связаны с чувством злости. Исследуйте это свое чувство. При каких обстоятельствах вы свою злость давите на самом-самом подходе? А когда и как вы взрываетесь? В общем, суть вся в том, что бы научиться распознавать свою злость как можно раньше.

Распознавать и чувствовать злость — не значит со всеми ругаться, кого-то посылать или бить в морду. Замечание чувства и действие из какого-либо импульса — это разные вещи. Замечание чувства позволяет прислушаться к себе на предмемет "о чем я себе сообщаю этим чувством?".

3.
Самый важный пункт. В позиции жертвы всегда есть два полярных переживания — большая личностная мощь и переживание своей влиятельности, которые периодически сменяется переживанием бессилия, незащищенности и зависимости, будто к человеку или даже обстоятельствам вы прикованы наручниками, лишенные выбора.

Так происходит из-за привычки фокусироваться на чем-то/на ком-то другом, только не на себе. В смысле, заботиться и замечать другого, включая его ресурсы, проще, чем вести реалистичную инвентаризацию своих собственных ресурсов и сосредотачиваться на работе по их приумножению. Не за чужой счет, это важно.

В отношениях это может проявляться поиском причин и оправданий почему партнер делает так, а не сяк. Это потому что у него травма детства/это потому что он/она/они ... Но за всеми этими увлекательными исследованиями не хватает пороха на увлеченность собой, своей жизнью, своими интересами, удовольствиями и ресурсами, включая материальные.

Постарайтесь больше интересоваться своими ресурсами и их развитием. Пробуйте новое, набивайте себе шишки новым опытом — это может в чем-то разочаровать по части изменений о своих ресурсов, но это очень обращает к фактической реальности. А в ней всегда есть твердая опора.

А значит, со временем можно нарастить свои ресурсы так, что бы ваше счастье и внутренняя гармония зависели в большей части от вас. И что бы у вас был выбор — опираться только на свои ресурсы или довериться кому-то. Отсутствие выбора, обычно, очень усложняет жизнь. Но что бы была возможность произвольно выбирать, иногда приходится проводить большую работу души.

0