Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Социализация личности - программирование бытия человеком

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Оптимально использовать Шаблон без обработчиков - рабочий Шаблон ТЕОС

Социализация личности - программирование бытия человеком

Набор статей  писался кастанедовцами, поэтому есть свои особенности.
Но в принципе - взгляд достаточно здравомыслящий и материал хороший для проработки.

1. Это все людские предрассудки

Определенный набор людских предрассудков, воспитанный в процессе социального программирования и делает человека человеком! Не будучи приверженным к нему, так или иначе окажешься в стороне от людской жизни… и такого представителя люди по тем или иным причинам запишут в нелюди.
Так сложилось, что сам людской способ выживания основан на постоянном поддерживании, подпитывании всего комплекса этих «программ», постоянном участии во всех вышеприведенных видах сугубо человеческой деятельности.
Все это в целом, с одной стороны оберегает человека от встречи с Неизвестным (Навь, Нагуаль), а с другой — держит в плену «созданного мира» (Яви, тоналя), не давая возможности воспринимать ту часть мира, что выходит не рамки описанного набором людских предрассудков. Человек создает себе такую явь, в которой он уже не может не только действовать свободно (не обусловленно текущей «программой»), но и просто жить, предпочитая «собираться жить» после выполнения текущей программы… мол «закончу школу — тогда вот заживу; закончу институт — вот тогда заживу; выйду на пенсию… тогда заживу по-настоящему». А одна программа сменяет собой другую…
В силу своего механизма, людской способ выживания заставляет все время земного пребывания тратить на «отрабатывание» многочисленных «программ», которые хоть и не он сам придумал, но зато вполне искренне считает своей Жизненной Задачей.
Идея тут в том, что человек должен считать эти программы ценными, должен считать, что это он сам посчитал их ценными (забыть, что его научили пользоваться общепринятым прейскурантом), тогда механизм благополучно работает, забирая на себя все ресурсы человека (и его персональную силу), и затягивает клиента в данный стиль жизни.
Сами по себе, отдельные людские ценности могут отличаться в частностях — например так называемые «трудоголики» видят ценность в своем труде, а «тунеядцы» — в своей «свободе»… Кто-то особо ценит в себе «духовность», кто-то «практичность», «приземленность» то есть на первый взгляд вещи взаимоисключающие, разные, но и те, и другие «ценители» находятся в плену у принятой ими системы ценностей, а следовательно и «схемы поведения»… Вроде и есть у людей свобода выбора, но выбор этот остается внутри набора людских предрассудков…
И тут дело в привязке, неспособности (нежелании) расстаться с ЦЕННЫМ, в данном случае расстаться со своими(?) предрассудками. Человек ни за что не пожелает расстаться со своими ценностями, отпустить их, уподобляясь обезъяне, которую поймали при помощи пустой тыквы с насыпанными в нее обезьяньими вкусностями. Устройство ловушки таково, что лапа свободно проходит через дырку, но не выходит оттуда, если в ней зажата какая-либо «ценность из тыквы». Казалось бы отпусти приманку — и ты свободен, но обезьяна исправно таким образом ловится. Вот, подобным образом человек «привязан» к своим предрассудкам, и поэтому-то и живет по-людски (со всеми вытекающими последствиями). Человек боится «перестать быть человеком», он крепко держится за все человеческие качества… или хотя бы за ту их часть, которую сам заценил…
Одно из основных следствий жизни такой — полное вовлечение в процесс выживания всей персональной силы человека, и ее в конце концов не остается даже на поддержание здоровья, не говоря уже о всяческих магических практиках или колдовских действиях, требующих наличия свободной персональной силы . Так что людской способ выживания может считаться весьма надежным, но гиперзатратным…
Еще одна характерная черта людского способа выживания в том, что человек привязывается в частности, и к миру вообще — отсюда и происходит весь этот «восточный мрак» с постоянными перевоплощениями, Колесом Сансары. Эта фактическая невозможность «людским способом» достичь «Освобождения» обосновывается специальным людским предрассудком — необходимостью пройти «эволюционный» Путь Духовного Развития (т.е. пропагандируется все тот же людской, «привязочный» путь) в серии перевоплощений. Привязки не отпустят (пока сам их не отпустишь), и получается так, что вроде бы удалившись из материального мира в момент смерти, человек как на резинке отправляется к тому, к чему резинкой этой привязан, и в результате получаются «чудеса» от привидений до почти уж общепризнанных перевоплощений.

0

2

2. Люди и нелюди

Под нелюдьми подразумевается все, что в понимании ЛЮДЕЙ не есть люди — начиная с «нежити» — духов, кикимор, привидений и прочих неорганических существ до считаемого людьми всякими «выродками и хулиганами»… вот тут есть тонкость: Приходилось слышать, как люди тыча в кого-нибудь пальцем произносят сакраментальную фразу, типа «Баранкин! Будь человеком!»? Да, они добиваются от него людского, т.е. «правильного» поведения, восприятия, реакций на происходящее. Когда чье-то поведение вызывает особенное возмущение у людей — может выскочить фраза «Да ты не Человек! Да ты нелюдь какой-то »… в большинстве случаев все-таки возмущение вызвало сугубо людское поведение (мотивировки действий сугубо человеческие), но тем не менее встречается немалое количество персон, не обладающих полным набором людских качеств, или в недостаточной степени социально запрограммированных — вот их-то можно определенно называть «нелюдьми».
В отличие от людей, эти последние, подчас не чувствуют себя комфортно в обществе людей, не разделяют их интересов, не считают нормальный людской «набор интересов» заслуживающим так часто демонстрируемого, и навязываемого средствами социального программирования самопожертвования… и довольно часто сами от этого страдают:
«Да у меня все не как у людей! Да почему у всех все нормально, а у меня все сикось-накоси?…». Вот все нормально учатся, нормально создают нормальную семью, имеют постоянную работу и… и ДОВОЛЬНЫ всем этим, а тут общенормальные ЦЕННОСТИ не вызывают бурной тяги к их достижению. Варианты могут быть разными — кто улавливает себя на том, что вид деточки в колясочке не вызывает у него слез умиления, и с ужасом решает «О ужас! Я не люблю детей!…но ладно, может быть когда своих заведу, то полюблю?» другой не понимает как можно до такой степени «болеть» за футбольную команду, за родную улицу, деревню, город, страну… (улавливая себя на отсутствии всяческого патриотизма). Другому, ну не интересно уходить головой в бизнес, в процесс соревнования с окружающими за право на то, за право на се — от всего подобного формируется множество комплексов. Перво-наперво возникает подспудное ощущение какой-то собственной «ненормальности», и благодаря стараниям окружающих нормальных людей эта ненормальность приобретает сугубо негативный оттенок.
Мало того, что подобного рода нелюдь обнаруживает в себе отсутствие «нормальностей» — подчас он обнаруживает в себе набор «ненормальностей» — то он что-то предчувствует, то что-то предвидит… то вдруг видит то, чего не видят другие, и это увиденное получает подтверждение, то сны у него не такие как положено. Иногда еще хуже получается — имея подобные «ненормальности», нелюдь предполагает их наличие у окружающих, и нарывается на страх и непонимание, если вдруг укажет ближнему своему на что-то интересное, а тот не увидит ничего…
Хотя есть этому же явлению более подходящее наименование «не от мира сего», но и оно уже приобрело оттенок неприятия подобных персон, кои в лучшем случае будут служить поводом для посмеивания, демонстративной заботы, снисходительной помощи, ну и мелких издевательств. Ежели в нормальной семье такое попадается — оно может пригодиться и для более важного людского дела — будет Служить Причиной Всех Их Бед И Неприятностей (давать повод для индульгирования)… если не удастся вовремя «вылечить», искоренить лишнее и не людское.
Вестимо, что живя под таким прессингом, любое существо будет приспосабливаться в меру своих сил к выживанию в таких условиях, будет стараться Стать Человеком, принимать на себя положенные социальные роли и с полной отдачей их исполнять, вплоть до хождения в те неприятные тусовки, в которые «всякий нормальный человек с радостью пойдет». Однако если попался нелюдь — терпения не хватит надолго, так или иначе будет вылезать наружу незаинтересованность во всевозможных людских интересах, и это опять толкает на самокопательство и самоедство, на желание «перестать видеть то, что другие не видят»… оно ведь Мешает Жить Нормальной Людской Жизнью! При особо упорных стараниях сделать себя таким как «все» — силушка расходуется, и идет она практически на самоуничтожение. Это ведь вредно для здоровья… и не только для него — долго заставлять себя заниматься не своим делом, жить не своей жизнью. В конце концов подобная публика наполняется всякими болячками, превращается в чахло-мрачное существо с истерическим характером, а то и доводит себя до психушек, самоубийств… если не найдет себе какую-нибудь подходящую ко времени «отдушину».
На этом этапе, этапе поиска отдушины — нелюдя ждет масса разнообразных ловушек — коли клиент вдруг отправился в «духовные искания», в надежде уйти подальше от «плохих, которые МЕНЯ не понимают», то его уже ждут с распростертыми объятиями те, кто имеет возможность и намерение использовать его в своих людских интересах…
Редко встречается «изначальный» нелюдь в чистом виде, в той или иной степени всяк успешно социально-запрограммирован хотя бы по части людских пунктов, поэтому отдушина ищется в той области, в которой «с людским у него все нормально». Ежели успешно «прошит потребитель» то сила пойдет в добывание себе «всего и побольше» в ущерб другим. Если прошита «социальная привязка» сила пойдет в «делание добра людям» не считаясь с их на то желанием. Могут быть в норме восприняты программы на кучкование, коллективизм и стадность — тут потянет на поиск единомышленников, схождение в партии, общества, религиозные общества, секты… альтернативные партии, антиобщественные объединения и прочее, вариантов много — тут полный набор того, чем люди в основном и занимаются.
Однако вместо всей этой волокиты с выстраиванием комплексов с последующим героическим перестраиванием их в другие комплексы, чтоб избавиться от дискомфорта, производимого внешним давлением и внутренним сопротивлением реальности, бывает достаточно ПРОСТО ПРИЗНАТЬ этот ФАКТ! Мол да, я не такой, каким меня хотят видеть. Не хуже, не лучше, просто не такой… После этого уже легче будет отыскать свое дело, и начать жить своей жизнью. Вполне возможно, что одному вовсе не так уж надо «создавать семью», другому «ковать карьеру», третьему «покладать жизнь» на благо той или иной локальной группы людей.
Все-таки вовсе не каждый обязан быть человеком… ведь людей все равно много останется, и от них не убудет, ежели кто-то позволит себе остаться тем, кем он пришел в этот мир.
Однако не все так просто, как может показаться. Кем бы ни было родившееся существо, оно вечно находится в окружении общества, постоянно подвергается социальному программированию, «воспитанию» в том духе, в котором на данный исторический момент «положено» пребывать каждому члену данного сообщества. Правила этого воспитания век от века меняются, но суть остается — человечеству свойственнен сугубо людской способ выживания, тот, что присущ человеческим существам, и основной частью этого способа является максимально возможная синхронизация восприятия (положения ТС — точки сборки), интерпретаций, реакций на внешнее окружение. Поэтому не следует ждать, что люди так просто от себя отпустят тех, кто хоть чем-то от них отличается. Людям свойственно ограждать себя от непонятного, от всего того, чему у них не находится готового объяснения, но вовсе не свойственно с легкостью расставаться с тем, что по их мнению им принадлежит. Посему они стремятся исторгнуть из своей среды в том числе и «носителей» всякого рода непонятки, если не получается переделать их под свои нужды.
Так проделывается и со всякими «больными» — распихать их по больницам, с диссидентами, чтоб не волновали общество, с «нарушителями спокойствия». От борьбы с непонятным страдают и самые нормальные люди (то есть воспитанные в людском духе ) — преступившие текущий людской закон, занимющиеся неразрешенной деятельностью, не исполняющие предписаний. Люди (нормальные) просто не понимают «как так можно!» не слушаться Вышестоящее Начальство? Раз ты не слушаешься — значит просто ненормальный, и тебя или лечить, или сажать! Для начала можно попробовать «догнать, поймать, переубедить».
Так что коли уж людям достается от своих же, то уж нелюдям — тем более! Вот тут и начинается разнообразная охота на ведьм, колдунов, ведунов… хотя эти последние носят в себе достаточный набор людских качеств, чтобы считаться людьми. Но все-таки они еще более непонятные, а потому и опасные…
У этой породы, помимо отсутствия каких-то человеческих качеств, обнаруживается наличие качеств нечеловеческих! Тех, которых у нормального человека не может быть по вполне определенным причинам — вся имеющаяся сила у людей направлена на осуществление людских жизненных ритуалов, на уклад, в котором все внимание направлено только на продукты человеческой деятельности… поэтому им нечем заметить все, что выходит за рамки человеческого восприятия (обусловленного положением ТС), и нечем подействовать в сферах, выходящих не рамки людского описания мира… все это уже относится к области колдовского.

0

3

3. Чувство Собственной Важности

Одно из базовых понятий магии. Оно же, «в быту» называется гордостью, чувством собственного достоинства — характеристиками развитой личности. Личность (она же ЧСВ) формируется на основе личной истории на стыке индивидуальности и социума, и требует постоянной подпитки со стороны носителя. Созданный (и создаваемый) человеком образ себя требует постоянного подтверждения идеи, что он не «образ» какой-то там, не «представление о себе», а самая что ни на есть «моя сущность», причем сущность, удовлетворяющая желаемым качествам, к тому же еще и уникальная, а посему очень важная и ценная. В общем-то ЧСВ это как бы слепок с общелюдского антропоцентризма — приятие постулата о Собственной Важности, и постоянное доказывание этой важности себе и другим. Также, как антропоцентризм в человеческой деятельности хорошо замаскирован, так и ЧСВ становится неотъемлемой чертой человека, действующей подобно самостоятельному механизму, работа которого практически полностью скрыта от человеческого сознания. Всякий раз, когда отдается очередная порция силы на укрепление ЧСВ, человек искренне считает, что вовсе не ради себя — любимого он постарался. Перевел старушку через дорогу — вроде бы думает, что помог старушке, а в действительности подтвердил своему ЧСВ идею, что он добрый и заботливый… Повальная часть человеческих действий оказывается мотивированной лишь одним — подкреплением идеи о Собственной Важности, Нужности, Полезности и Хорошести. Даже в случае проделывания действий, диктуемых «вредностью» и считающихся «плохими» — в этом случае он подкрепляет свою идею о Собственной Вредности, таки снова же Собственной Важности.
ЧСВ — весьма коварная вещь, оно умеет успешно маскироваться под «благие намерения», под «действия в результате необходимости», под «заботу о ближнем», под «моральные принципы» — подо что угодно, поэтому задача выслеживания своего ЧСВ весьма непроста. Впору тут ставить знак «Не влезай — убьет!», потому что неаккуратное расковыривание своего ЧСВ вполне может привести к тому, что оно нанесет ответный удар. Когда оно «чувствует» угрозу своему дальнейшему существованию, оно готово унести с собой в могилу и то существо, на котором успешно паразитирует. Выглядеть это может так, что «утрачиваются (почему-то) ВСЕ идеалы (хотя утрачивается лишь ЧСВ одно), жизнь становится бессмысленной (потому что ЧСВ не придумывает обоснований для нее), и впору мылить веревку…».
Другое коварство ЧСВ заключается в том, что даже саму «разборку ЧСВ» оно способно превратить в средство своего укрепления — мол «как я крут! как успешно я расковыриваю свое ЧСВ!», и это расковыривание превращается в мазохистское самобичевание, «умерщвление плоти» игру в аскетизм, благолепие и высокодуховность. Пример такой выходки ЧСВ — периодически возникающие «спасатели человечества», которые ИСКРЕННЕ! «не корысти ради, а волею…» тра-ля-ля, забыв себя, все отдают на благо человечества (незаметно для себя любуясь своей этой ролью, которая проливает бальзам на ЧСВ).
Короче, ЧСВ — вещь мощная… но есть у нее одна слабая сторона — эта Собственная Важность находит свое подтверждение лишь в социальном окружении, ибо только оно способно изобразить «реальные доказательства» важности. Снискать признание — у кого? У социального окружения, вестимо. Это может быть и просто жена, это может быть «коллектив единомышленников», это может быть и Весь Советский Народ. Убедишь жену, что ты такой-то сякой-то — и сам будешь вынужден в это поверить. Вот этого и добивается ЧСВ — признания твоей важности, что и докажет важность собственную. Без социального окружения механизм ЧСВ не может эффективно работать, что было замечено, почему и практиковалось отшельничество, схима, уходы в пустынь… Однако отсутствующее социальное окружение может быть заменено — или саморефлексией, или «искусственной средой» как у Робинзона Крузо.
В чем героизм данного путешественника? — В том, что он сохранился как личность, и остался человеком. То есть его ЧСВ выжило в необычных условиях, где он в качестве социального окружения использовал попугаев, коз, дикаря и прочую живность, взял на себя очередную социальную роль, в общем-то соответствующую его представлениям о себе.
Такая вот сильная личность (ЧСВ) в почете у людей, так как именно она служит основным средством навязывания всего положенного набора программ каждому конкретному человеку — «ты считаешь себя Пионером (рабочим, крестьянином, советским человеком)? — вот тебе набор правил, им и следуй!» Человек желает соответствовать, и охотно начинает доказывать себе и другим важность себя «как пионера», «как рабочего» и так далее, тратя на это все свои силы… а потом БАЦ! — пришла тощая с косой, и показала реальность во всей ее красе — не было важности, придумана была она… И тут, для самоуспокоения, для оправдания своего существования (что делает людскую жизнь более «комфортной» эмоционально), создается легенда о нужности. Мол «Ленин умер — а дело живет…», что плоды трудов жизни моей будут нужны последующим поколениям. По правде говоря, плоды эти просто «могут пригодиться» кому-то и для чего-то, а не прям-таки НУЖНЫ. Вынашивание этой идеи весьма приятно для ЧСВ — создается видимость эдакой отрешенности, есть повод в очередной раз полюбоваться собой.

0

4

4. Синдром Бедной Деточки

Игра в «бедного деточку» (кастанедийский термин) занимает собой чуть ли не все время жизни человека, забирая на себя то внимание и силы, что не заняты в данный момент непосредственно на Стройке — строительстве Личной Истории, раскармливании Чувства Собственной Значимости… способствуя, однако косвенному пополнению ресурсов этих двух штуковин. Иначе говоря — это как бы «игровая форма» сотворения ЧСВ и приведения человека в людское состояние (людской стиль жизни). В этой игре не столь заметно что именно получает удовлетворение — все выглядит благородно и возвышенно — наращивая ЧСВ, человек думает, что он осеняет своею благодатью «менее удачливых» сородичей, «братьев меньших», демонстрирует свою Духовность… человечность, в конце концов… Все, что угодно — и богатство и материальная бедность может быть поставлена себе в заслуги, прибавляя собственной важности, называемой обычно Чувством Собственного Достоинства.
Насколько значим для Человека этот аспект его деятельности видно по произведениям его культуры (литературе, кино, все остальное), которые сплошь состоят из прямо-таки дидактического материала для изучения Синдрома Бедной Деточки:
Включаем телевизор — оттуда СОПЛИ!
Включаем радио — оттуда СОПЛИ!
Открываем газетку — опять они же.
Весь информационный поток, льющийся на нас представляет собой демонстрацию всех возможных психозов, неврозов, истерик и иных психических расстройств, возведенных в культ.
Вечно описываются чьи-либо тяжкие страдания в разной степени «невинного», в разной степени, но все-таки «беспомощного» существа, причем описываются смачно, душещипательно, так чтоб выдавить из сочувствующего зрителя побольше слез и соплей. Требуется чтобы зритель проникся страданиями Героя, сопереживал, сочувствовал ему, прочувствовал себя на его месте… то есть чтобы зритель проникся все той же идеей, что и он тоже являет собой Бедного Деточку, нуждающегося в опеке и защите под сенью какого-нибудь Спасителя.
Тут же в «информационном потоке», льющемся на человека в процессе его социального программирования, появляется могучий спаситель… которого тоже в конце приходится пожалеть — «вот ведь как! Такой добрый, сильный, а одино-о-окий… никем не понятый…» Даже вроде бы абсолютно «бездуховные» произведения, сочащиеся «пропагандой войны и насилия» обязательно имеют в себе признаки обсасываемонго «бедного деточки», на роль которого подставляется зритель.
…и никуда от этого не деться — всяк, родившийся у людей, с самых первых дней получает курс обучения этой «игре», которая из «игры» быстренько превращается в стиль жизни, подменяя жизнь игрой. Начинается с «личного примера» — мол вот я тебя жалею, теперь ты пожалей меня, затем всякие сказки про злого Волка и бедную маленькую девочку Красну Шапку. Во всех ситуациях предлагается «поставить себя на место» угнетенного, прочувствовать себя в ее шкуре, совершенно оторвавшись от текущей ЖИЗНИ — ведь в данный момент ты не Красная Шапочка, надо бы жить ЗДЕСЬ, ан нет — не живут, играют… а жизнь тем временем идет сама собой, повинуясь местным «завихрениям», которым бы следовало уделить своевременное внимание.
Во всем объеме «творческой деятельности человечества» можно выделить считанное количество сюжетных схем (6 или 7), в которых всенепременно обыгрывается «бедный деточка» в сочетании с «обижателем» и «спасителем» (тут же воспитывается в зрителе синдром оценщика). По ходу сюжета персонажи могут взаимно меняются ролями, но неизменно, даже самый крутой спаситель/обижатель при этом остается «бедной деточкой», желающей чтоб его хоть кто-нибудь пожалел, и вовремя спас от беды какой — таков нормальный человеческий стиль жизни.
Такой стиль жизни программируется обществом: сопливыми песенками на тему «ах какой я бедный, почему ты бросила меня», социальными институтами (церковью) в виде «боже, прости меня (маленького, бедненького) за мои прегрешения», анналами литературной классики, где страдания какой-нибудь «бедной Лизы» или «бедного Вернера» описываются столь красочно, что уж одно это вызывает жалость и сочувствие к герою-страдальцу, к бедному детке, которого обижают, «не понимают» злые и бездушные враги. Всякого рода героические эпосы тоже фиксируют внимание на «бедно-деточности» справедливого, «хорошего героя», который… «так одинок» :~(, или обижаем еще каким-либо образом. И ведь не ради себя он старается, а ради спасения окружающих его «бедных деток» — т.е. ВСЕХ ХОРОШИХ (подразумевается — тебя, бедный ты на маленький читатель). И люди приняли роль Бедного Ребенка, взяв не в основу всей своей жизнедеятельности… в общем-то не могли не принять, так сложилось, эта роль воспитывается с самого момента появления деточки…
Такая роль выгодна самому Бедному Детке. Она дает широчайший выбор поводов для индульгирования! Ведь с бедного дитятки и спросить-то нечего — мал он и глуп. Его прощать надо, жалеть, оберегать, ему не надо принимать на себя ответственность за свой выбор, за свою жизнь, и в любом случае всегда готово оправдание — не получилось НЕ потому, что не сделал, а потому, что «не умею», «слаб, а они сильнее» — виноваты все кругом, только не сам бедный детка.
Такая роль выгодна обществу! Ведь бедный детка нуждается в руководстве Мудрого Пастыря, и эту роль на себя примеряет и государство, и церковь, и отдельные Бедные Детки (в роли Спасителей) — принимая решения за нашего Бедного Деточку, пользуется ЕГО свободой выбора по своему усмотрению.

0

5

5. Антропоцентризм

Антропоцентризм — неотъемлемая человеческая черта, и он проявляет себя во всем, чем бы человек не занимался. Его менталитет, система восприятия и интерпретации всего окружающего, мотивировки действий как в практической, так и в «духовной» деятельности — все базируется на антропоцентризме.
Земля, например, это ЕГО «среда обитания» (а не он — здешний обитатель), и принадлежит ему, а не он принадлежит земле (как принято считать у представителей «отсталых народов»), животные — «братья наши меньшие», хотя по праву первенства старшие… Поэтому так легко человек взял на себя право решать с позиции: «полезно» ЕМУ — значит полезно вообще, «вредно» ЕМУ — значит извести… занимаясь перекройкой окружающего мира под свои временные нужды. Замечая за собой эти узурпаторские замашки, человек создал себе множество надежных обоснований своей деятельности, сформулированное в виде различных Духовных принципов, Великой Миссии Человечества. По большому счету духовность призвана своевременно находить красивые и приятные оправдания любой человеческой деятельности, или, хотя бы дать возможность сваливать собственную ответственность на кого-нибудь другого… например на Бога… или на черта.
Получается, что делая свои дела, человек назначает «стрелочником» Всевышнего — он, мол тут все создал, в том числе и людей, и плоды рук людских автоматически становятся Божьим Творением.
В том, что Бог назначен Творцом всего вообще, и Человека в частности — тоже ярко проявляется антропоцентризм — ведь не допускается же мысль, что человечество — некая ординарная ветвь эволюции (способная однажды исчезнуть, как динозавры), или результат злобных замыслов Темных Сил Вселенной. Только без тени сомнения в собственном величии можно назначать на роль Создателя нечто не менее величественное и могущественное… и столь же «человечное», антропоморфное.
Даже когда не принимается идея богосозданности человека, то все равно он находит обоснования для самоназначения на роль «вершины эволюции», и тогда «природа» озадачена единственным делом — взрастить Его Величество. Человек любит себя, потому и за Богом (а то и за «природой») закрепляется обязанность Любить Свое Творение. Получается, что Бог создан по образу и подобию человека, вобрав в себя все те людские качества, которые люди ценят в самих себе… и все свои предрассудки. Человеку свойственно привязываться к своему — следовательно и Бог получается озабоченным людским благополучием, вот он и посылает любимого Сына во спасение грешников… тем самым принося его в жертву самому себе. Человеку свойственно поддаваться неконтролируемым эмоциональным всплескам — значит и Бог может рассердиться и устроить потоп. Человек любит судить ближних своих — стало быть грядет Страшное Судилище Господне.
Бог (Высшие Силы, Мировой Разум) служит хорошим оправданием для очевидных проявлений антропоцентризма в целом — тут действует принцип «что угодно нам — то угодно Нашему Богу», но, глядя на результаты своей деятельности, основанной на самых лучших побуждениях, на Высокодуховных принципах добра и справедливости, человек видит, что все идет не так как надо… Тут требуется новое объяснение явлению, и оно находится — можно индульгировать на тему «темные силы нас злобно гнетут». Снова виден антропоцентризм — надо себя сильно уважать, чтобы предположить, будто какие-то сильномогучие силы все бросят, оторвутся от собственных Темных Дел, ради того лишь, чтоб нагадить Людям. Лишь считая себя Великим, человек может назначить и во враги, и в помощники немыслимо великие и могучие внешние силы… и в силу своей Большущей Человеческой Важности (проекция чувства собственной важности) наделяет их полным набором людских качеств. Вот и получается, что все людские идеи, боги, ангелы, прочие существа, по сути своей антропоморфны.
Вот так и формируется людская интерпретация мира, фактически тот самый мир, в котором человек и существует — мир людских представлений об окружающем, вобравших в себя весь неразбавленный антропоцентризм. Даже декларируя «я раб Божий», человек снова антропоцентричен, и снова практикует самолюбование — ведь этот Бог антропоморфен :) И тут не важно — это ли религиозные представления, научные, философские или еще какие — все они антропоцентричны по сути своей, основаны на людской оценочности, и прочих людских предрассудках.

0

6

6. Индульгирование

В широком смысле индульгирование — это то, что подменяет собой адекватное моменту действие, при этом съедающее столько же (или намного больше) персональной силы, сколько требуется для совершения этого действия.
С другой стороны — это основное занятие «Бедной Детки» (и человека вообще) — он оправдывает свое бездействие (называемое неудачливостью) различными «объективными» причинами как то слабость, неумение, враги-интервенты , уделяя этому занятию практически все свободное время и силы. Для самооправдания, и поднятия Чувства Собственной Важности пригодятся и Партия с Правительством, и Темные Силы, что нас злобно гнетут… Вообще индульгирование — это целый процесс умственной деятельности, включающий в себя перебор массы не существующих, а вероятных событий, переживаний по поводу того, что может вдруг случиться» или же «могло бы случиться» в уже прошедшем (а значит неактуальным) прошлом. В результате такой деятельности человек перестает жить в том месте и времени, в котором находится в текущий момент! Жить можно только здесь и сейчас, поскольку только на этом участке и можно производить какие-нибудь изменения! Прошлое не изменишь, а будущее обязательно будет отличаться от всех выдуманных вариантов. Так что получается, что в процессе индульгирования масса силы затрачивается впустую. Мало того, индульгирование вполне способно довести до смерти внезапной — например момент такой, что нужно мгновенно реагировать, а человек стоит раскрыв рот, индульгируя в неверии, что «неужели и впрямь такое может со мной случиться?». Таким способом и под машину попадают, или в других ситуациях «вдруг» оказываются схваченными «параличем» в самый ответственный момент. То не паралич, то привычный, уже ставший неосознаваемым процесс индульгирования.
Еще один из важных аспектов индульгирования заключен в смысле этого иноязычного слова, которое можно перевести как потакание себе, потакание своим «слабостям» по принципу, мол «Да! Вот такой я плохой! (слабый, злой, безвольный)»… То есть человек замечает за собой те или иные вещи, которые мешают ему жить, но не желая приложить силу на избавление от помех, он эту же силу затрачивает на самооправдание, на потакание своим «слабостям».
В своих практических проявлениях, индульгирование настолько разнообразно, что иной раз трудно его в себе обнаружить вовремя… но оно остается главным занятием во время «переживаний», так называемой заботы, беспокойства, взволнованности… и классического — Мук Совести! Что за муки совести такие? А вот что — вовремя не сделал то, что дОлжно было сделать (потому что занят был индульгированием), а теперь вот изображаешь из себя «хорошего», ищешь оправдания, делаешь все возможное для улучшения своего субъективного представления о себе. Индульгирование в чистом виде.
Индульгирование, в людском мире является основой многих профессией :) например поиндульгировав на тему «я пришла, а ты ушел… позвонила — тебя нет!» можно написать популярный шлягер, и поправить свое финансовое положение. Есть и учреждения, где собираются люди, и целыми днями вслух индульгируют на разные темы, мол «если мы не примем этот закон, то будет…» дальше пошел процесс…
Короче — абсолютно любая тема может стать темой для индульгирования, и абсолютно любое занятие может оказаться голым индульгированием.

0

7

7. Неприятие ответственности за свою жизнь

«Я за всю страну в ответе» — говорят образцовые герои, и прочие сильные личности. Что-то подобное встречается и в сокращенном исполнении, типа «я несу ответственность за тебя-дурака»… потому «имею право».
Людям гораздо более свойственно «брать ответственность» за кого другого, но только не за свою жизнь, причем, это фиктивное взятие ответственности за другого служит оправданием собственной безответственности, а заодно оправдывает склонность вмешиваться в чужую жизнь. Мол «раз я за тебя отвечаю, то я за тебя и решаю»… надо полагать, что за собственные действия данного лица будет отвечать кто-то другой?
В действительности, как невозможно умереть чужой смертью (только своею), так и невозможно нести не свою, не за себя ответственность. Единственная возможность «быть ответственным» — это принять на себя ответственность за свою жизнь. Однако это не приемлемо для людей — ведь в этом случае нельзя будет уповать на «происки врагов», «темные силы, что злобно гнетут», нельзя будет найти «крайнего», наказать «стрелочника», а в таком случае тщательно взращиваемое ЧСЗ будет страдать. Коли не сильномогучие силы помешали — значит это Я, Великий допустил оплошность.
Посему в стиле «людского способа выживания», помимо фиктивной «ответственности за других», взятой как бы для самооправдания и индульгирования, принимается политика перекладывания своей ответственности за себя — на этих «других». В минимальном варианте это выглядит типа «ты что, зараза , мне насоветовал? Из-за тебя у меня неприятности!», а в более крупном — виновато Правительство, Несовершенство Мира, Бог Меня не слышит, Дьявол искусил, кто/что угодно еще как-то виноват оказался.
Акт передачи ответственности кому-либо персонально, или партиям, группировкам, религиозным или иным формированиям (имеющим свой эгрегор) является тем самым элементом, благодаря которому человек вовлекается в т.н. кармические цепочки, и оказывается в дурацкой ситуации, когда он персонально оказывается ответственен не те действия, которые он даже не совершал лично, но это было сделано от его имени, за счет добровольно отданной им собственной ответственности какой-либо коллективной структуре («использованной», «израсходованной» свободы выбора). Вот тут и получается, что люди расплачиваются за «грехи» своих Руководителей.
На волне взаимного перекладывания ответственности, и как следствия — поисков ответственных за собственные неприятности формируется синдром «бедного деточки» — человек воспринимает себя существом, вечно обижаемым всевозможными обстоятельствами, силами, людьми, правительством, но по сути своей — милым, белым и пушистым. Желая продемонстрировать эту свою пушистость — он сам стремится демонстративно пожалеть других «бедных деточек», которые в сложившихся обстоятельствах выглядят «беднее» его самого.

0

8


8. Гей вы, зомби удалые!

Не попадайте под зомбежку! Прячьтесь в зомбоубежище. (Ехидный взгляд на шум вокруг «сектантов»)
«Широко простирнула руки свои химия в дела человеческие» — говаривал г-н Менделеев, ну а теперь впору тоже самое сказать и о других «руках» — всяких сектах, где по достоверным слухам и посейчас пьют кровь христианских младенцев… Вот ужас-то!
Короче — история, как ей и свойственно, повторяется — снова «тлетворное влияние заграницы», снова посягательства на наши моральные и прочие ценности. И впрямь — кого только не набежало на просторы нашей необъятной Родины, на освободившееся от «единственно верного учения» пастбища. Вот и набирают себе паству мунисты, ББ (Белые Братья) во главе с МДХ (Мария-Дэви-Христос), «сторожа» со «Сторожевой Башни» (Свидетеи Иеговы), МЦХ (Московская церковь Христа) и БЦ (Богородичный Центр), Аум-Синрике… К ним же примыкают «толкинутые», «рерихнутые» и прочие. Помимо известных широкой публике, работают еще и полчища «сект», объявляющих себя порой даже нерелигиозными направлениями, и не афиширующими свою деятельность, — например «ЮНИВЕР» (Призванный научить «быть и стать Человеком»)… Однако насчет младенцев не стоит напрягаться, всякое порой случается, но с младенцами у них строго — «Ни-ни! Младенцев низя!», так что не пьют (кровь).
Зримое оживление в «духовном климате» стало столь очевидным, что привлекло-таки к деятельности «сектантов» не только внимание общественных организаций, но вот уж и карающая длань закона озадачивается — «казнить или миловать?»… Ход событий понятен и очевиден — для утверждения веры нужны мученики, гонимые и гонители. Первая очередь — это подставившиеся ББ (о которых так ничего и не слыхать), теперь вот шум вокруг оснащенной всякими прибамбасами Аум поднимается, ну и про остальных вспомнили… кроме тех самых «малоизвестных», которым собственно и отводится следующая роль в концерте. Однако тут все ясно, понятно зачем это надо, кому это выгодно, и будут много и плодотворно писать на эту тему газеты, вещать радио и телевидение… Вспомнят и про «темные силы», и про спецслужбы, и про происки империализма… Я же попробую обрисовать иную сторону данной проблемы — что есть зомбирование, почему оно имеет обыкновение срабатывать, как уловить «наезды», как выявить потенциальных «зомбификаторов», как от всего этого уберечься.
Итак, что же это такое? Зомбирование — всего лишь новомодное слово, обозначающее давно известное «промывание мозгов» (социальное программирование), ставящее своей целью изменить психику человека таким образом, чтобы он принимал задачи своих кормчих за свои собственные, и верил, что это проявление его личной воли. «Общественное выше личного» — говорится, где под «общественным» подразумеваются разные вещи, выставляемые в качестве Символа Веры. Этот «символ» различен, но цель всегда одна, и имеет прямое отношение к так называемому «идеальному управлению», когда исполнитель пребывая в уверенности, что занимается собственным делом, на практике исполняет невысказанный приказ. Явление более чем известно в нашей действительности… Так что при всем богатстве выбора, все массовые (и коллективные) организации занимаются одним делом — под тем или иным лозунгом осуществляют зомбирование публики, сколачивая их в кучи, организуя в религиозные или любые другие организации. Пользуясь тем, что большинство людей не имеет жизненных ориентиров, и не могут (не хотят) их отыскать, предлагают на подмену индивидуального (не путать с личным) некий суррогат, ради которого, якобы стоит жить на свете… Индивидуальное подавляется во имя «Высшего», даже если сулят «индивидуальное спасение». Вот тут-то парадоксальное явление с японцами — вроде бы буддизм, который ратует за индивидуализацию… но там-же в Японии мы наблюдаем чуть-ли не «скопище биороботов», готовых отдать жизнь ради дела Родной Фирмы, где уйти из одной фирмы а другую — грех смертный, где вся страна в белых рубашках стройными рядями выходит на обеденный перерыв…
Индивидуальность подавлена, но личность (которая только и существует в коллективном взаимодействии) процветает благополучно, и с этого как раз и начинается пресловутое зомбирование. Так что необходимым условием «обыкновенной» зомбежки является наличие некоей общественноя формации, члены которой действуют (поначалу) от имени этой организации, будь то «Аглицкий Клуб» или «Профсоюз Вольных Байкеров». Дальше организации требуется втянуть клиента в свою среду, чтобы он проникался «общественными интересами». После для стимуляции чувства собственной общественной значимости, и для того, чтобы дать проявить «личные» качества — следует «оказать доверие» и дать какое-либо «важное» поручение.
Это «общий случай» — иной раз подавляема может быть и личность, может происходить зомбирование без явного наличия «организации», могут быть применены для вящей надежности и различные другие способы воздействия на психику, как то групповые песнопения с подзвякиванием в звоночки, общие молитвы, медитации на портрет учителя, cеансы связи с Высшим Космическим Разумом… или синхронное прослушивание «последних известий» и зачитывание центральных газет, что делалось в недавние времена. Теперь же пошли в дело и психотропные вещества, и всякоразные «психотронные генераторы», поставлены на вооружение научные исследования в области психологии и прочего, так что арсенал методов воздействия все время пополняется, и фактически в данный момент происходит массовое тестирование новооткрытых методов.
И все же не все так печально, хотя дело зашло достаточно далеко… Можно сказать, что настало время для поднятия шумихи вокруг всего этого «сектантства», нагнетания страха перед страшными и ужасными душекрадами, вооруженными неодолимыми приборами и методами, якобы способными подавить любую волю, и подчинить тебя своей воле… Вся эта шумиха мало того, что льет воду на мельницу «заинтересованных сторон», но и вообще — ими же и запланирована, и осуществляется благодаря успешности подготовительных процедур. Это тот самый невысказанный приказ, что начинает выполняться теми, кто считает себя «вольным стрелком», не подчиненным ничьей посторонней воле.
Однако я отвлекся — не все так уж печально потому, что человек вполне в состоянии уберечься, по крайней мере от этих сектантских заморочек. Хоть и «промывание мозгов» — норма жизни, но все-таки у каждого мозги оказались промытыми до разной степени, и в определенной степени каждый сохраняет в себе часть своей свободы воли. В силу «исторических особенностей развития» у нас, казалось бы, должен быть выражен иммунитет ко всяким подобным «групповухам», на деле же произошла поляризация, и в липкие сети сектантов попадает вполне определенная, предрасположенная часть публики — те, что нуждаются в вере, не нашли собственного ориентира в жизни, в то время, как другие потихоньку посмеиваются, оставаясь при прежних своих убеждениях, будучи невосприимчивы к «новым вражьим веяниям».
Есть, правда и третьи… Так что зомбирование — явление общественное, присутствует в той или иной форме в любой общественной формации начиная от государства, и кончая «интересами клана». Всяк ему подвержен, но в разной степени, и попадаются «удачные экземпляры», которые мало того, что сами уже дошли до кондиции, но и приобрели способность аналогично воздействовать на окружающих.
Как их отличить? — очень просто! Зомбированные ребята славны своей упертостью — это, пожалуй наиболее точное определение, вспомните обаятельных эмиссаров в метро, предлагающих похудеть? Или столь же убедительно зовущих спастись под сенью Бога Небесного? Или Пламенных вождей-фанатиков… Не хотите попасть под зомбежку — сторонитесь этих «упертых», пусть они предлагают вам хоть замечательный коврик под дверь, хоть черта в ступе, хоть рай на земле прям завтра… Если нет в себе уверенности, а тем более наоборот — самоуверенности больше чем достаточно, то лучше посторониться вначале, поскольку позже, может статься, придется столкнуться с действием различных отработанных приемчиков и технологий — пресловутый «гипноз», тот самый жупел «страшной подавляющей силы», способность «зажечь и повести за собой толпу».
Гхм… полезно убеждать массы народные в том, что на них можно ТАК подействовать, что и сопротивляться бесполезно — будут вянуть и сдаваться сами собой. Конечно, существуют весьма эффективные средства воздействия, и чем глубже позволить себя втянуть в ту или иную «секту», тем больше вероятность познакомиться с оными на собственной шкурке — в чем и убедились «пострадавшие от АУМ», но стоит ли доводить до беды? Ну допустим, пришлось-таки столкнуться с эмиссарами, заманивающими паству в переходах метро — теми, кому оказано высокое доверие… даже они уже кое-что умеют из того, что на непросвещенную публику действует — это и вовремя в глазки заглянуть, и за руку подержать, нарушить «непрерывность» вопросом типа «А чего вы отворачиваетесь? Что Вас пугает?» — безобидные вопросы, но вызывающие вполне конкретную реакцию, которая и используется.
После таких встреч человек нередко чувствует себя не в своей тарелке — его куда-то тянет, западает в мозги ситуация. Если еще было вытянуто обещание посетить, то примешаются и своего рода муки совести или простимулированное чувство собственной значимости — мол мы тебе доверяем! Могут и другие эффекты случиться — здоровье вдруг ухудшится, аль случится чего-нибудь странное… Если человек отличается достаточной мнительностью, то для него данных эффектов будет вполне достаточно.
Короче, первая фаза включения состоялась… но тут можно отвертеться — надо побыстрее переключить свое внимание на что угодно несвязанное с эпизодом. Правда чтение детективов и страшков, просмотр ужастиков рекомендовать не стоит — лучше выбрать такое дело, которым каждый день заниматься не приходится — прибить полку на стену например, или любое бытовое занятие типа уборки в чулане. От всякой «порчи», а подобными штуками если прямо не угрожают, то весьма часто на них намекают, поможет вылитое на голову ведро холодной воды. Только не стоит после этого принимать теплую ванну, растираться усердно — лучше накинуть халат и просто обсохнуть… ну и воздержаться от еды-питья-курения в течение пары часов. Способ достаточно действенный, и срабатывает против нахальных приставал и во всех случаях, когда «наезд» может быть засечен.
Но, как уже говорилось — промывание мозгов есть норма жизни общественной, и на каждого обрушивается аналогичный поток с экрана телевизора, по радио, из газет, компьютерных игр… Все это тоже подавляет индивидуальность, превращая в фанатов того или иного «музыкального направления», политического течения, «здорового» образа жизни — когда «клановые» интересы начинают замещать потерянные внутренние ценности, и тут холодными примочками отделаться не удастся — надо работать над собой, искать себя в себе, раскрыть свою индивидуальность… а поиски эти (вот ведь забавно) так и норовят завести в какую-нибудь «секту», сулящую показать тебе твой путь. И тут весьма уместна фраза из песни А. Галича — «не бойся сумы, не бойся тюрьмы, не бойся ни хлада ни глада… а бойся единственно только того, кто скажет „Я ЗНАЮ КАК НАДО“». Человек, не имеющий внутреннего стержня вечно нуждается в Великом Учителе, который ПУСТЬ придет и все исправит, в Мудром Правителе, который всех накормит и развлечет, сам не желая к своей судьбе приложить хоть какие усилия… и таковой учитель находится, предлагая вместо знания — веру в Его Величие… Хотя весь секрет счастья-несчастья в том, что не снаружи находятся причины неприятностей, а только внутри самого себя. Вера нужна как заменитель знания, которое лениво добывать…

0

9


9. Личная История

Подобно тому, как личность составляется из представлений о собственной персоне, сформированных в результате социального программирования, и дающая поводы для взращивания чувства собственной важности, так и Личная История составлена из отобранных, даже отборных мифов о своей прожитой жизни.
Личная история — это то, что человек сам о себе предпочитает думать, в чем убеждает окружающих (мол я такой-то и такой-то) и то, в чем впоследствии эти окружающие убеждают человека, способствуя удержанию человека как в рамках представления о нем окружения, так и его собственными представления о себе. Тут работают две встречные тенденции — можно, попав в новое социальное окружение, убедить наблюдателей в том, что ты не то, «что ты есть на самом деле», т.е. разыграть из себя что-то новенькое так, чтобы в это поверили… и тут срабатывает часть вторая — окружение укрепляет человека в уверенности, что он-то «на самом деле» есть такой, какого поначалу из себя разыгрывал. Человек начинает искренне верить в то, что он именно таков, каковым его (по его мнению) воспринимает окружение.
Но могут и не поверить — решить что ты просто «идиот с великим самомнением», и ведь сумеют убедить в этом неудачливого «артиста» — он и почувствует себя идиотом, и будет вести себя как идиот. Можно сказать, что это и станет «его сутью», как могло стать «сутью» то, что более удачливый из себя успешно разыграл.
Таким образом личная история собирается из двух моментов:
1. – отобранные, отфильтрованные согласно «идеалу» эпизоды реально прожитой человеком жизни, на которых акцентируется саморефлексия, тогда как эпизоды, не подтверждающие выбранный «идеал» вытесняются из памяти…
2. – представление окружающих людей о клиенте. Это представление формируется как из пересказов клиентом своей Личной Истории, так и из субъективного, ситуативного и прочего формируемого мнения о нем… которое вполне может быть впоследствии навязано человеку независимо от его на то желания или согласия быть тем, за кого его принимают.
Эти две тенденции находятся в постоянной борьбе, в динамическом равновесии — с одной стороны человек вынужден ИМ доказывать, что он не верблюд, а с другой стороны прочие такие же, в своем стремлении доказать тоже самое — убеждают, что раз они не верблюды — то верблюд это ты. Посему для построения, коррекции, модификации своей ЛИ со стороны человека затрачивается огромное количество сил — ему постоянно надо отбирать из происходящего с ним то, что подтверждает его идею О СЕБЕ, совершать действия, соответствующие избранному образу… То есть если ОН считает себя «героем-любовником», то необходимо культивировать в своей памяти воспоминания о соответствующих подвигах, придумывая им всякие украшения и всячески преувеличивая их значимость, тщательно очищая свою память от «неудач». Однако «враг не дремлет» — коллекционирует неудачи, которые по идее надо опровергать. Бывает, правда и наоборот — определенные типы, акцентированные на синдроме Бедного Деточки предпочитают коллекционировать те эпизоды из своей жизни, что лишний раз убеждают его в его «беднодеточности», охотно и искренне забывая все, что мешает формированию заданного образа себя… и тут следует сформулировать еще один важный момент: личная история, хоть и отчасти является результатом отбора фактов, имевших место в жизни, но отнюдь не в меньшей мере состоит из истиной лжи — тех «баек о себе», которые были выдуманы для раздувания важности каких-либо, вполне незначительных отправных точек формирования представления о собственной персоне. Секрет тут в том, что когда человек уже сам поверил, что то, что он о себе рассказывает и есть именно то, что происходило с ним — он приобретает определенную власть над слушателем, ему верят, и он легко может проходить тесты на любых «детекторах лжи». Фактически тут уже нет лжи, ибо он сам уверен что так оно и было на самом деле. Более того, вся эта выдумка базируется на честном «отправном факте» — что-то ведь было, что послужило «скелетом» истории, «мясо» на котором наращивается из эпитетов, метафор, вполне могущих быть осуществленными продолжений этого эпизода. Многое в этом творчестве захватывает для своего формирования литературных или киношных героев, разные сюжеты, которые «вполне могли бы быть» реальностью. Мол нету вранья — просто «немного приукрашеный факт».
Личная История, помимо просто функционального значения типа «я — художник» или «я — дворник» служит основой для наращивания Чувства Собственной Значимости, является предписанным предметом гордости. Гордость тут — это навязываемый обществом стимул к уделению этому предмету очень уж большого внимания, и в деле фиксации внимания человека на его личности и личной истории применяются волшебные фразы, могущие побудить клиента к доказыванию представления о себе в ущерб даже собственной безопасности. Одна из таких волшебных фраз «А слабо???», или проще — любая из серии т.н. оскорблений, мол «Дурак!» — и клиент усердно начинает публично обосновывать собственное мнение о себе… ведь себя-то дураком мало кто согласен посчитать.
Вот и получается, что основная масса персональной силы уходят на эту бесплодную деятельность, занимающую все основное «свободное и несвободное» время. Таким образом, произведя стирание личной истории можно высвободить необходимое количество силы для успешного осуществления прочих практик. Без наполнения силой сталкинг превращается в социальные игрища, перепроживание — во все большее наращивание Чувства Собственной Важности и коррекции личной истории, и вся «магическая практика» сведется к пресловутому индульгированию.

0

10


10. Саморефлексия

Рефлексия — это «отражение», отражение чего-то происходящего «снаружи» в восприятии индивидуума. У нормального человека эта самая рефлексия наблюдается лишь в отдельные моменты, типа ухватился голой рукой за утюг, который вдруг оказался горячим… происходит рефлекторное отдергивание руки. Обычно же вместо рефлексии включается индульгирование, интерпретирование входящей информации, и САМОрефлексия. Последнее — своего рода двойное отражение, прежде чем отреагировать, человек прикидывает входящее на образ себя, и этот отраженный сигнал «рефлектирует». Таким образом человек на все смотрит как бы через полупрозрачное зеркало, в котором прежде всего видит свое отражение, и «внешнее» соотносит не с самим собой, а со своим отражением.
Таким образом, если «рефлексия» адекватно отрабатывает возникающие ситуации не тратя время на рассуждалки по поводу собственных действий, то саморефлексия подразумевает попытки представить как это будет выглядеть снаружи, насколько Я буду при этом красиво выглядеть, «что люди подумают»… Затем ситуация как бы рассматривается с позиции разыгрываемой роли, которая корректируется под представление о себе. В результате человек опаздывает с адекватной реакцией на происходящее, циклически запутываясь в этой своей саморефлексии.
То же происходит и при «взгляде на себя» — человека интересует не что он есть, а то как он выглядит, не что он чувствует, а как он себя чувствует, за что он делает, а как это может выглядеть «глазами окружающих»… Получается, что себя он воспринимает как отражение в глазах окружающих, а окружающих видит лишь отраженными в зеркале представлений о самом себе. Таким образом он полностью закрыт «зеркалами» от реальности, как в процессе восприятия происходящего вокруг, так и в части собственной деятельности, выходящей вовне… и его самовосприятие оказывается обусловленным личной историей и чувством собственной важности, а восприятие окружающего — обусловлено общественными догмами, личными привязками, посему не может быть адекватным.
В целом из всего этого и создается саморефлекторный образ себя, который столь же неадекватно отражает сущность индивидуума, сколь ошибочен образ, создаваемый окружающими для их собственного использования.

0

11

11. Синдром Оценщика

Первое, что по легендам сделал человек для того, чтобы покинуть райские кущи — откушал от «древа познания добра и зла» и научился оценочному восприятию действительности…
Ничто не воспринимается человеком как есть, будь то явление, чье-то действие, предмет или слово — всегда на первом месте оказывается этап оценивания, мол плохо это или хорошо, полезно или вредно, красиво или некрасиво. Первым делом в человеке проявлен оценщик, а уж потом все остальное…
Дальнейшее восприятие уже происходит внутри системы ценностей, которая почти всю жизнь формируется, модифицируется, перестраивается при участии социального окружения. Социальное окружение и формирует в человеческом существе ОЦЕНЩИКА буквально с момента появления его на свет, поскольку эта роль является основой людского способа существования, и без развитого оценщика не будут исправно работать все остальные базисные концепции социального программирования.
Так что можно сказать, что оценщик — это одна из главнейших человеческих функций, которая помимо прочего забирает на себя огромное количество ресурсов — индивидуальной силы и времени. Мало того, этот внутренний оценщик всегда стоит между воспринимающим и воспринимаемым, работая своего рода фильтром, переводящим явления в «понятный вид», в годную для дальнейшей «обработки» форму.
Через призму оценочности уже становится не виден смысл, годный для осмысления, остаются суждения, годные для рассуждений… и человек перестает думать, начиная рассуждать.
Все это отражается на языке, которым приходится пользоваться — слова утрачивают свое смысловое содержание, которое замещается оценочным. Идиот, например уже означает «плохой, никуда не годишься», а не «человек, не интересующийся политикой» дородная женщина — «толстая тетка» (плохая, некрасивая), а не беременная. Даже вполне «безобидные» слова — и те оказываются насыщены оценочностью — взять хотя бы общеизвестный и «полезный» сосуд для для приготовления чая — что в нем плохого? Однако чайником обзывают тех, кто чему-то решил научиться, но пока плохо справляется. Выходит, что чайник это плохо, а молоток — хорошо?..
Можно приводить много примеров того, как недремлющий оценщик затмевает смысл слов, но он же сказывается на ВСЕМ человеческом восприятии, оставляя из всего входящего потока только узкую, оцененную часть явлений.
Навык этот приобретается с детства: «Папа! А этот жук вредный или полезный?» — если полезный, то будем ему «помогать», а коли вредный — дави его! На оценочности держится система мотивировок, система реагирования на происходящее… ну и тип мышления — человеческий тип, людской тип, свойственный тому, что называется «человек разумный».
Оценщик-человек гораздо больше времени и сил посвящает не восприятию происходящего, а оценке поступающей информации, и ПЕРЕоценке уже поступившей, проделывая постоянно, и незаметно для себя огромную работу по поддержанию системы ценностей на основе которой и пытается жить как в плане индивидуальном, так и в общечеловеческом… так возникает идея «общечеловеческих ценностей».
Ценности, как видно из самого слова — продукт оценочной деятельности, а в случае «общечеловеческих» — еще и результат согласования оценок, синхронизации оценочного механизма. В результате образуется нечто, не имеющее под собой ничего конкретного — нету «общечеловека», есть сообщества людей со своим, более или менее согласованным набором ценностей, есть и отдельные люди, чей набор ценностей может отличаться от «принятого» в данном сообществе. Однако, несуществующие «общечеловеческие ценности» ПРОВОЗГЛАШАЮТСЯ, и каждому человеку предписывается ими руководствоваться… руководствоваться всем, кто попал в мир людей… в данном месте и в данное время. В зависимости от конкретной культуры, конкретного общества, отличающиеся наборы инкорпорируются в сознание людей в процессе социально-культурного программирования, становясь «стилем жизни» человека.
А этот набор диктует специфический способ выживания — людской способ выживания, который и характеризует людей как таковых, и отличает их от т.н. «нелюдей» (практикующих не-людские способы выживания).

0

12


12. Легенда о Нужности

«Лучше быть нужным, чем свободным» — учит нас веселая бардовская песня… Вернее будет сказать, что комфортнее жить, считая себя нужным Кому-Нибудь, ведь сознание своей нужности добавит поводов для самоуважения, укрепит ЧСВ. Кроме того список тех, для которых человек считает себя нужным добавится в личную историю… и добавит новых поводов для самооправдания — теперь можно собственные действия мотивировать очередными Лучшими Побуждениями — мол «ради блага ближнего» стараюсь. Можно также оправдывать свое бездействие в тех или иных случаях — мол я не мог рисковать, потому что нужен кому-то еще — все эти моменты пригодятся для индульгирования, еще одного из основных людских предрассудков. Культивирование в сознании этой легенды дает повод уходить от решения собственных проблем, под предлогои заботы о ближнем, и дает поводы вести себя по отношению к близким так, как низачто не стал бы человек обращаться с чужими людьми. Мол «Я же о ТВОЕМ благе пекусь! Свою жизнь покладаю заради тебя, а ты-ыыы! Отвечаешь черной неблагодарностью!».
Однако же, все это легенда — в действительности никто никому не нужен. Все обстоит гораздо проще и практичнее — нужно что-то кому-тоот кого-то, и всегда можно при желании разобраться в чем же именно обнаруживается нужда. В общем смысле все эти нужды могут быть сведены к нужде во внимании к собственной персоне (подкармливать ЧСВ), которое может проявляться различными способами — в виде заботы, помощи, любви, и даже не в «положительных» формах… могут понадобиться и враги, мучители и истязатели. Хоть время от времени людям и приходится убеждаться на собственном опыте в легендарности этого утверждения О Взаимной Нужности, но такое открытие почему-то не остается в памяти. Потеряв кого-либо «без кого не прожить мне ни дня», убедившись, что жизнь продолжается и без присутствия «света в окошке», люди торопятся поскорее снова обзавестись привязками, и восстановить в себе действенность легенды вовзаимной нужности, нужности себя кому-либо или своей нужды в другой персоне. Так «удобнее», таков людской, общепринятый стиль жизни. В пределах людского способа выживания эта игра имеет вполне практический смысл — предоставляет принципиальную возможность для индульгирования, и снятия с себя ответственности не свою жизнь, и переложить ее на плечи «обстоятельств», «близких», страну, правительство.

0

13


13. Миф собственности

Основополагающий миф, которым мотивируется индивидуум к всевозможным общественно-полезным действиям — защити СВОЮ страну, СВОЙ дом, заплати за СВОЮ квартиру, принеси пользу СВОЕЙ Родине. Во всех этих случаях человек как бы обязан исходить из идеи, будто это ЕГО страна, ЕГО квартира… и жена ему «принадлежит», и дети. А так ли обстоит дело в действительности?
Публика приучена думать, будто владеет чем-либо, колья ломает ради того чтобы завладеть чем-нибудь еще, ан нет! В обществе уже нет и не может быть никакой собственности, в том числе и потому, что общество отняло право индивидуума реально эту собственность защищать. Например, когда что-либо Официально Куплено, по всей форме Зарегистрировано, имеются документы подтверждающие право собственности — это лишь иллюзия владения, ибо в любой момент, под тем или иным предлогом (Интересы Общества, например) всё это может быть отнято столь же официально и Законно, «на основании» документов, приказов, распоряжений. Более того, человеку не мешает чувствовать себя Собственником даже столь очевидный факт что за «свою» Квартиру гражданин обязан платить деньги как за аренду или иное пользование чужой собственностью. Как так? Почему не удивляет обязанность платить кому-то «собственные» деньги за «свою» же «собственность»? Платите, и все тут… практикуется уже ставшая привычной подмена понятий, так что подобные запросы не вызывают сомнений в якобы обладании собственностью.
Вот, к примеру НАЛОГИ… Кто-то заработал денег… он, конечно готов посчитать заработок СВОИМ, собственным, но «общество» как бы думает иначе. Оно, если можно так выразиться, считает часть твоего заработка своим, накладывая обязательства отдавать СВОЙ заработок «другим» под различными предлогами. Вот и пожалте — клиент думает, что он владеет чем-то, а оказывается, что его мысли о ВЛАДЕНИИ работают лишь средством вытаскивания из него денег, и втягивания его в массу общественных обязательств. Вот и получается, что все как у людей  .
Хотя, с другой стороны, в отдельном месте, и особо — в ОТДЕЛЬНОМ МЕСТЕ можно прям поверить что собственность существует! Например обломок спички в моем кармане — это МОЯ собственность. Но она может уйти от меня без моей воли вместе со штанами…
Однако, иногда возникает иллюзия, будто У «БоГаТыХ-то людей собственность-то ЕСТЬ». В действительности у них всего лишь осталось больше средств и возможностей защищать имеющееся. Есть она-то есть, но только до того момента, пока общество допускает такое положение дел… в России такое было — имелись вполне уважаемые купцы, промышленники, просто небедные люди, считавшие что реально обладают всяким добром, ан НЕТ! «скидывай сапоги — власть переменилась!»
Короче — это анонс темы, темы людских мифов, тех штучек, что работают в социальном программировании и близких к этому темах.

0

14

14. Социальное программирование

Социальное программирование — это тоже что и зомбирование (которое то и дело с возмущением улавливают в деятельности разных «сект»), разве что в данном случае оно направленно оно «на пользу обществу» социуму) — той структуре, которая в нынешней человеческой реальности стоит над индивидуумом, и имеет свои собственные задачи, отличные от задач индивидуальных.
Общество формируется из отдельных людей, точнее из «могущих быть отдельными» и оно может рассмотрено в качестве некоего существа, с одной стороны вбирающего в себя свойства отдельного человеческого существа, а с другой — управляющее сознанием каждого своего члена гражданина).
Как всякое существо, оно может быть и «больным» и «здоровым» по оценке соответствующего «оценщика»), переживает свое «рождение», «рост», «старость» и «смерть»… и поскольку в данном случае рассматривается человеческое общество — умирать оно не торопится. Поэтому обществу приходится заботиться о воспроизводстве ресурсов, в данном случае ресурсов людских, вот и всякое свежеродившееся человеческое существо немедленно подвергается программированию его индивидуального сознания таким образом, чтобы привести его персональное осознание восприятие, тип мышления и все остальное) в соответствие с «задачами общества». Результатом такого программирования будет «человек общественный», такой, который уже не может обходится без общественного окружения, и не может себя представить вне участия во всяческих людских делах. Другими словами — Человек Нормальный, или просто человеческое существо.
В общем-то, все происходит вполне «автоматически» — ребенок только родился, как тут же оказывается в социально-культурном окружении, и начинается процесс приведения его в соответствие с теми «нормами», что присущи сложившейся с данном месте и в данное время культуре. Дальше процесс такого «бытового» зомбирования продолжается на более широком поле деятельности — люди смотрят одинаковые фильмы, читают одни и те же книги, слушают одну и ту же музыку, одинаковым образом формируют сферу своих интересов…
Можно сказать, что общество социум) через посредство своих членов вносит в сознание индивидуума определенный набор постулатов, выгодных данному конкретному обществу таким хитрым образом, что человек принимает привнесенные программы, общественные догмы за «собственное мнение», и руководствуется запрограммированным набором так, как будто это ЕГО персональные интересы.
С эзотерических позиций основной набор «людских предрассудков» рассматривается в разделе человеческие существа, а здесь больше внимания уделяется социально-психологическим аспектам программирования нынешнего поколения людей, то есть тем моментам, без которых современное общество не могло бы функционировать в существующем виде, стали бы невозможными все многочисленные социальные институты, вся эта «надстройка» в виде власти, религии, бюрократии — всего того, что стоит между человеком и… миром.

Базовые программы:

Самоотождествление с физическим телом

Каждый член общества с рождения приучается отождествлять себя со своим телом, и день за днем эта концепция укрепляется в процессе дальнейшего взаимодействия с обществом. В первую очередь под «Я» человеку предписано подразумевать свое физическое тело, и «свое» благополучие он связывает с собственным физическим состоянием… причем даже не с фактическим положением дел, а тем, как он себя чувствует или как он выглядит. Что касается «душевного» состояния — тут работает лозунг «в здоровом теле — здоровый дух».
Попутно, восприятие себя замещается оценочностью — интересует не что он чувствует, а как это ему нравится.
В социальном аспекте его уже больше заботит «как он выглядит», чем «что он есть на самом деле» тут работает саморефлексия, описанная в разделе, посвященном человеческим существам).
В результате такой ориентации формируется специфический образ мышления, при котором на первое место выносится задача сохранения своего тела в качестве «идентификатора», делающего его отличным от «прочих людей», имеющим свою историю. Это же служит показателем занимаемого места в социуме, определителем социальной роли каждого индивидуума, что приводит к озадаченности своим «единоличием», своей «единственной и неповторимой» личностью, своей социальной ролью.
Такая установка формирует жесткую зависимость от множества производимых обществом «материальных ценностей», и неотделимого от них набора общественных условностей мода, мировозрение, мораль). Роль физического лица является структурной единицей того социального формирования, на существование в котором человек и программируется.
Грубо говоря, нужно «иметь приличный вид», соответствующий общественным понятиям о «приличности», и соответствующий принятой социальной роли — начальник в костюме, «богатый» — с толстым пузом, «счастливый и обеспеченный» — с соответствующей миной на лице, женщина — привлекательная. Обеспечение дОлжного вида подразумевает потребление и усердное добывание) соответствующих, производимых обществом штуковин и услуг, доступ к которым лимитируют различные социальные институты.
Та же фиксация на теле и позволяет программировать человека на заучивание мифов о здоровье, боязнь съесть лишнюю калорию или найти холестерин в растительном масле… Фиксируется установка на лечение болячек тела поставляемыми обществом средствами, в одобренных обществом заведениях. Всякого рода «целительство», ориентированное не на починку частей тела перестает интересовать правильно запрограммированного человека.

0

15

Деперсонализация, проекция «себя» на окружение

Будучи Членом общества человек «проецируют себя» на общество, которому принадлежит и отказываясь нести индивидуальную ответственность за собственные действия, оправдывая их или общественной необходимостью, или гнетом социальных же обстоятельств, мол так «положено». В обществе он утрачивает индивидуальность, действует не «сам собой» и поступает не так, как следовало бы действовать в тех или иных обстоятельствах, а так, как по его мнению ДОЛЖЕН поступать правильный человек.
Человеческая деятельность обусловлена обществом, и люди, под таким предлогом не считают себя ответственными за то, что делают согласно принятой социальной роли. Для этого существует (однако, НЕ во всех языках) форма множественного числа личного местоимения — МЫ. Говоря «мы» человек уже снимает с себя персональную ответственность, перекладывая ее на некое виртуальное «множественное существо». Любые действия преломляются через призму саморефлексии — человека куда больше интересует что о нем подумают, нежели собственно результат действия.
С другой стороны, обществом навяливается игра в фиктивную ответственность, когда «я несу за тебя ответственность перед обществом), поэтому ты должен мне)». Популярна игра «я за всю страну в ответе», когда клиент ретиво берется решать не относящиеся персонально к нему задачи — осчастливливать ближнего, спасать родную природу, уберегать кого-либо от беды, спасать от смерти, при этом забросив решение собственных проблем — пусть, де, благодарное человечество будет их решать за него.

0

16

Упор на Взращивание Личности
(Чувство Собственной Важности)

Пропаганда идеи служения личности обществу не имеет смысла без формирования из человека этой самой личности, в ущерб раскрытию индивидуальности. Личность есть «прокладка» между индивидом и его окружением, формируется в процессе социальных контактов и служит своего рода фильтром восприятия. Эта личность не пускает наружу какие-либо общественно-нежелательные проявления, заталкивая их в то место, которое называют «темным подсознательным», и аналогично не допускает «внутрь» неприятные стороны общественной необходимости. Сильная личность, что называется «без тени сомнения» выполняет возложенные на нее обществом функции, после чего спокойно спит по ночам безо всяких угрызений совести. Такой стиль поведения выгоден обществу, и посему он возведен в разряд фетишей, на которые Всем Следует Равняться. В этой связи, «ценность» индивидуума рассматриваться исключительно в связи с «общественной пользой», и никак иначе…
То же взращивание личности представляется человеку как единственный способ «выделиться из массы», заслужить уважение и поклонение. И мало того, что представляется — внушается необходимость выделятьСЯ, показыватьСЯ. При этом широко используется подмена понятий, ведь в общественном сознании закрепляется неверная интерпретация самого слова «личность». По смыслу слово происходит от слова «личина» в старорусском соответствовало современному иностранному «маска»), означает в первую очередь роль, а вовсе не «уникальную внутреннюю сущность», следовательно под охотно принимаемым предлогом «саморазвития и самосовершенствования» проводится «укрепление социальной роли», самоотождествление человека с его «маской».

0

17

Фиксация на ПОНЯТИЯХ социально обусловленных (о «благополучии»)

Человек программируется на то, чтобы свое благополучие он представлял не как вздумается, а «как положено», как сложилось в данном обществе в данное время, и в первую очередь — как выгодно имеющемуся людскому конгломерату.
Образно говоря, общество предоставляет человеку своего рода список с ценниками — вот это ценно и хорошо, а это плохо. Однако социальные понятия об власти, силе, красоте, защищенности и прочем меняются со временем, и занимают разное положение на шкале ценностей. При этом делается увязка этих понятий с требуемыми эмоциональными «признаками» этого «благополучия» — программируется нужная эмоциональная реакция. Например вот нету у тебя «квартиры, машины, дачи» — значит тебе положено страдать, маяться и плакать, и лезть из кожи вон, чтобы набрать себе предписанный набор «благ», стать «благополучным»… ну, или служить иллюстрацией «неудачника» для прочих соискателей стандартных благ. То есть вводится установка, что не то «есть хорошо», когда просто хорошо и на душе приятно, а лишь то хорошо, что «общепризнано в качестве блага» в данном обществе.
От одного общества к другому — наблюдаются заметные отличия в этих понятиях: если в одном хорошо «убить неверного», то в другом — убийство принято относить к компетенции специальных общественных структур, которым выдана «лицензия на убийство». В одном месте в почете «искусство торговать», а в другом это называется «спекулировать», где уважают за обилие жен и детей, а где это же самое — разврат.

0

18


Фиксация на бинарном восприятии происходящего

Человека программируют на бинарную оценочность. Помимо «плохо-хорошо» делается установка, что «ты или выиграл, или проиграл. Третьего не дано!». Хотя не надо далеко ходить, дабы заметить, что проигрывая в одном — обязательно выигрываешь в чем-то другом, а за любой выигрыш приходится расплачиваться упущенным временем, утраченными возможностями и так далее…. Человек приучается не замечать данного явления, иначе трудно будет от него ожидать упорствования в достижении социально-предписываемых достижений. Это предпосылка для формирования «соревновательной» тенденции в жизнепроживании.
Придается особая важность той бестолковой людской деятельности, что основана на идее «соревнования» вместо идеи «ситуативной кооперации». НАДО «сильнее, выше, больше, чаще» чем другие, надо «занять Первое Место», забраться выше всех, стать главнее, чтобы «все уважали»… Конечно общество обеспечит это «всеобщее уважение» при помощи следующей внушаемой программы — фиксации на авторитетах.
Вместе с фиксацией на физическом теле это дает феномен «спорта», когда тратится пол-жизни только на доказывание собственной крутизны в ущерб остальной жизни. На соревновательности же базируется и прочая затратная деятельность, единственный общественно-полезный) смысл которой в том, что человек оказывается всегда чем-то сильно занят, и ему не остается свободного внимания на то, чтобы обратиться к вещам не из серии социально-обусловленного, или просто на какую-либо «общественно-бесполезную» деятельность.
При полном погружении в соревновательный процесс — единственным объединяющим людей фактором, и средством межперсонального взаимодействия становится общество, которое тем самым создает видимость собственной необходимости для человека… если все люди соревнуются, то общество призвано их примирить в свободное от соревнований время, направить «группы соревнующихся» на «международные» соревнования, когда это необходимо данному обществу в его соревновании с другими социальными формированиями.
В разных обществах данной «подпрограмме» придавался разный «вес», однако замечено, чем более «тоталитарно» данное общество — тем больше в нем инициируется искусственных поводов для устроения соревнований.

0

19

Фиксация на «авторитетах»

Всякое общество составляет собственный список «авторитетов», в непререкаемость которых должен искренне верить каждый законопослушный гражданин… Этому списку присуждается Звание «Общественное Мнение», и человеку остается только с ним ознакомиться и выучить, дабы не прослыть «темнотой некультурной». Персонифицированные, или же не персонифицированные как Советские Ученые считают) «авторитеты» работают в качестве общественно-санкционированных арбитров в решении любых частных вопросов. То есть если «я так сказал» — звучит неубедительно, а «Это сказал ВВиУ такой-то, и тебе бы следовало это знать!» — это уже принимается за непререкаемое доказательство.
Данный подход хорош еще тем, что люди разучиваются думать самостоятельно, и в основном их «образование» сводится к заучиванию списка авторитетов с их Гениальными мыслями с последующим комбинированием из этих «великих мыслей» новых сочетаний… Как говорится — все при деле, все заняты, и новые нежелательные новшества не возникают.
Список «авторитетов» специфичен для каждого конкретного общества, для своего времени и места, может изменяться в зависимости от текущих социальных тенденций буквально в одночасье разоблачили ренегата такого-то!), или формироваться посредством соответствующих технологий так называемая «раскрутка»). В настоящее время «главный авторитет» в области практики — НАУКА, а в области «духовного» — ЦЕРКОВЬ, тогда как «прочие» — это всякие колдуны, мракобесы, еретики.
Основные моменты данной «программы» таковы:
1. признание авторитетами только тех, кого «общество» в данный момент выставляет в качестве авторитетов, например снабдив ключевыми ярлыками как то «общеизвестный», «знаменитый», «признанный»;
2. неприятие любых идей, не подкрепленных ссылками на санкционированные обществом авторитеты;
Вследствие этого воспитывается непререкаемая «вера в печатное слово», выражающаяся в том, что человек, столкнувшись с чем-то, для него новым или сомнительным, первым делом восклицает «а где это написано?». В настоящее время характерна непререкаемая вера в науку и научный редукционистский) подход к восприятию мира… также силен авторитет визуальной информации — то, что «видел своими глазами»… по телевизору.
В то время, как для общества в целом предлагается набор авторитетов — внутри самого «авторитарного образования» происходят процессы дележки «места под солнцем» аналогичные по принципам формированию «бандитских сообществ» академические банды). Все возможные области деятельности человека «обставляются красными флажками», куда «непосвященных», не сертифицированных представителями соответствующего клана не допускают. Формируются общественные авторитарные монополии, такие как «монополия на доступ к телу» медицина), монополия на убийство силовые ведомства), монополия на отбирание доходов у граждан налоговые ведомства), не допускающая конкурентов — всяких «целителей», «бандитов», «воров». Тут идея в том, что неважно что и как ты делаешь — важно есть ли у тебя на это «лицензия», как символ Авторитета.

0

20

Фиксация на симптоматической концепции в исправлении неполадков

Это же можно назвать «борьбой с последствиями» без поиска причин. Лечить прыщи, лечить геморрой… а не причины, их вызвавшие и не организм, в котором беда случилась. Этот подход практикуется во всех областях человеческой деятельности. В сочетании с фиксацией на теле, и на «авторитетах» это дает эффект поиска «таблетки ОТ …нужное вписать)» в подходе к любым проблемам… и коли есть спрос — развиваются соответствующие структуры академические банды), занимающиеся производством «таблеток» как медицинских, так и социальных, и политических и прочих.
Это дает обоснование для содержания «социальных институтов», провозгласивших своей задачей разработку подобных «таблеток» как от язвы, так и от всяких кризисов. Типа Институт Проблем Управления занимается «таблеткой управления», пенитарные заведения разрабатывают «таблетку от преступности», и все они при таком раскладе выглядят нужными и необходимыми.
В эту же программу входит игра в поиски причин, фактически сводимая к назначению Виновного, мол вот он враг, диверсант) виноват, его накажут, другим неповадно будет.

0

21

Противостояние любым альтернативным идеям

Образно говоря, в сознание вводится «код защиты от несанкционированного доступа» проявляющийся в резком, болезненном неприятии идей, противоречащих ранее запрограммированным представлениям. Например представлению о том, какой «должна быть» социальная система со всеми своими паразитическими, живущими за счет граждан общественными структурами, существующая лишь благодаря индуцируемой вере в необходимость их поддержания). Иначе говоря это специфическая настройка восприятия, которая не позволяет дойти до сознания всем «новшествам», что не вписывается в текущую концепцию общества. Этот «код защиты» по идее уже должен сработать при чтении данной статьи, поскольку то, что тут говорится — уже сильно противоречит Базовым Социальным Программам сразу по нескольким пунктам: это не авторитетно, написано не «специалистом», не предъявлена Лицензия на право иметь отличный от Общепризнанного взгляд… в конце концов нет «официального разрешения» публикации материалов в интернете и так далее…
…хотя это можно легко поправить, предъявив какую-нибудь солидную «ксиву».

0

22

Толерантность к «двойной морали»

А тут — «санкционированный доступ» к прошитой в сознание человека программе, своего рода «задняя дверь» позволяющая динамически перепрограммировать субъекта под текущие общественные задачи.
Пользуясь «паролем Администратора» passw: Общественная Необходимость) можно заставить человека воспринять одно и то же фактическое действие и как воплощение справедливости от Имени Общества), и как преступление действие по чьей либо индивидуальной, не подкрепленной Обществом инициативе). Например, принудительное изъятие имущества у гражданина в одном случае именуется рэкетом, грабежом или кражей — будучи исполнено с санкции соответствующих органов будет называться сбором налогов, взносов, конфискацией незаконно нажитого и пр. Когда само общество устанавливает эти законы — оно всегда имеет возможность узаконить для своих Особых Представителей тоже самое, что возводится им же в ранг преступления. Также можно что-то ранее считавшееся нормой перевести в разряд запрещенного. Вандализм, случившийся под лозунгом Общественной Необходимости борьбы с пиратством и нарушением авторских прав) — уже не вандализм, а Справедливое уничтожение контрафактной продукции тут главное — наличие «лицензии на преступление»). Сожжение «подрывной литературы», практиковавшееся в фашистской Германии тоже не называлось «уничтожением культурных ценностей». Убийство — лишь тогда называется убийством, когда исполнено лицами, не имеющими на то разрешения или приказа) от соответствующего социального института. Если на то есть «лицензия», то это уже «принятие мер к задержанию», казнь, или справедливая победа над врагом… или просто какая-нибудь «врачебная ошибка» или «несчастный случай».

0

23

Отдавание на откуп обществу прав решения собственных проблем.

В обмен на «потребительскую корзину», даваемую имеющимся обществом, человек отдает ему свои права на управление собственной жизнью, «поручает» обществу решать его личные проблемы. Предпосылка к этому — психологическая проекции себя на общество. В результате человек оказывается запрограммирован на обращение по всяким поводам в соответствующие Авторитетные и «сертифицированные» социальные институты:
Например «институт брака» переводит проблемы межперсонального межсексуального общения из области индивидуального в область общественного — уже Общество в лице социального окружения) решает, жить ли этим двоим вместе, или отдельно, сколько им произвести детей.
«Судебная система» будет заниматься индивидуальными разногласиями между отдельными членами общества и их группировками. Относительно недавно меньше 100 лет назад) человек был окончательно лишен права самостоятельно разобраться со своим «обидчиком» без участия общества… Какое-то время допускались всякие «дуэли» и даже считались благородным делом), но в них уже было вовлечено общество. Таким образом осуществляется Основная Задача Социума — постановка общественного барьера между ресурсами и отдельным потребителем членом общества).
Есть побочник такой установки — отдав свое право решать свои проблемы, человек одновременно перекладывает ответственность за себя на окружающих, но это не мешает обществу потому, что достаточно омрачает индивидуальное существование. Положившись на общество, в надежде на улучшение своего состояния — человек оказывается не в лучшем положении, понимает свою зависимость от общества и не дергается в индивидуальных попытках как-то сам решать свои проблемы. То есть обычно становится все более и более лояльным, зависимым и послушным. Отказавшись принимать ответственность за себя, человек вовлекается в игру принятия на себя ответственности за других, и делается как и нужно — социально ориентированным субъектом.
Однако, подчас, случается и такой вариант — будучи не в состоянии брать на себя ответственность за свою жизнь, человек замахивается то на спасение невинных животных, то ни много ни мало — на спасение Всего Человечества, Планеты Земля и прочее. Но тем не менее продолжают действовать все те же методы социального программирования, только теперь уже в более узких группировках.

0

24

Обязанность производить потомство:

Очень важный для общества момент, поскольку ничто иное, кроме наличия детей в общественном окружении не привязывает с такой силой индивидуума к социуму… и ничто не делает человека столь зависимым от всех прочих общественных схем поведения. Поэтому нежелание или неспособность производить потомство объявляется ущербностью, достойной самого жуткого порицания. В таком обществе, где фиксация на размножении особо сильна — ведутся всевозможные кампании против абортов, против тех из «сексуальных отклонений», что не приводят к повышению рождаемости. Навяливается комплекс вины бесплодным женщинам, комплекс ущербности всем, кто не демонстрирует качества «сексуального гиганта». Отсюда проистекает все более и более мощная фиксация людей на сексе — он становится чуть ли не главной темой общественного соревнования, главной «добычей» и целью существования. Коли трудно обществу побудить публику к осознанному самовоспроизводству, создаются условия вплоть до запретов на применение противозачаточных средств), при которых воспроизводство все-таки будет, пускай вследствие издержек соревновательности.
Фиксируя людей на этих вопросах, общество обеспечивает самовоспроизводство в рамках все того же «стиля» социального программирования — родители выполняют программирующую роль сами «передавая свой опыт», а по-сути — воспроизводят, перезаписывают уже прошитый в них набор «программ».

0

25

Чувство ВИНЫ

Однако едва ли не главным движущим элементом всех этих социальных программ является с детства воспитываемое чувство вины: вины перед родителями за шалости и нанесенный урон), вины перед потомством (например за неоставление ему богатого наследства), вины перед обществом за неисполнение предписанного им), вины за множество вещей, к которым индивидуум фактически не имеет никакого отношения. Когда имеется столь огромный набор предисаний, их невозможно выполнять в полной мере, поэтому правильно запрограммированный человек подсознательно терзается виной за то, что «не оправдал», «не смог», «не сумел», и не соответствует Образу «порядочного гражданина» или там «стойкого борца за Великое Дело». Такое положение дел может довести до абсурда — до «подвига», когда человек решает как бы «разом расплатиться за все» и немедленно сделаться Героем.

0

26

15. Цели социального программирования:
Создание барьера между жизненными ресурсами и индивидуальным потребителем

Эксплуатируя миф о собственности «цепи распределения» выстраиваются таким образом, чтобы у граждан не было непосредственного, не контролируемого обществом социальными институтами) доступа к любым жизненно необходимым ресурсам. Например, чтоб получить порцию еды, требуется сначала поработать «на общество» отдать ему свое время и силу), получить «денежный эквивалент», обратиться с ним в другой социальный институт, и уж там получить еду. Тоже касается и всех остальных жизненных ресурсов, включая чисто физиологические потребности — везде существуют свои разрешительные и запретительные конторы.
Для потребностей «духовных» созданы свои социальные институты как то церковь, подцензурное искусство, разрешенная литература etc.
В настоящее время этот барьер усиливается — в развитых странах народ уже имеет весьма скудное представление даже о том, откуда и как берется еда… американцы, увидев в бочке квашеную капусту не поверили, что «Это» можно есть  .
Аналогичный барьер ставится даже на… теле потребителя. То есть «нельзя заниматься самолечением» — этим может заниматься только «специалист с лицензией», и это распространяется уже на те вещи, которые в общем-то решаемы исключительно индивидуальной волей человека. «Ученые говорят» — своего рода заклинание, основанное на идее «авторитетов» диктует предписанный обществом «стиль жизни», как «мода» диктует во что одеваться, что покупать, что читать, слушать и смотреть…

0

27

Полное завладение свободным вниманием индивидуума

Это одновременно и цель общества, и средство воздействия на человека. Обществу нужно, чтобы максимум информации человек получал именно через общественные фильтры, а не непосредственно, поэтому требуется, чтобы человек постоянно был занят — занят добыванием жизненных ресурсов, занят размышлениями на «общественно-полезные» темы, интересовался политикой, искусством, прочими общественными феноменами. Очень важно, чтобы человек не оставался наедине с самим собой, «наедине с природой», поэтому общественное регламентирование распространяется по возможности на все доступные управлению проявления человека… и этот набор постоянно расширяется и пополняется. Переориентировав ВСЕ внимание человека только лишь на человеческие проявления и продукты его общественной деятеяльности, общество обеспечит полное дохождение до человека «общественных директив», приказов и наказов, непрерывную подстройку «прошитого» в человеческом сознании «программного обеспечения». Чем более успешно общество владеет вниманием человека, тем эффективнее и своевременнее можно заменять ранее запрограммированные «непререкаемые авторитеты» на более новые, проворачивая тем самым «социальные революции» или проводя «мягкие реформы».
Во времена относительной стабильности, общество также заинтересовано в удержании под своим контролем внимания индивидуума развлечениями, состязаниями), дабы задержать зарождение «деструктивных» настроений в гражданах.

«Идеальное» управление

Все эти принципы, будучи успешно запрограммированы, воспринимаются человеком как истинное, единственно возможное и правильное — те самые Общечеловеческие Ценности, которые и что формируют «человека общественного» — то самое существо, на которых это самое Общество благополучно паразитирует, не создавая особо заметных неудобств для человека. Исполняя задачи общества человек пребывает в уверенности, что все что ни делает он — делает исключительно по своей воле, по-сути выполняя «невысказанный приказ». Более того, при «идеальном управлении» каждый, найдя для себя приемлемую роль, воспринимает ее как благо, и деятельность в этом направлении приносит ему моральное удовлетворение.

0

28


16. Средства социального программирования

Само явление социального программирования было распознано давно, правда это относилось к области оккультного и магического. И оно всегда представляло определенный интерес для власть имущих. Всякое государственное новообразование в той или иной степени стремилось использовать накопленные достижения в области управления людским сознанием и поведением, прибегая к помощи соответствующих времени «Носителей Знания». Французская революция происходила при активном участии масонов, гитлеровская Германия проявляла острый интерес к «секретам Тибетских Лам». Несмотря на провозглашенный официально атеизм, весь советский строй несет на себе печать оккультизма.
Таким образом, в каждом конкретном обществе всегда имеются силы, более других заинтересоваванные изучением самого вопроса социального программирования, и разработкой новых средств воздействия на сознание людей.
Если для нужд «просто общества» достаточно текущего автоматически «самовоспроизводящегося» программирования в процессе воспитания нового поколения в ячейке общества и его социальных институтах), достаточно заклинаний в случаях оперативного вмешательства в этот процесс, то для нужд заинтересованных сторон, (то есть уже не для ОБЩЕСТВА социума), а для ГОСУДАРСТВА требуется постоянно пополняющийся набор технических, психологических, психотронных и других средств воздействия. Коль скоро общество паразитирует на индивидууме — государство паразитирует на социуме, поэтому ему нужны средства для формирования уже не сознания отдельного индивидуума, а «общественного сознания».
Средства массовой информации, только лишь базируясь на своей авторитарности, уже могут весьма динамично менять отношение общества к любым проблемам, переключать внимание людей с одной темы на другую. Увиденное по телевизору, психологически воспринимается как увиденное своими глазами, и фильтруя информацию можно напрямую влиять на сознание людей, подавать им различные мифы, которые будут восприняты как истина в последней инстанции. Вот к примеру небольшой набор мифов о здоровье, а также прочие популярные мифы
Средства массовой информации еще хороши тем, что легко позволяют направлять массовое внимание в нужную сторону — крутя всевозможные сериалы, в которых муссируются определенные людские предрассудки, заставляют людей фиксироваться не на насущных проблемах, а выискивать в СВОЕЙ жизни подобие чужих переживаний, активизировать механизмы бедного деточки, заостряя внимание на сексе — включают у потребителя соревновательность по части крутизны на «любовном фронте». Подобные фиксации дают благодатную почву для индульгирования, самосожаления, наращивания чувства собственной важности, не оставляя человеку времени и сил на то, чтобы «просто жить, а не переживать». Более того, человек приучается постоянно искать себе подобных занятий, чтобы не «скучать», впадать в то состояние, когда ничем не занятое внимание направляется не в привычных направлениях. Народ пугается потому, что «всякие мысли лезут» от простого слабенького контакта с миром как он есть… и начинает заниматьСЯ, развлекатьСЯ, искать общения — все что угодно, лишь бы не оставаться наедине с миром.
Иногда достаточно просто надеть наушники с «музыкой», и вестись чужими песнями… которые все об одном — воспевают самые настоящие психозы и неврозы.
Однако только лишь избирательной подачей информации и акцентацией на людских предрассудках не ограничиваются возможности телевидения в деле манипуляции общественным сознанием — существуют специфические средства так называемого психотронного воздействия, учитывающего особенности человеческого восприятия, его сознания и бессознательного. Этот вопрос — вопрос зомбирования населения «при помощи каких-то страшных технологий» — периодически поднимается в СМИ, и уже сам по себе начинает работать на зомбирование… обычно интерес к проблеме психотронного воздействия на людей всплывает перед какими-нибудь выборами… Вот интервью с VG, а несколько позже была устроена большая пресс-конференция, на которой уже «показывали пальцем» в сторону «психотронщиков» сами крупные официальные специалисты в этом вопросе. Тут можно посмотреть пресс-релиз.
Так что ведется активная работа в области «промывания мозгов» при помощи современных электронных технологий, информация о которой всплывает на поверхность периодически, а в остальное время как правило раздаются высказывания, мол «все это бред», «это лишь способы запугать население, а на самом деле подобных технологий не существует, работы в этой области не проводятся.
Однако проводятся, и некоторое представление о них можно получить, пройдясь по ссылкам в разделе психотронное. Некоторые из принципов воздействия на сознание, которые могут быть доведены до потребителя через экран телевизора или через аудиосигнал можно изучить на примере многочисленных возможностей программы

0

29

17. Человекоделательная фабрика в действии…

Детство Золотое

С самого рождения, с первого момента контакта с ЭТИМ миром, людским миром, миром людских понятий начинается процесс натурализации свеже-попавшего существа, воспитании его в соответствии с текущими «людскими нормами».
Первым делом требуется активизировать «входные каналы восприятия» младенца, направить их в первую очередь на себя, дабы получить права своего рода «цензора восприятия». Впрочем, эта операция проходит в автоматическом режиме — путем цацкания с дитем, утютю-усюсюканием это работают закрепившиеся программы родителей). Первичный этап подводит «базис» для дальнейшей работы — пока чисто на эмоциональном плане формирует ту самую Любовь, эксплуатируя которую можно успешно проводить дальнейшее программирование.
Далее, когда мало-по-малу начинает работать разум — этот «якорь» закрепляется: «потому что лю-у-бит!», задаются провокационные вопросы вроде «а кого ты любишь больше — папу или маму?» тут уже начинает формироваться оценочность), постулируется тема Любви как нечто базисное для всей дальнейшей жизни.
В самом начале, путем захвата внимания пока еще не соображающего ребенка, стимулируют развитие Стандартных Каналов восприятия — зрения и слуха. Для этого придуманы яркие игрушки-погремушки, которыми активно трясут перед «бессмысленными» глазами ребенка. Почему именно эти каналы стимулируются — потому что они в первую очередь эксплуатируются разумом в коммуникативных целях. Через эти каналы можно учить дальше — воспитывать оценочность, показывая и рассказывая «что такое хорошо и что такое плохо», и пользуясь обратной связью вовремя пресекать «нелюдские» тенденции. Например когда ребенок видит то, что не видят родители, и пытаются заигрывать с «различными существами», то опираясь на понятие «его любят» — поспешит поделиться с родителями своими наблюдениями или жалобами на Бабая в углу) с родителями, которые быстренько ему объяснят, что это все не существует… или «игра воображения», или еще что-нибудь не заслуживающее внимания.
В это же время детей приучают не относиться серьезно к сновидениям, мол это «грезы», к здешнему миру не имеющие отношения. «Летаешь во сне — это ты растешь!» Приснилось что — вот тебе игрушка в постель, пусть она тебя защищает… Хотя это действенный колдовской прием, но поскольку он подается как игра — воспринимается как некое снисхождение со стороны Большого Непререкаемого Взрослого по отношению к «глупенькому малышу».
Дети довольно долго остаются видящими и сновидящими, они могут успешно посещать определенные сновидимые миры, «уходить» из Этого мира когда уставится в пространство пустыми глазами, и ТУТ начисто отсутствуют) — подобные вещи вызывают резкое неприятие со стороны людей, которые спешат вывести ребенка из «этого ненормального состояния» маханием перед мордой руками или всякими резкими звуками. Ведь нормальным считается БЫТЬ ЗДЕСЬ, а не пребывать «в грезах, в фантазиях, в воображении».
На фоне передавания инвентарного списка понятий раскручивается оценочность — даются понятия «это стул — на нем сидят, это стол — на нем едят» в совокупности с «посади свинью за стол — она и ноги на стол». То есть передавание «людского языка коммуникации» идет рука об руку с внушением оценочных понятий — ЧТО «хорошо» и ЧТО следует считать «плохо». Воздействие идет через пока еще активную эмоциональную сферу, формируя пресловутые «рефлексы», ассоциируя «плохие вещи» с «негативными эмоциями», а желательные проявления поощряя вкусными пряниками и конфетами.
По большому счеты дети достаточно четко понимают, что «эти взрослые» постоянно от них добиваются «чего-то своего», и оставаясь в общем-то при своем интуитивном мнении начинают разучивать людские игры. Они моделируют тот «взрослый мир», каким его видят, а родители вносят свои воспитательные коррективы в эти игры, сообщая детям ПРАВИЛА. Эта наука мотивируется такими понятиями как Любовь, Хорошо-Плохо и… конечно же Угрозой Наказания. Наказание действует в первую очередь через все еще адекватную эмоциональную сферу — его задача вызвать неприятные эмоции в связи с какими-либо нежелательными проявлениями детской индивидуальности.
Дети это понимают, по возможности маскируются… но воспитываются. То есть то, что считалось «плохим» потому что за это наказывают, «родители заругают» постепенно становится частью формирующейся личности, и «детство золотое» заканчивается в тот момент, когда эта самая личность заслоняет собой индивидуальность. Ребенок ассоциирует себя уже с формирующимся новообразованием — «прокладкой» между «собой» и окружающими людьми.

0

30


«Серебряное» детство

Когда основная натурализация выполнена, и ребенок выучил, что «взаправду» а что «понарошку», за что похвалят и за что заругают, и согласует свои действия с людскими понятиями полуавтоматически — начинается процесс более активного освоения правил, принятых в том мире, в который их угораздило попасть. Ведь случаются же непонятные наказания, когда эмоции захлестывают со страшной силы от обиды, и слезы льются в три ручья. Приходится разбираться с теми нарушенными правилами, незнание которых не освободило от наказания. К тому же уже приходится в жизни сталкиваться с носителями несколько других, отличных от заученых понятий и правил — «а мне мама сказала то-то!» — «А МНЕ ПАПА СКАЗАЛ СЁ-ТО!!!». …и к процессу фабрикования нового человека все активнее подключается общество. Тут формируется соревновательность — «а кто у нас самый… у-умный?», самый красивый, самый сильный, и на базе этой новой игры уже работать начинает своего рода переемственность и самораспространение программ социального поведения. «Берите пример с Васи! Он у нас самый ….нужное вписать) Вот — ХОРОШИЙ мальчик!» Берется на вооружение новое «наказание» с использованием «подавления массой» — «Дети! Посмотрите все на Машу! Маша!!! Тебе сты-ыдно? Какая ПЛОХАЯ девочка!»
На этом же этапе формируется основы «коллективизма» и первичная социально-предписываемая дифференциация — мальчики должны быть такими, а девочки — сякими. Отсюда, помимо прочего берет свои корни «толерантность к двойной морали», без которой трудно внушить правильно ориентированную оценочность.)Так что начинаются игры «для девочек» и «для мальчиков», дабы поскорее развести публику по функциональному использованию обществом подрастающего человеческого материала. Ты мальчик! Ты будущий Защитник Родины! Тебя будут использовать в качестве расходного материала в организуемых междуобщественных разборках). А ты девочка — будущая Мать! А тебя, дорогая, будем использовать в качестве источника восполнения расходного материала).
Ясное дело, что эти постулаты должны попасть на благодатную почву — уж должны были к этому времени появиться Оценочные Рамки, такие как «ваше и Наше», «враги и Наши», Высшие Идеалы, такие как «Наше лучше» и «Не нужен нам берег турецкий». Основываясь на таких закрепившихся программах, можно дальше разворачивать процесс социального программирования, усложняя и развивая его. Разведя по углам мальчиков и девочек уже можно вносить свои специфические программы для тех и других…

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC