Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ПЖ-75. Отказ от способности быть собой, являть себя

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ПЖ-75. Отказ от способности быть собой, являть себя. Отказ от способности быть достойным благ и любви, отказ от способности быть правильным и т.д.

Все, что я делаю, например, эта сессия теоса – может проходить только в замкнутом режиме, в одиночестве. Этим нельзя делиться, нельзя себя выражать, нельзя показывать свое настоящее, естественное содержимое, нельзя это проявлять. Страх испытать эту боль ничтожества, неудачника, некоего бесправного и уничтоженного существа.
Нельзя показывать, нельзя выражать, нельзя проявлять себя.
И идея в уединении что-то создать, себя прокачать, чтобы выйти в мир, и с одной стороны, чтобы приняли, а с другой – желание отомстить, доказать, что они были неправы и даже возвыситься над ними. Где-то здесь живет желание доминировать, возвышаться. Делать все, чтобы не допустить боль бессилия и поражения, и отказа от способности быть собой и быть достойным.

Пространство:

1. Мне страшно, я зажат, я больше не мог там оставаться, я выключил себя. Вообще ничего не соображаю. Не мог больше там находиться, оставаться там. Уснуть. Притвориться спящим, будто бы меня здесь нет. Будто бы я сплю и ничего не соображаю и нет меня. И враги такие постоят рядом, увидят, что я сплю, и отвяжутся от меня и уйдут. До этого был пик боли, когда я уже не мог отвечать на запросы реальности, на ее проявления. Настолько пиковым было напряжение, потому что я постоянно сжимался, сжимал себя, вжимал себя в себя самого. А вжимал, потому что мне было очень страшно, непонятно, как себя вести.
Вызвать жалость к себе, чтобы отвязались. Да что же я такое пишу, это явно идеи не из этого пространства, тут ни слова о том, чтобы не проявлять внутреннее. Я спать хочу, мне страшно, мне одиноко, мне хочется спрятаться. Бессилие и одиночество.
Идея, что я не могу, что я слаб и ничтожен, что со мной что-то не так. Слабость, бессилие, ватность, туманно все. Отчаяние и боль. Хочется страдать, это способ с реальности сбежать, в которой, как я считаю, у меня ничего не получается.
Отказ от способности иметь хребет \ сердцевину, быть собой, ценить себя и своё, иметь опоры в себе, быть достойным и т.д. Отказ от способности быть достойным благ и любви, так, пожалуй.
Страх и отчаяние как-то себя проявлять. Всегда ненавидеть себя, вообще отказываться двигаться и выражать себя. Ведь по умолчанию любые мои проявления – недостойны, неверны, ошибочны, неправильны, отвратительны. Стало быть, всегда стресс и ужас себя проявлять, непонимание, как это делать, чтобы было правильно. Идея, что себя надо прокачать, изменить, сделать что-то иное (всегда не то, что я делаю), чтобы приняли / любили / чтобы было правильно.

2. Я просто сижу и стараюсь не обращать внимания на то, что происходит, не понимать этого. Я отказываюсь осознавать значение и смысл происходящего, отказываюсь знать правду о происходящем, ведь если я узнаю, то снова будет адски больно, что я – безнадежное говно, и все мои проявления отвратительны. Всегда отчаяние и боль внутри, что если я узнаю правду, то надежды на какие-то улучшения ситуации, на то, что я становлюсь или уже стал сильнее и правильнее – исчезнут. Малейшее подтверждение боли и страха, что я опять сделал не то, проявил себя не так – и сразу отчаяние и боль. И зависимость от мнения других. Избирательность согласия с теми или иными словами и реакциями людей. Если хвалят – хорошо, но это рождает еще больший страх, еще большее напряжение и еще большую опору на этого человека, который похвалил. Теперь ведь нельзя не оправдать его\ее ожиданий, нельзя не соответствовать, нельзя подвести, нельзя допустить, что он\она разочаровались, нельзя ошибаться. И напряжение возрастает многократно, и опора не на себя, а зависимость от этого человека.
А если не хвалят – то я обижаюсь, злюсь, не согласен, пытаюсь что-то доказывать. В любом случае я не знаю, что происходит на самом деле, а полностью перевесил эту функцию на других людей. Ведь я сам не знаю, не могу знать, отказываюсь знать, достоин ли я, правильно ли я себя повел, угодил ли я другим – об этом только другие могут судить и говорить. И всегда служение другим, и всегда надежда, что похвалят и страх, что осудят. Сильный страх осуждения, потому что боль. Стараться угождать.
Голова не работает, думать не хочется, знать не хочется, соображать не хочется. Чтобы не знать реальность, не разбираться в ней. Я отказываюсь от способности думать, знать, соображать, понимать самостоятельно. Я отдаю эту функцию другим людям: пусть они понимают, думают, судят, оценивают, а мне дают готовое. В этом случае, есть надежда, что оценят и похвалят. А если буду думать сам, то всегда будет боль, потому что всегда стресс и непонимание, и позиция, что в любом случае делаю не то. Позиция неизменна, что бы я ни делал: сомнения, страх, необходимость, чтобы другие оценили. Сам не могу не буду, чтобы не знать, что снова ошибаюсь, что снова мои проявления ужасны, и я ничего не достоин: ни любви, ни принятия. И надо срочно стать кем-то другим. Добиться причин для признания и принятия меня.

Отказ от способности осмысливать и знать, понимать, что происходит, и что все это значит.

3. Сразу глаза закрываются. Вот если бы не видеть, не воспринимать информацию, ее не нужно будет понимать, обрабатывать. И я не узнаю правду. Я настолько боюсь воспринимать и понимать, что очень хочется тишины. А реальность видится страшно беспорядочным и громким шумом, от которого хочется закрыться и спрятаться в тишину. Идея закрыть глаза и отдохнуть от потока информации происходящего, перевести дыхание на какое-то время побыть в тишине. Ощущение перегруза информацией, ведь этот поток надо воспринимать, надо обрабатывать и понимать его, а я не хочу, я отказался. Мне очень хочется тишины. Я стараюсь не смотреть, не воспринимать. Отказ от способности к восприятию.
Я вижу то, что хочу видеть. Я это переиначиваю, и страшно увидеть то, что может эту картину порушить. Всегда противоречия, фильтрация, чтобы создать хоть какое-то подобие реалистичности и равновесия картины. Жить во тьме и в тишине базово, выхватывая по необходимости какие-то куски реальности и лепить из них уютную картину.
Прояснять состояние и точку не хочу. Я лучше додумаю что-нибудь, и проскочу дальше. В настоящем и настоящее не воспринимать.
Не хочу этого видеть, воспринимать. Отказ от способности воспринимать действительность.

4. Я не сдвинусь с места. Я тут сижу, никуда не смотрю, что-то себе воображаю. Я много говорю, потому что на словах всегда можно нарисовать любую картину о себе, любой образ себя создать и внедрить людям. В отличие от делания, от проявления и выражения себя в деле. Я сижу на месте и много говорю. Компенсирую отказ показывать внутреннее и типа настоящее, отказ себя проявлять. И мне очень страшно, и чем ближе необходимость делать, тем больше я говорю, чтобы отсрочить или даже избежать делания. Идея, что надо постоянно говорить, говорить много, надо постоянно поддерживать образ себя, и компенсировать постоянные ошибки, косяки, минусы, которые я допускаю, если все-таки приходится делать, проявлять себя. Идея, что каждый раз, когда я себя выражаю, проявляю, я обнажаю свое ничтожество, и люди мгновенно разочаровываются и отвращаются. И я тут всегда стремлюсь хоть как-то возместить это словами, болтовней. Я чувствую себя унизительно, ничтожно, мне стыдно за себя, что не оправдал ожиданий, что такой сильный контраст слов с делом. И, разумеется, стараюсь не делать, не двигаться, никак себя не выражать.
Отказ от способности делать, проявлять себя в деле. Заранее обреченность на ничтожество, отвращение к себе других и меня самого. Боль неправильности и ничтожности любых моих проявлений.

5. Каждый раз, когда я что-то говорю или делаю, у меня идет параллельных процессов куча: ловлю обратную связь, боюсь, что не угадал, не попал, сказал и сделал не то. И сразу отчаяние, что ничего не получается, что ничего не получится. Позиция, что, что бы я ни делал, у меня все равно ничего не получается. Самоедство и самобичевание, демонстрирую: «Вот смотрите, опять не получается, и снова не получилось, что бы я ни делал». И я бью себя по рукам, я ненавижу себя. Я доказываю себе и другим, что у меня ничего не получается. Я обесцениваю все, что делаю, я намеренно делаю плохо, бросаю – все, чтобы остаться в роли и позиции, что я ничтожество, которое обречено на неудачу. Я стесняюсь себя, я боюсь себя показывать, являть, потому что позиция, что все равно не получится. Я буквально деревенею, впадаю в ступор, не могу двигаться. Ведь надо делать, надо себя проявлять, а позиция, что любое движение проявит неспособность и мое ничтожество. Значит, нельзя двигаться. Какой смысл начинать делать, если я не знаю, как правильно, если буквально все, за что берусь – не получается, делаю не правильно. Надо делать – не буду делать, потому что все равно не получится.
Ненавижу себя за это, презираю, демонстрирую свою презренность, унижаю себя в своих и чужих глазах. Создаю ситуации, где я посмешище. Идея, что если я буду смешным и убогим, надо мною сжалятся, меня примут, со мною будут дружить. Ведь я же беспомощный, добрый, безобидный. Ведь я же ни на что не претендую, ведь я же не способен ни на что сам. Жалкое посмешище, симуляция доброты и безобидности из позиции бессилия к сопротивлению и конфликтам. Таким образом, я еще и надеюсь на принятие и любовь. Если не буду претендовать, буду угождать, служить, симулировать бессилие, что во мне нет угрозы и конкуренции, что я такой простачок – то меня будут любить.
Позиция беспомощности, бессилия. Надежда, что если я в этой позиции, то меня примут и будут любить. Если я буду ниже других, беспомощным, и не буду претендовать, меня будут жалеть и любить.

6. Уснуть. Больше не осознавать реальность. Состояние, что нет сил, что я устал, что очень нужно лечь где-то, найти уголок и просто упасть, уснуть. Да прям здесь и сейчас отключиться посреди «арены жизни», где бы я ни был. Если на улице, то недомогание, слабость в теле, я уже не могу вынести реальность вокруг, что она есть и я в ней присутствую. Мне нужно срочно домой, и уснуть, чтобы не осознавать происходящее. Я даже глаза не поднимаю, никуда не смотрю, ничего не слышу, мне надо скорее выключить себя. Просто выключить себя. Физически невыносимо быть в теле и сознании. В теле прям боль, по телу разлита. Все обесценить, сбежать с момента, каким бы он ни был, отключиться полностью.
Очень некомфортно быть в сознании. Страшно все вокруг, уже ничего не понимаю, что происходит, не смотрю на это все, уже и роль жертвы себя не оправдала, уже просто от всего на свете реального надо отказаться. Мне срочно надо отключиться.
Беззаботность, пофигизм, эйфория, безразличие к происходящему. Идея, что я не здесь и меня это не касается. Боль осознавать реальность. Осознавать могу только выдуманные картинки, экраны, проекции. Обложить себя иллюзиями и игрушками, соткать некий свой мир и запустить в нем процессы. Все теперь проживается в отключке, в голове, в фантазиях. На реальность запрет. Всегда пустые глаза, и смотрю всегда внутрь, в реальности меня нет уже.
Я в этих фантазиях и себя нарисую великим, успешным, у которого все получается, который достоин и все такое. Здесь в этой точке я пытаюсь жить выдуманными образами себя. Я отказываюсь осознавать, что могу (и наверняка делаю) фигню в реальности. Проецирую на себя, на обратную от людей связь. И сильный страх перед реальностью, что все это не так. Ведь тогда все мои фантазии рухнут, все эти экраны и надежды на их реалистичность рухнут.
Достраивание себя, оправдания себя, что я лучше, что я хорош. И удерживать эти образы.
Отказ от сознания в реальности. Отказ осознавать реальность. Проживание себя (как некоего антипода неудачника, т.е. человека достойного) и происходящего в фантазиях.
Последние надежды на чудо.

7. Вообще ничего не хочу, раздражительность и злость к любым проявлениям реальности. Все, что воспринимается – воспринимается как помеха, как нечто нежелательное. Ведь оно напоминает, что я еще здесь, в этом мире. Высокомерие, надменность, ЧСВ, идея, что мне это все не ровня, все это не то. Обесценивание, уничижение всего, что есть. Насмехаюсь над всем. Прячусь за этими масками от дичайшей боли вообще быть в этом мире, ведь полное бессилие и безнадега. Ведь деваться некуда, ведь поражение признал уже по всем фронтам. Отказ от способности в принципе быть и функционировать в этом мире. Ведь, что я сделаю, это все неправильно, недостойно. И это лишь усугубит ситуацию. И это приведет лишь к дальнейшим потерям и ухудшению.
Но если я еще здесь, то, значит, мне придется с этим как-то взаимодействовать, я же не могу это игнорировать. Я же тут посреди жизни сижу статуей в отключке и никак с ней не сонастроен, не текуч. И жестко прилетает со всех сторон.
И я придумал себе, что меня здесь нет, что мне это все не нужно, меня это все не касается. Все, что происходит в реальности, я могу игнорировать, обесценивать, изолировать, т.к. якобы меня это все не касается.
Если я изолируюсь и отрежу реальность, уничтожу ее, то будет мне счастье, я смогу свободно себя выражать, проявлять. Я обрету свободу и легкость, в противоположность каменной зажатости и боли самовыражения. Идея своды от всего и вся, что запрещает мне выражать себя, что напоминает о то, что я ничтожество. А тут я смогу быть собой.
На деле – полный отказ от любой связи с реальностью, от признания того факта, что я фактически всегда здесь в этом мире, и никуда из него не девался. Это невыносимо больно, поэтому я отказываюсь от связи себя с реальностью.

8. Невыносимость, невозможность дальше жить. Тягостно. Безысходно. Сама жизнь в любых ее проявлениях причиняет боль. Сам факт, что я существую здесь – невыносим. Тут больше нечего делать, не на что надеяться. Вообще все обесценивается и отрезается, уничтожается, исключается из сознания. Все, что только может быть воспринято – отрицается, ведь это еще одно напоминание, что я еще здесь – там, где больше быть не хочу, не могу.
Одна спасительная идея, что я здесь не буду, что я уйду. И я стремительно дожигаю, уничтожаю остатки и следы своего присутствия в этом пространстве. Дожечь, уничтожить, похерить все на свете, даже если уничтожать придется много и долго. Позиция такая - уничтожать все, всего себя, все свои остатки.
Всегда и на все эта позиция – я жить не буду, я уйду.
Драма и страдания несчастной жизни, которая лишена смысла, глубокая депрессия, ничто уже не радует. Попытка сбежать от боли через полный отказ от существования. Не будет жизни – не будет боли.
И жажда отыграться, жажда начать заново, жажда победить в новом пространстве. Идея, что я теперь знаю, как надо действовать. Я же уже проживал, я же уже проходил это. Идея перепрожить жизнь, не наступая на грабли, ведь я якобы помню, где они лежат.     
Отказ от существования в этом пространстве, идея поскорее перезапустить эту игру – как говорят геймеры, сделать некий респаун.
Конец игры здесь, и начало новой где-то там.

9. Центральная точка:

Страх и безысходность. Позиция собственного ничтожества, будто меня уничтожили, убили, растоптали. И я не могу прийти в себя, оправиться, подняться. Все то, кем я был, считал себя, радовался себе, опирался на себя – было уничтожено. Как будто кто-то сказал мне, что все, что я из себя представляю – говно, отвратительное и ничтожное что-то. И я это принял. Идея, что я и правда говно, что все, что я считал в себе достойным – таковым не является, а является лажей. Я недостоин, во мне нет ничего хорошего, мне больше не на что опираться. Любые мои проявления – тоже говно, ведь это мои проявления. Поэтому я не знаю, как себя вести, и отказываюсь себя проявлять. И тут без вариантов. Любые мои проявления обречены, ведь они мои, а я – говно. Такая позиция. И, стало быть, мне нужно от себя отказаться и стать (постоянно становиться) кем-то другим. Ненасытная бездонная дыра, пропасть. Ведь позиция неизменна: не быть собой (я говно) – быть другим (стать лучше). Быть кем-то, кого примут и будут любить.
Отчаяние и боль, обида и слезы. Желание отомстить, доказать. Но, разумеется, не здесь и сейчас, а когда-нибудь, когда я изменюсь и стану достойным. Вот тогда вы офигеете от моей офигенности. И будете меня любить.
Боль и отчаяние жить и быть собой, стремиться, активничать. Я – вне игры на этой арене жизни, мне здесь нет места, я недостоин. Принял позицию, что все, что я из себя представляю – не годится, оно ничтожно, отвратительно. И я отказался от этого, отказался быть и жить собой. Опустил руки, сдался, принял то, что я есть ничтожество, и собой быть нельзя.
Надежда, что оценят, похвалят, что полюбят и примут. И всегда страх и напряжение, что если не сейчас, то потом, но обязательно оступлюсь, и люди увидят мое истинное лицо, а оно недостойно и отвратительно.
Взять и вырвать у себя хребет и сердцевину, перестать на себя опираться, всегда обесценивать и отрицать любые свои способности и качества. Всегда считать их недостойными, недостаточными и всегда бояться повторения этой боли, когда из под меня вышибается фундамент опоры на себя самого.

Отказ от способности быть собой, опираться на себя и проявлять свое настоящее и естественное.

--

Все, что было моим – я отказался, потому что идея, что это ничтожно и отвратительно.

Отказ от способности быть собой, являть себя. Отказ от способности быть достойным благ и любви, отказ от способности быть правильным и т.д.

Типа как есть, я недостоин, а жить и являть себя как-то нужно, поэтому нужно быть\стать кем-то другим, кого примут и полюбят.

+1

2

Имплант 1

Раздражительность. Сонливость. Мечты об абстрактном счастье, на котором надо сосредоточиться. Остальное отвлекает. Так и хочется застрять вниманием в какой-то приятной картинке. Туда направить все внимание, а уродскую действительность, которая только мешает, потому что сильно отличается от усыпляющей картинки, отринуть. Напряжение, держать оборону, все обесценивать, все мешает, все отвлекает. А спасает только это некое абстрактное выдуманное счастье, в котором все хорошо, но которая явно не здесь, а где-то галлюцинируется мною.

Имплант:

Внушает:
Тошнота, хочется отвернуться от всего, чтобы не мешало. Все вокруг причиняет боль. Я не хочу этого. Закрыться, зарыться куда-нибудь. Куда угодно направить внимание, лишь бы забрать его из текущей действительности, из мира, из происходящего здесь и сейчас. Я делаю вид, что чем-то занят, что на чем-то сосредоточен. Хочется, чтобы ничего этого не было, а была лишь моя картинка-мечта, и целиком в ней застрять и так и сидеть в трансе.

Принуждает:
«виснуть» - сидеть в трансе, вообще отсутствовать для этого мира. Раздражительность, напряжение, от всего стараться отгородиться, чтобы ничего не мешало, не отвлекало. Исключить из сознания этот мир, эту реальность, сам факт моего наличия и обусловленности этим. Идея свободы, когда все внимание – прочь из этого мира в идею и картинку чего-то абстрактного, чего я якобы могу достичь.
Отчаяние, полная неспособность быть в этом мире, быть среди этой жизни. Отвлекаюсь, бросаю, переключаю внимание, как каналы на телеке, лишь бы не иметь дело с тем, что есть здесь и сейчас.
Идеал – закрыться, закопаться и не высовываться, вообще не взаимодействуя с реальность с идеей, что я от нее свободен, и она никак со мной не связана и мена не обусловливает. Сидеть и смотреть в одну точку, которая где-то внутри. Очень болезненно и боязливо ограничивать себя от мира. Мол, это нечто отдельное и меня не касается.
Отказ от способности быть частью этого мира, признавать себя частью действительности и контактировать с ней.

Запрещает:
осознавать и признавать себя частью этого мира. Принуждает к идее и позиции, что я не часть. Принуждает разрушать любые намеки, уничтожать любые факты связывающей меня с этим миром.

ТП: отгородиться от всего, чтобы ничто не мешало сосредоточиться и не отвлекаться от картинки, в которой я прячусь от фактов действительности. Способности с миром взаимодействовать и, тем более, ладить, уже нет, и надо себе что-то придумать, что я свободен от этого, что мне надо от этого сбежать куда-то. Все внимание направить куда-то в образ, в картинку. Все раздражает, причиняет боль, злит, мешает жить. Я всего боюсь, везде угроза. Ведь надо взаимодействовать, а на это уже нет ресурса, нет сознания. И остается только глубже и глубже бежать в отключку. Замереть в ступоре, и сидеть. Отчаявшись жить и быть в этом мире, еще надеяться на некую альтернативу, о которой приятно думать, приятно в ней «виснуть» - в неких остатках фантазий и вымыслов. Но от этого мира надо срочно сбежать, отринуть. Любая связь причиняет боль, любой факт, говорящий, что я еще здесь, и, более того, никуда не девался и не денусь отсюда – реальность всегда есть, и она единственно реальна. Игры, позиции и пространства, откуда я на это смотрю – разные.   
В отчаянии спрятаться и зажаться от этого мира, пытаясь спастись в некоем образе и состоянии свободы и независимости от этого места.

0

3

Имплант 2

Уныние, руки опущены, ничего не хочется. Пустота, опустошенность. Не к чему стремиться, нечего желать. Некое злорадство к самому себе, самоуничижение, лишение себя возможностей, достоинства, права притязаний на возможности. Типа для меня все двери закрыты, и ничего хорошего не жди. Нужно отказаться, смириться, довольствоваться малым, потому что нет достоинства, потому что я не имею права претендовать. Ничего хорошего не будет, обреченность на неудачу, ничего уже не хочется, вялость, пассивность, сидеть дома и страдать.

Имплант:

Внушает:
Не на что рассчитывать, не к чему стремиться, двери для меня закрыты и т.д. Жертва. Скрытая надежда, что дадут и пожалеют. Увидят, какой я бедный и несчастный. Все не так, все не то, обида, раздраженность, синдром раздраженной жертвы, вечное недовольство жизнью и условиями. Депрессивный ребенок. Всегда все плохо.
Плохое самочувствие, недовольство, страдания, депрессивность. Некое отсутствие надежды. Уныние. Позиция: «Ну и не надо, ну и не очень-то и хотелось». Вялость, апатия, уныние, одиночество. Мир возможностей якобы закрыт для меня. Улыбка сквозь слезы, демонстрация смиренного отказа от способностей и возможностей.
Апатия, ничего не жду, ни на что не надеюсь.
Принуждает:
через позицию жертвы претендовать на жалость и участие, на внимание и любовь других людей. 
Запрещает:
активность, веселость, жизнь, возможности. Запрещает способность иметь и действовать, рассчитывать на что-то, быть достойным, претендовать на что-то.

ТП: сидеть и грустить, сидеть и ныть, страдать, демонстрировать уныние. Идея: «Жалко, но мне все это недоступно», ведь я не могу. Сонливость, вялость. Зависть, граничащая с высокомерием и гордыней, что мне не хочется, что мне не интересно это и не нужно. Лежать и ныть, лежать и страдать. Ждать чего-то светлого, какого-то спасения от кого-то, кто придет и взвалит меня на себя. Позиция, что все равно не получится, некая обреченность на неудачу. Я показываю, что не претендую и не рассчитываю уже ни на что, хочу в глубине – хочу и надеюсь, что дадут. Я выбираю худшее, отказываюсь от желаний, от возможностей, и даже в жертву свое время и ресурс приношу, чтобы помочь кому-то достичь своего, а от своих целей и возможностей для себя что-то иметь – я отказываюсь. Ведь я недостоин, я не имею права претендовать. Мне – по остаточному принципу, если дадут. Сам себе не даю возможности иметь и действовать.
Обида, что для меня все двери закрыты. И страдалки по этому поводу.
Ничего не хочу и все плохо. Маленькая черная уточка. Позиция жертвы.
Страх, боль и слезы, что для меня – ничего, что я за бортом, что мне на что рассчитывать. Позиция жертвы, жажда внимания, тепла, участия, любви.
А сам сижу на месте, уже не двигаюсь, и просто ною и страдаю.

0

4

Имплант 3

Хочется зажмурить глаза, лечь и сдохнуть. Мысли о чем-то светлом, но этот образ лежит в новом старте, в новом пространстве, в новом начале.
А здесь я не останусь и отрицаю все, что здесь есть, само существование, тут все отыграно, пора валить отсюда.

Имплант:

Внушает:
Эта игра отыграна, здесь нет смысла оставаться. Все, что еще есть здесь, я разрушу, чтобы приблизить завершение. Буду жечь, уничтожать, чтобы быстрее уже закончить существование здесь. Скорее скорее отсюда свалить.

Принуждает:
все обесценивать, все, что имеет в принципе отношение к этому пространству, к тому, что я еще здесь нахожусь. Быстрее это спалить к чертям, делать что-попало, все разрушать, от всего отказываться, чтобы приблизить конец игры в этом мире. Я уже хочу в новый мир, в новый старт. И даже, если уничтожать еще много, я это сделаю, пока ни уничтожу. Рвать и метать, стремительное саморазрушение.

Запрещает:
способность существовать в этом пространстве и иметь в нем какие-то цели дальнейшие, надежды, стремления. Идея, что тут все проиграл, надежды нет, смысла нет, надо быстрее себя здесь убить, и очнуться уже в новом мире в начале цикла. Скорее уснуть, чтобы закончилось сегодня, и началось завтра.

ТП:
я пытаюсь создать состояние, в котором меня больше здесь нет. Зажмуриваюсь, ложусь, лежу, типа давайте скорее умрем для «здесь» и воскреснем где-то «там». Нетерпимость, сильно все болит, бегу от всего, что еще осознаю в этом пространстве, быстрее быстрее себя разрушить полностью, добить себя здесь. Убить себя, уничтожить себя, чтобы этот цикл, который уже в тупике, быстрее закончился. Отказаться вообще от всего, от любых проявлений жизни и реальности. Только одно состояние сулит покой – полное уничтожение, бегство из этого пространства в принципе. И подогревает идея, что я очнусь в новом начале, что типа я не уйду окончательно, не уйду совсем. Идея, что в следующий раз у меня обязательно получится быть достойным, сильным, отыграться, доказать, что я не ничтожество, я не говно, а молодец. И меня будут любить и все у меня будет хорошо. А сейчас я усну, и проснусь уже где-то в новом мире.

0

5

Имплант 4

Ничего не хочу, все надоело. Все раздражает. Все безразлично. Самоуничтожение и уничтожение всего, что осталось. Разрушение. Бросить все в костер и станцевать на нем напоследок. Даже то, что еще работает, что еще живое. Все нахер сжечь. Ничего не хочу, все не то, отвращение ко всему. Тошнота, обида, боль.
Уши горят сильно. Страх, отчаяние, тревога. Мир рухнул. Спать хочу, и ничего больше. Отвращение ко всему, что есть вообще. Зачем мне все это, от всего больно, от всего хочется отключиться, сбежать, уснуть. Быть несчастным. Обида. Горечь.
Теперь все не имеет смысла. Все, на что я опирался, во что я верил. Вначале каждого импульса, каждого движения, идущего изнутри, активируется эта позиция, я вспоминаю, что все это неправильное, что все, во что я верил, все не то. Что любые мои проявления – это снова не то, это лишь напоминание, что мне ничего не светит, что я – говно, ни на что не гожусь, и все, что я в себе любил и ценил – оказалось чем-то плохим, недостойным, неправильным. И опереться больше не на что, и жить больше незачем.

Имплант:

Внушает:
Все потеряло смысл. Незачем жить. Любые мои проявления – недостойны. Сильно тошнит, сильный стресс, боль, невыносимость. Я не вернусь в ту реальность, в которой был этот эпизод. Неуда податься, одиночество. Голова кружится, все плывет, тошнит. Я лишился фундамента, опоры, всего, что во мне было. Все это я сделал чем-то недостойным, плохим, убогим, жалким. Я больше не верю в себя, я больше не могу найти хорошее, все, что нахожу, обесцениваю. Остается только лечь и не вставать, ведь нет смысла, ведь все, кем я был – теперь залито болью, и не на что опереться. Некем быть, ведь собой быть больше нельзя.

Принуждает:
обесценить и отрицать в себе себя. Любые свои проявления. Вместо них строить некоего другого человека. Решения, что собой быть нельзя. Что любые мои проявления – неправильные и недостойные. И, в силу того, что я думал, что все хорошо и верил в себя, и опирался на себя, а оказалось все ошибкой и самообманом, иллюзией, то я больше не верю себе. Я больше не могу решать сам, что правильно, а что – нет, для этого мне нужен кто-то, кто решит за меня, кто скажет мне, молодец я или нет. Зависимость от чужого отношения ко мне, от чужого восприятия и оценки. Опора на другого человека, ведь я теперь не знаю, как правильно. Любое напоминание обо мне, о том, чтобы как-то естественно себя проявлять, вести, активирует боль, тошноту, и сразу отключка от сознания, от реальности, в которой нужно быть самим собой.
Безысходность, ведь непонятно, кем быть и как себя вести. Позиция ведь не меняется, с нее я все в себе обесцениваю, стесняюсь, прячу себя. Решение, что нужно быть не собой, а кем-то другим, и это тоже позиция: всегда себя обесценивать, любые свои проявления, и всегда разрыв на то, что нужно как-то иначе проявляться, всегда иначе. Вплоть до того, чтобы совсем отключиться и не чувствовать себя, не существовать собой, полностью переключившись на то, чтобы кем-то стать и явить себя в улучшенном виде миру и людям. А пока – сидим в норке, в отключке, и планируем фееричное явление себя нового миру. А в реальности – постоянная боль, страх, стресс, зажатость и отказ быть собой.

Запрещает:
быть собой, опираться на себя, проявлять себя, иметь свое, быть достойным и т.д.

ТП:
всегда ступор, всегда конфликт, который рождает противоречите: надо кем-то быть, ведь я существую, надо себя проявлять  и тут же нельзя быть никем, кем я могу быть, и нельзя проявлять себя, как я проявляю себя и могу проявить. Все отрицается и обесценивается на месте. Всегда боль и отчаяние, и желание отдать это автоматам. Нельзя быть собой, любое мое проявление напоминает мне о том, что оно безнадежно, неправильно, обречено, ведь оно мое. И таким образом для меня обречено все, все потеряло смысл. Ведь как бы я себя ни повел, это буду я, а значит: это будет неправильно, плохо, это снова буду я, и в этом нет смысла. И каждое мое проявление активирует боль и тошноту быть собой. Собой быть нельзя. Все, кем я считал себя и на что опирался, неверное по умолчанию, недостойное любви, принятия, дружбы.
И я остался ни с чем: свое нельзя, чужое и правильное еще не наработал. Будем нарабатывать. А пока – прячемся в норке, «развиваемся», становимся лучше, попутно впитывая, какими нам нужно быть от других людей. Все разные, все хотят разного. А я подстраиваюсь, выстраиваю части личности. А своей сердцевины, хребта, позиции и опоры на себя нет.
Отчаяние и отказ быть собой, обесценивание любых своих проявлений, чувств, мыслей. Все это режем на корню, и носим маски и роли, которые должны обеспечить любовь и принятие меня другими людьми.

0

6

Имплант 5

Я замер, мне страшно. Я не знаю, как быть, как действовать. Единственный вариант – это не осознавать, не понимать, что происходит. Делать и действовать без сознания. Делать в отключке. И тогда есть шанс остаться в неведении, и не испытывать боль. Надо проявлять себя во время любого движения, исходящего из меня. А этого делать нельзя. Рождается идея «делать правильно», т.е. не так, как естественно или хочется, а так, как научили, как одобряют в той среде, в которой я существую. И тогда вроде как это не я, и ответственность не на мне, я делаю, как «умею», как «правильно». Если ошибка, я тут же впадаю в истерику и позицию, что у меня опять не получается. Всегда делать и двигаться в напряжении, в отключке. Очень не хочу делать.

Имплант:

Внушает:
Я сижу в ступоре, голова не работает, не воспринимаю, искусственно созданная тишина, вакуум. И тут мне нужно прийти в себя и начать что-то делать. Я не хочу. Страх. Боль. Отвращение. Это невыносимо, я не выдерживаю, я очень сильно этого не хочу. Аж живот скрутило. Я не смогу начать делать, не хочу. Для меня это самое страшное – начать делать, начать себя проявлять. Я очень сильно бегу от этого, боюсь этого. Мне нельзя.
Огромный стресс, тошнота, слабина. Я могу делать только без сознания. Тогда я не буду переживать этот ад, при котором надо делать – нельзя делать, т.к. нельзя себя проявлять.

Принуждает:
отчаяние, диарея, тошнота, страх и ужас. Отключить сознание. Отказ от способности делать в сознании, быть в сознании, чтобы делать. Отказ переживать в сознании необходимость проявлять себя, делая что-то. Отказ от делания, а если делать, то без сознания.
Быть без движения, в ступоре. Много говорить, чтобы компенсировать отсутствие реального делания. Сильно бояться двигаться и проявлять себя.

Запрещает: способность делать, двигаться, проявлять себя в делании, осознавать себя в проявлениях себя.

ТП:
всегда находить поводы не делать, останавливаться, бросать, если уже начал. Или не начинать вовсе. Страх, даже ужас, блокировка способности делать. Ведь это значит, надо будет себя выражать, проявлять. Я не выдерживаю и отключаюсь, отключаю сознание, засыпаю, и продолжаю делать уже без сознания. Нетерпимость, боль, надо сбежать в исходное состояние, в котором делать ничего не нужно, а через делание не нужно касаться реальности, не нужно быть в сознании.
Зажаться, зафиксироваться, быть в ступоре и вообще не понимать, не осознавать, что происходит, игнорировать понимание наличия задач, убеждать себя в том, что ничего делать не нужно. И другими способами реализовывать позицию отказа от делания.

0

7

Имплант 6

Ничего не хочу, хочу от всего отключиться. Нетерпимость, боль. Отчаяние, опустошенность, безысходность. Всегда больно. Грустно, тоскливо, от всего хочется закрыться, ничего не воспринимать, не слышать, не чувствовать, не видеть. Чтобы не было входящей от реальности информации. Передохнуть в тишине и отключке от всего. Никуда не смотреть.

Имплант:

Внушает:
Я завис, нахожусь в состоянии «отгородиться» от всего, я устал от шума, от того, что постоянно что-то происходит, а это уже сложно понимать, осмысливать. И все это превратилось в непонятный шум, который я отказался осмысливать, понимать, что происходит. Что-то происходит, а я не понимаю, что это значит, и кажется, что мир гудит, шумит, а хочется тишины, покоя.

Принуждает:
отказаться от способности воспринимать, чувствовать, слышать, видеть. Создать тишину, информационный вакуум, будто бы ничего не происходит. И осмысливать не надо, перерабатывать информацию, и можно проецировать все, что угодно на пустой экран, домысливать. Фильтровать восприятие в угоду целям программы.
Воспринимаемое кажется слишком сложным, непонятным – неким сплошным гулом и шумом, раздражает, хочется тишины, чтобы ничего не мешало спать.
Попытка спрятаться в укромный уголок, в котором тихо и меня уже ничто не касается.
Я хочу в отключке, стараясь ничего не замечать, ничего не видеть. Отказ от способности к восприятию действительности.

Запрещает
смотреть, видеть, воспринимать, ощущать происходящее. Ведь с этим надо работать, а это тоже ничего хорошего не сулит. Запрещает интересоваться, вникать, смотреть, прояснять – запрет на любую входящую информацию. Лень воспринимать, хочется от всего спрятаться и быть в тишине.

ТП:
я хочу сидеть в ступоре и ничего не хочу воспринимать. Устал от всего, хочу закрыться, не хочу этого видеть. Хочу просто сидеть и от всего изолироваться, абстрагироваться, не слышать и не видеть ничего, закрыть глаза. Увести внимание в какой-то вакуум, в остановку процессов восприятия. Сильное сопротивление сейчас тому, чтобы рассматривать состояние, хочется бросить это дело. Я не хочу видеть и знать, что происходит, оставьте меня в покое и тишине. Любая информация несет в себе необходимость ее понимать, ведь она что-то значит. Она значит, что что-то происходит, всегда происходит. А я не хочу знать, что происходит, не хочу это понимать, разбираться в этом. И каждый раз конфликт, что я что-то вижу, но не понимаю значения, а с этим как-то надо взаимодействовать. Так я устал от этого напряжения, конфликта. Проще вообще не воспринимать.
От всех каналов восприятия отказаться и остаться в тишине.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC