Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева. » Практика ТЕОС - программы 2 » Процесс невротизации личности под видом движения к сознательности.


Процесс невротизации личности под видом движения к сознательности.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Процесс невротизации личности под видом движения к сознательности.

Бегство от боли, от проблем в иллюзию сознательности: чтобы быть сознательной – надо уничтожать в себе негативное.
Любимая игра всех шизотериков – просветляющихся, развивающихся, играющихся в сознательность и т.д.
Под видом стремления к сознательности - в программе происходит уничтожение настоящих ресурсов, настоящего сознания – чтобы переместиться в некое абсолютно наглюченное состояние – «Я сознательный». Где под понятием «сознательный» человек набреживает себе целый ворох неких критериев поведения, самоидентификаций, масок, ролей, искусственных состояний и т.д., которые по его мнению соответствуют такому понятию о сознательности. И потом пытается в жизни как-то это демонстрировать - чтобы получить подтверждение от окружающих.
По итогу – происходит стремительное снижение ресурсности, невротизация личности, уничтожение способности нормально взаимодействовать с объективной реальностью и людьми.
Понимание "сознание/сознательность" сводится к примитивному понимаю, что это отсутствие боли, нирвана, безмятежность, отсутствие проблем и т.п. и поэтому отсюда рождается вполне простое решение - надо уничтожать в себе чувствительность и восприятие, чтобы ничего этого не воспринимать, загнать себя в полнейшую бессознательность по отношению к самому себе и тогда типа возможно жить в наглюченом состоянии "сознательности".

Этапы программы, которую проходит абсолютно каждый, который решил само совершенствоваться, осознаваться, просветлятся любым способом, кроме рассоздания своих программ, в том числе и этой.

Изначальная точка – боль «несовершенства», боль поражений в реальных играх, стремление сделать себя лучше – через уничтожение плохого в себе, стремление отыграться – через культивирование в себе идей совершенства. Вера в то, что «сознание/сознательность» – это сила, с помощью которой можно отыграться за свои неудачи и поражения. Стремление обладать этой силой – чтобы быть «абсолютным игроком-победителем».

Сильнейшая ловушка, программа стремительной деградации.

Глобально – эта базовая деструктивная программа с 5-го уровня и по 8-й. Истинная цель такой программы – «помочь» человеку как можно быстрее пройти эти уровни по Шкале деградации. Где «морковка» - это некая иллюзия, что играя в эту игру – можно стать неким абстрактным победителем и одним махом отыграться за все свои неудачи.

Ловушка в том, что объектом, на уничтожение которого программа направляет все усилия человека – это он сам – «тот, который проигрался». И внедряется идея, что если эту часть уничтожить – то останется один чистый победитель, которому ничто не может больше мешать.  По итогу -  человек в ускоренном режиме уничтожает сам себя.

Если на первых 4-х уровнях человек направляет свои усилия на внешний мир, в котором пытается достигать успеха и эффектов и худо-бедно их достигает – то в этой программе человек, уже после перехода точки невозврата, начиная с 5-го уровня  направляет все усилия на самого себя, чтобы сбежать от боли неудач и поражений путем самоуничижения «проигравшей» части себя.
Прояснение этапов и процессов, которые человек выполняет в этой программе.

****************
ПС. Каждый этап - прорабатывать желательно как отдельную программу. Деструктивная программа общая для всех. Каждый человек ее выполняет, только находится на разном этапе этой программы. Хотя сама структура этой программы полностью со всеми этапами есть в каждом.

Текущее состояние:

Решать проблемы – значит убрать объект, избавиться от объекта. чем бы этот объект не был. Жизнь должна быть чистой от всего черного. Должна быть белой, а белой - это значит абсолютно сознательной.

Я пытаюсь не выглядеть идиоткой, построить из себя что-то такое понимающее. Я все правильно понимаю. Доказать себе, что я же понимаю, что я вижу, что не бессознательна. Я сознаю, демонстрирую имитирую… Это просто один из циклов основного процесса. Я должна быть, я хочу быть. Мне больно не быть в сознании. Когда я в эту тему начинаю говорить у меня такая ненависть просыпается. К этому несознательному всему. Просто хочется натурально убивать по-настоящему.

Безысходность, никогда не будет конца, всю жизнь не будет конца, всю жизнь я буду дуррой…

-приказываю себе выбросить это состояние в выделенное пространство.
-приказываю себе найти и прояснить все идеи и установки их этого состояния.

1. Ощущение, картинка видится, что я это маленький кусочек чего-то, который заперт в каком-то жестком шаре, жестком пространстве. За пределами этого пространства я не вижу. Я даже не знаю существует ли за пределами этого пространства что-либо. Я вижу только опасность, исходящая от этих стенок.
Я такой относительно беззащитный кусочек энергий и вокруг меня какие-то стенки с какими-то шипами наружу. током бьют. Главное либо держаться подальше от стенок, либо все шипы повыдергивать из стенок. Потому, что внешнее это боль. Взаимодействие с этой границей, между мною и чем-то другим, болезненно. Как заряжено током. На самом деле я не знаю есть ли что-то другое, я реально ничего не знаю о других людях. Я отказываюсь знать о других людях, что там у них внутри. Я воспринимаю их как потенциальный источник боли. Если прямо сейчас не прилетело, то эта боль придет потом. Даже не только не столько люди. Тут воспринимаемая я и все, что за границами воспринимаемой себя.
Все, что я не отношу к воспринимаемой себе, все делает мне больно. И тут два варианта: уменьшаться, что ассоциируется со страхом смерти, или бороться, а бороться это нападать на эти стенки и уничтожать то, что у них натыканы шипы.
Никакого взаимоотношения с реальными другими людьми тут нет вообще. Я взаимодействую с моей проекцией внешнего. Моя проекция внешнего - это моя стена с шипами. Как только я подхожу к чему-то внешнему, а у меня есть в голове тема боли, я сама фактически создаю себе боль в своем жизненном пространстве. И по факту внешнее, оно «другое», оно не «я». Фактически все, что я воспринимаю как «это не я» - это источник боли для меня, источник дискомфорта. И потенциальный источник дискомфорта, а себя как себя, я воспринимаю как борца. Как базово, изначально беззащитную, незащищенную. Именно поэтому мне приходиться бороться. Потому, что я не могу без боли с этим про взаимодействовать - чтобы мне с чем-то про взаимодействовать, мне нужно сначала выдернуть шипы.
Потом я уже могу к этому прислониться, вступить в контакт с этим внешним, а шипы выдернуть - это «перестать воспринимать эту боль». Другого варианта выдернуть их нету. Выдернуть шипы — это картинка в голове, а на деле я должна просто, там, где я воспринимаю, что торчит шип, перестать вообще, что-либо воспринимать.
Фактически базовый глюк: все, что я воспринимаю как «не себя» - является источником боли. И любая точка, область вне меня, даже мое тело, любая мысль, которая вышла из-под контроля. Самый главный паразит — это идея, любая идея, которую я начина воспринимать как «не я», она также становиться источником боли. Себя я фиксирую все время как какую-то медузу. как существо, как энергию которая не в состоянии на самом деле про взаимодействовать с болью.
Почему я отказываюсь смотреть в боль? Потому, что у меня есть убеждение о том, что для того, чтобы смотреть-  надо до боли дотронуться, коснуться. С ней про взаимодействовать, а я этого не могу. Я блокирую себе свободный доступ к собственным болевым зонам. Потому, что это слишком сложно, потому, что я этого не переживу. Я это не выдержу, это не возможно вообще. Нужно забыть и закрыть этот вопрос. Поэтому единственный мой вариант с болью, не соприкасаясь, или едва соприкоснувшись с нею, совершенно выключить восприятие ее, запустить программу отделения этой зоны, где эта боль существует. Если это связанно с другим человеком, значит убрать этого человека, если связанно с выполнением какой-то программы — значит отключить видение, восприятие этой программы, не видеть ее, отказаться ее видеть. И отказаться видеть реальность человека. Видеть в нем только источник боли. Отказаться видеть. Даже если я вижу какие программы человек выполняет, то все равно воспринимать через призму «источник боли», и через призму «страха перед этим», что я не имею управления этой зоной, что это что-то придет, переставит все с ног на голову, и я не смогу ничего с этим сделать.
Я вообще не вижу здесь реальность. Никакой реальной перспективы взаимодействия я ни с какими частями реальности не вижу. Это только дотронуться и отскочить, а отскочить это значит выключить постепенно восприятие реальности. Не обращать внимание, выкинуть из жизни забыть об этом. Задача вообще отключить восприятие. И того, что это было и того как это было. Оно это «не я», оно источник боли. Я не имею никакого контроля, никакой защиты от этого, от этой боли Я воспринимаемая собою как «Я».

0

2

2. Идея «все это оно» намеренно причинить мне вред. Мысль – «оно» имеет некое намерение, мне воспринимаемой светленькой, беленькой, причинить вред.
Восприятие «все, что не я» - как врага. С точки зрения причинения вреда. И если его допустить в мое жизненное пространство, воспринять как часть своего жизненного пространства, не как врага, чтобы при первом же взаимодействии, сразу из своего пространства вышибить, а воспринять его, войти в контакт. То есть, сразу ощущение, что оно поглотит мою жизнь, возьмет власть. Если позволить программе работать, то она быстро меня поглотит, а если я не буду ее видеть, то она как бы медленно - медленно и меня не съест. Если программы видеть, увидеть, вступить в контакт, про взаимодействовать, то она моментально возьмет власть в моей жизни, это все. Она как жернова размеренно меня перемелет. Она не разсоздастца, а наоборот, а пока ее не видишь, то ничего плохого не происходит.
И призма восприятия – посмотрите, посмотрите. Здесь про бессознанку как таковую. Посмотрите, что все взаимодействие мое, с сознательными людьми, такими как я, приносит полезные плоды, а все мое взаимодействие с совсем бессознательным - это крах, катастрофа и пиздец. И оно делает меня более бессознательным, а это нельзя, потому, что я же в белом пальто. Не видеть, не взаимодействовать ни с чем, что я бы назвала бессознательным. Причем не то, что не видеть реально, что у меня бессознательно происходит, а именно, что я, на чем я такой штамп поставила? Будь то человек, будь то какой-то кусок жизненного пространства, какой-то кусок себя.
Фактически бессознательным я объявляю все, что причиняет мне хоть какое-то неудобство. Типа с сознательным человеком всегда можно договориться. Он неудобств не причинит…. Даже больше. В определенных ситуациях боль возникла, и она является триггером на то, чтобы отключить восприятие. В других ситуациях человек мне кажется бессознательным и это уже является триггером на то, чтобы создать, сгенерировать боль так же отключать восприятие.
Реакция на само понятие бессознательности. Уничтожить бессознательность. Все, что не доставляет мне никакого неудобства об этом я говорю оно не доставляет мне неудобство, оно мне не болит. В нем все отключено, или с ним никаких болезненных процессов не идет и не течет. Нет боли – есть сознание. Есть боль – нет сознания. Нет сознания? Нельзя контактировать, воспринимать на всех уровнях.

Появился триггер-  нет сознания, бессознательное? Значит в контакт с этим вступить нельзя. Соответственно команда на выключение восприятия. Выключить восприятие на всех уровнях. Каждая боль, при столкновении с любой болью, с любым дискомфортом просто на автомате запускает программу бегства от этой боли. И сразу же от нее полностью отключать. И если эта программа побеждала, то я полностью отказываюсь ее видеть. Полная отключка восприятия того, что я выполняю программу. Я себе говорю: все хорошо. все отлично. Это не то, что выполнять программу это плохо, а наоборот – я в сознании. Я запустила процесс? Значит я на белом коне, я в сознании. Отделила кусок ресурса? Отлично. Зато во всем остальном я «в сознании». Я не осознаю, что я отделила кусок ресурса. И появляется эта эйфория от того, что я все правильно сделала, автоматизм запустила, я опять в безопасности, опять у меня все в сознании.
Я воспринимаемое это то, что остается, а бессознанка это уже не я…

0

3

3. Каждый раз, когда я сталкиваюсь с какой-то болью, у меня мгновенно активируется имплант «запустить бегство от нее. и перестать воспринимать это пространство как свое, а внимание переместить, все восприятие переместить в это состояние облегчения».
И тогда фух…, теперь со мною все хорошо. И вот это состояние пестовать: теперь со мною все хорошо, я от себя отделила кусок и теперь со мною все правильно.
Все воспринимается как правильно. Еще меньше контактов на всех уровнях, еще больше изоляции. Еще меньше жизненного пространства, но теперь все правильно, теперь я действительно в идеале. Потому, что теперь мне даже не с чем соприкасаться.
Такое здесь восприятие, что с чем большим количеством чего-то болезненного, дискомфортного я соприкоснусь тем более плохо со мною все. И боль от того, что со мною все плохо. Человек, у которого в жизни слишком много боли — это значит, что в жизни с ним не все в порядке. Начиная с того, что я эту боль драматизирую. Потому, что воспринимаю себя беззащитной, незащищенной. И если у меня много боли, а ты даже на улице, сталкиваешься с кучей людей. И чем больше контактов, тем большая вероятность получить какой-то дискомфорт. Если тебя даже в плечо толкнули. Минимизация контактов на физическом уровне. Чем меньше взаимодействия, тем лучше, а если человек с тобою живет в одной квартире, то тем более. Дискомфорт возникает. И на него можно либо не обращать внимание, либо драматизировать. Либо как-то с ним взаимодействовать и осознавать, а я выбираю сразу минимизировать его в реальности. Убрать человека, убрать ситуацию, убрать проблему. Убрать боль, если у человека в жизни много дискомфорта, то с ним не все в порядке, а если мало, то у него все в порядке. Идеал «жизнь без дискомфорта», «абсолютно комфортная жизнь», «абсолютно безболезненная жизнь — это идеал к которому нужно стремиться. Боль — это враг, не важно, что является ее источником. Постоянный процесс драматизации малейшей боли, с чем бы она не была связанна.
Ощущение, что я на этот процесс трачу ну очень огромную массу ресурсов. Потому как каждая элементарная боль, любой дискомфорт, в любой форме - моментально до небес разлетаются … Я это делаю. И на малейшее состояние «мне больно», «я почувствовала боль» - кручу в голове, нужно чего-то с этим делать, чтобы уничтожить. Уже оно настолько раздраматизированно, что оно воспринимается как враг, с такой глобальной, большой стороны, нужно повоевать и облегчение оттого, что я это расписала. Загнала в бессознанку, победила.
В любом случае я даже расписывать начинаю с целью победить. Не с целью осознать, а с целью победить.
Здесь сверх важность на понятии боль. Сверх важность избавления от боли. я не смогу чувствовать себя хоть как-то полноценной, если у меня есть какая-то боль.

0

4

4. Состояние низкого восприятия при взаимодействии с болью. потому, что я-боль - это уже аксиома. Здесь даже нет никаких – я от себя отделяю. Здесь уже все отделено. Я и боль - главные враги. Все остальные: люди, ситуации, это уже истоки боли. они сами по себе значения не имеют, имеет значение боль уничтожить. уничтожить части в себе, в которых эта боль существует, активна. Есть так или иначе реактивность человеческой нервной системы. Как некое свойство человека. Я эту реактивность нервной системы. Нервная система не должна ни на что толком реагировать. Или реагировать она должна ровно одну минуту, а если две, то все пиздец - то все надо раздуть. Каких-то может быть вещей инстинктивных, которых надо пройти и не заметить, которые по 50 раз в день, но я все равно раздуваю боль.
Боль – враг. Это даже может не иметь под собою веской причины. может быть полная хуйня. которую люди проходят и даже не замечают. И вместо того, чтобы переждать я это разношу, драматизирую. У меня нет понятия перетерпеть. Терпеть нельзя, боль терпеть нельзя. Причем если терпеть, то это состояние унижения. Это как будто ты в своей жизни не хозяин, как будто ты ничего не контролируешь, не управляешь, как будто ты потерял власть в своей жизни. Сразу это не ты, а надо сразу включаться в борьбу, оставаться сразу в позиции борца. Любая позиция, кроме позиции борца это унижение и хрень.

Это постоянно идущий программный процесс. Во-первых, отловить эту боль. Если не наглючить еще. Отловить эту реакцию, это настроение, это состояние, что угодно отловить. Задраматизировать, объявить врагом, начать вокруг него до хрена думать, крутить, муть рассматривать… Это имитировать процесс рассмотрения. Потому, что в этой программе нет никакого рассматривания. И процесс имитации рассмотрения является триггером на запуск отключения от этой боли. Посидела, пописала, отвлеклась на этот имитационный процесс, в бессознанку выкинула, полегчало, а полегчало? Все, можно дальше не смотреть. полегчало тут как критерий завершившегося процесса. Боль перестала осознавать? Процесс завершен.

0

5

5. Также момент постоянного отслеживания - какая я. Это даже не то, что в сознании, бессознанке. Это дело не об этом, это процесс отслеживания «какая я» идет в реальности только с целью указать и доказать себе, что я неправильная.
Все, что я делаю в жизни я делаю неправильно. Я какая то неправильная «Я». Когда я смотрю на себя действующую. Любое действие, а действие — это суть контакта с какой-то реальностью. Когда я делаю какое-то действие — это всегда неправильно. Правильная я могу быть только в полной стагнации, когда вообще ничего не происходит. В полной какой-то отключке. Правильная я в полной отключке. Правильное «Я» это сознательное я.
Чтобы почувствовать себя правильной и удовлетворенной собою и не испытывать боль от того, что я какая-то не такая как должна быть, или как другие, или еще чего то неправильного. Нужно вообще выключить восприятие. Это есть идеальная точка Б которой мне нужно быть, это человек с полностью выключенным восприятием всего. это подразумевает исключение любого контакта с реальность.
Любой контакт с реальностью - это боль. По своему факту вообще. Любой контакт воспринимается как дискомфорт. Даже если я просто разговариваю с подружками у меня все равно волей-неволей импульс пробегать по разговору в поисках мест где неправильно, чтобы почувствовать, все время активировать боль. Боль того, что со мною что-то не так, что я какая то не такая. Я ее активирую каждый раз, я ее испытываю каждый раз. Я даю импульс на уменьшение количества контактов. Или на меньшую включенность на эти контакты.
Это постепенный процесс отключки от реальности. Потому, что если ты хочешь делать действе, то ты все равно делаешь контакт с реальностью, с другими людьми. С чем-то таким. И любой контакт с реальностью работает как зеркало, он показывает мне, если в него реально смотреть, то я далеко не всегда в сознании, то я далеко не белая пушистая, и у меня есть вещи, которые я никогда в себе не увижу. Получение обратной связи. И все такое прочее. Причем поскольку я «сознательна», то обратную связь воспринимать должна, я же не могу сознательно не воспринимать обратную связь как волевым решением. Я ее вынуждена воспринимать и вынуждена видеть, что вот тут у мен проблема и вот тут проблема. И опять начинать эти циклы борьбы. И вообще взаимодействовать с реальностью это генерация немерного количества мелкого болевого, с которыми со всеми надо бороться еще потом не получается, боль того, что не получается. Пространство какого-то умножения, создания глюка, что мне постоянно больно. Идея «мне постоянно больно». Ощущение: если бы

Если бы я не выполняла бы эту программу, в этом аспекте, то было бы нормально. Я увидела, что мне что-то больно, я бы посмотрела, в пространство где мне больно, увидела где я выполняю программу и ее рассоздала. Здесь это ощущение полной бесполезности этого процесса. Потому, что я болью натурально глючу. Я ее создала, драматизирую, придумываю, имитирую, брежу. Постоянно вздергиваю свою нервную систему и борюсь. Здесь нет никакого смотрения в реальность. Здесь вообще нет никакой реальности. На этом этапе выполнения программы. И в связи с тем, что этой боли немеряно, и она постоянна. О, я уже здесь никак не отличаю глюков от реальности. Уже вообще никак, здесь я не могу отличить и поэтому я могу либо в тотальную проработку войти. в тотальную борьбу и убить эту любую боль, либо уже хуй на нее забить.
Сказать: ну и ладно, ебись ты конем, и я вообще в это смотреть не буду. при чем-то и другое, это тоже процесс далекий от реальности. я его выполняю их оба. Или, когда как. Я глючу болью, я ее создаю внутри глюков. И просмотреть все эти генерируемые на ходу глюки, просто невозможно. Потому, что я буду эту боль еще и подкреплять, и подтверждать. обносить обоснованиями, а увязывать эту наглюченную боль я буду на контакт с внешним миром. И больше на людей. На мир. И таким образом буду подтверждать свою отдельность и поддерживать свою изоляцию. Как я могу быть единой с теми, о кого я постоянно бьюсь, и они мне делают больно. Здесь они –мне. Я об них. Они те объекты об которых я бьюсь.
Невозможно биться о саму себя. Они воспринимаются как «не я». И точно так же как о других людей, я бьюсь о собственное поведение. О собственные решения, о собственные поступки, чтобы я не сделала в реальности, как бы я не поступила. я найду как это оценить, как черт знает, что, рассказать себе какая я неправильная и где мне в 15 местах здесь от этого больно и больше туда не пойду. Фактически я все время делаю шаги назад, в пространство где ничего не происходит, из общей человеческой реальности. Я отказываюсь взаимодействовать с ней, я отказываюсь контактировать с ней. Я постоянно поддерживаю процесс этого отказа в своей голове. Через эти глюки, правильности – неправильности. Причем воспринимаю это всерьез. Есть убеждение, что я должна быть правильной. Всегда идеально правильно поступать, всегда идеально правильно взаимодействовать, всегда правильно реагировать, а правильно значит без боли. Я создала какой-то глюк о себе, какой я должна быть. Соответственно я этому постоянно не соответствую и об это постоянно бьюсь.

0

6

6. Люди не соответствуют мне. И мне не подходят. Не из моего мира. Это люди, которых я так оценила. которым поставила штампик. Они по умолчания являются для меня источником дискомфорта и напряжения.

Уже по факту того, что они не подходят, я не могу их из-за этого воспринимать просто такими как они есть. Они мне не подходят. И каждый раз, когда я контактирую с этим людьми, я убиваюсь о то как они мне не подходят. Для чего эти дураки в моей жизни, почему я знаю эти людей? Постоянно идет эта генерация боли. По поводу противоположной стороны. Не со мною что-то не в порядке, а с ними не в порядке.
Эти процессы равнозначны. И просто стоит задача создавать как можно больше дискомфорта, связанного с реальностью, с реальным взаимодействием. Их можно воспринимать очень по-разному. Но я их всегда воспринимаю через призму – должно быть больно, это должно быть дискомфортно, а раз это больно и дискомфортно, то это значит – нужно убирать. И здесь жесткое принуждение всегда создавать дискомфорт. Я не могу не создавать. Абсолютно голый автомат. И хоть я понимаю, что я создаю боль на ровном месте, но все равно, это он как будто сам боль создает, этот дискомфорт.
Также есть принуждение одного из имплантов – не воспринимать, что я сама создаю этот дискомфорт в связи с взаимодействием с реальностью, что я постоянно поддерживаю разными обоснованиями, глюками, его и если не я сама создаю, то кто? Понятно, что пресловутые «они», или «оно», или мои бессознательные зоны. Я же не идиотка, чтобы делать себе больно, а раз я не идиот, то идиот - это не я. Еще и это, а я такая остаюсь белая, пушистая и совершенно недееспособная. Совершенно никуда не выходящая в реальности, никаким восприятием. И ощущение, что меня замкнуло, и я пошевелиться не могу.

0

7

7. Гордость и достоинство. Набор жестких решений. Любимая тема со стыдом.
Какой быть не стыдно?

Гордость. достоинство. безупречность. Я как будто делаю жестко застывший глюк о себе которая «Я». Я могу воспринимать себя, я воспринимаю себя без болезненно-  только если я соответствую «я могу собою гордиться», «я достойный человек», «я безупречна», а все иное вызывает боль. Каждый раз кода я соприкасаюсь с реальностью или с чем-либо, а я попала на то, что это недостойно, что это не звучит гордо, это не безупречно - Каждый раз я отделяю эту часть. Потому, что воспринимаемое «Я» - это то, что должно быть достойным, гордым безупречным. это конструкция для меня очень жесткая. Потому, что всякие там унизительные девочковые… Причем это очень узкая область. Я могу буквально 5-10 критериев перечислить. Поведенческих критериев восприятия. Я очень хорошо понимаю, что значит быть такой и все, что не это. Это все под борьбу с этим. По уничтожению этого. Однозначно, что для меня гордость, безупречность и достоинство вообще не вяжется с понятием «женское», а почему не вяжется? Оно заложилось в детстве. И теперь женское, женственное - это не я. Это отделение от себя целых пластов, буквально. Я отказываюсь себя такой видеть и с каждой такой частью я борюсь. Где этот не я. И даже если я в реальности делаю что-то, что не соответствует, но я хочу по какой-то причине продолжать это делать, я обязательно умственно обложу это так, что это будет выглядеть достойно. Я много на это потрачу времени и энергий, но сделаю так, чтобы преподнести другим это как достойное, как то, что меня не унижает. Как любое, что меня унижает, что делает меня не достойным.
Причем это на уровне сверх идеи. Тут же все жалкости нелепости. Потому, что однозначно противоположно гордому и достойному. И еще я должна быть взрослой. При чем не очень понятно, как я воспринимаю разделение между ребенком и взрослым. Это то, что называется по ощущениям.

Сейчас мне кажется, что я веду себя как ребенок. Иногда я веду себя как ребенок. И сразу себе говорю: так я ребенок. взрослый так себя не должен вести, со взрослым так не случается, взрослый вообще не может допустить такое. Начинаю себя дико дискредитировать. Но поскольку я хочу того или иного, я начинаю в своей голове наворачивать глюк нужности. важности, стильного того или иного, что это достойно, высокий уровень, это говорить о глубине восприятия. Это постоянный процесс внимания на вот этом. На подтверждение себе, что воспринимаемое я - это гордо, достойно и безупречно. Тут же небезупречно среагировать на какую-то ерунду. Почему ты реагируешь на какую-то ерунду? На чье-то замечание. В реальности я прореагировала. Меня что-то задело. Но я тут же говорю: это недостойно, это мелочь. Мелочь не должна меня задевать. быстро нужно подавить, запустить процесс отключки, быстро бороться с этой реакцией. Можно так же в проработку привести: давайте вместе с этим поборемся. Или прийти домой и выписать, чтобы побороться. С позиции борца.
Здесь очень жесткая конструкция, все с позиции борца. Здесь четко бороться с собою. Здесь другие не имеют значения. Другие они как безмолвные свидетели того достойна ли я или унизительна. Они уже сами по себе никакой роли не играют. Куда-то вовне нужно выносить себя только достойную, с достоинством, такую…, а если что-то там не так, нужно спрятать, не показывать ни в какой контакт не вводить.
Даже идея, что только этой гордой, безупречной частью я могу контактировать потому, что она точно не буде реагировать всякую на херню. И вообще я постоянно проверяю такая я или нет. Постоянно подавляю реакции. постоянно подавляю эмоции. Потому, что недостойно реагировать, постоянно подавлю привязанности. зависимости, желания.
Желания внутреннего аскетизма. Отказаться от лишнего … Только тогда ты будешь достойный если ты откажешься от лишнего, а если ты там чего-то хочешь почувствовать, принять, то это недостойно.
Недостойно хотеть, недостойно просить, недостойно нуждаться.

0

8


8. Вообще жить недостойно. Поуничтожать в себе все воспринимающие части. И остаться такой достойной и безупречной.

Я фактически так же имитирую проработку с целью заимствовать боль, чтобы убедить себя, что ее больше нет. Я этим выписыванием, псевдо осознанием даю себе какое-то разрешение на то, чтобы это отключить. И осознавания никакого нету. Просто отвлечься - я сделала все, что могла, теперь можно отключиться и запустить этот процесс отключки. И вроде я имею право.
Если бы я просто отключила, и я была бы бессознательна в этом белом пальто, а тут я такая сознательная включила. Получила разрешение. По выписывала? Полегчало, пошел процесс отключки. Именно на уровне какого-то разрешения. позволения, какого-то ключа. И тут или уже дальше есть момент отказаться от собственных потребностей. Я готова не замечать, что в моем жизненном пространстве что-то не в порядке и мне нужна помощь другого человека. Потому, что я боюсь, я просто не хочу, я просто избегаю контакта. я отключаю в себе какие-то потребности для того, чтобы не контактировать. Потребности в мужской помощи, потребности в общении, потребности в сексе. Это идет либо через понятие «я сама могу, я сама сделаю, я сама повешу все люстры, покрашу все стены, прибью все полки» - что в принципе теоретически возможно. Чем я отличаюсь теоретически от других людей? Или найму людей, которые все сделают. Вместо того, чтобы мужа попросить.
Или в том же сексе я буду рассказывать всем, что вообще секса не хочу, потому, что не хочу кого-либо в свою жизнь впускать. Причем в этой роли я другого человека не вижу. Но видите ли, он недостаточно хорош, чтобы я приняла человека в свою жизнь для этого. Поэтому я отключу потребность в сексе начисто. Я сниму внимание с этой потребности. Так как я внимание сниму с потребности в помощи. сниму внимание с потребности в общении. Потребности в какой-то там элементарной поддержке, чтобы не от кого не зависеть.
Это не про гордость и не про достоинство - это про «не чувствуй себя, не чувствуй своих потребностей, не чувствуй каких-то своих желаний». Пусть даже элементарных. Лишь бы не входить в контакт. Зависеть больно. И это пространство это одно сплошное отключение. Отключаю, отключаю, отключаю. И все восприятие, чего еще можно отключить - я отключаю. Здесь уже в этом аспекте, в этой точке я отключаю восприятие своих потребностей. Вплоть до потребностей тела.
Есть идея, что зависеть от чего бы то ни было, от кого бы то ни было - это очень неправильно и недостойно, а достойный человек — это аскет. Или сильный или сам справляется. Поэтому не только свои части, которые недостойно живут, но и свои потребности, которые воспринимаются мною, как части некой зависимости.

0

9

9. Момент с внутренними конфликтами. Я могу признать свою потребность только если мне для этого придется то-то или придется того- то. Я могу признать свою потребность только на каких-то условиях.
Видеть свою потребность и поскольку таких условий я практически не создаю, то мне так и остается глюк. Ой давайте мы дождемся какого-то такого человека с которым я буду общаться и чтобы он был такой вот, такой и такой, а поскольку он такой и такой отсутствует в природе или по крайней мере искать его нужно очень долго, поэтому потребность в общении остается неудовлетворенной. Или я кушать буду только вот это или то, а если нет, то я вообще кушать не буду…Эта какая-то идея тоже в режиме достоинства-не достоинства, ниже моего уровня - вот это недостойно для того, чтобы я удовлетворяла им свои потребности. Поэтому потребности загасим и все. Причем эта гордость и достоинство воспринимается - как абсолютно хорошо.
На этом стоит сверх важность. Она воспринимается как абсолютною хорошо и постоянно драматизируется болью. Я недостойна, это больно, это очень больно. Тут постоянно глючиться определенная боль. Недостойно - это больно. Унизительно - это больно, жалко - это больно. Жалко это больно, это стыдно  - драматизация этих болевых. Восприятие их как непереносимых. Как такой боли, с которой взаимодействовать вообще нельзя, коснуться их нельзя, взаимодействовать нельзя. Моментальное бегство. Чуть ли не сознательная драматизация.
Ее можно проговаривать в своем уме: Мне так больно быть жалкой, что я больше никогда …, я все сделаю, чтобы больше никогда не попасть в ситуацию, где я буду жалкой, где на меня вот так будут смотреть, где…, а, что значит быть жалкой? Как на меня будут смотреть? Тут даже особых критериев нет. Это я сама себе глючу, что я недостойна и давай себе боль сразу включать.
И тема с достоинством дает мне право на презрение к другим. Фактически здесь про проекции. Я презираю других, отвергаю других. Не то, чтобы я даю себе право, а это разделение на достойный и недостойных - это такое разрешение на отделение всего, что я назову недостойным в себе. Как некое внешнее проявление считать людей несоответствующих чему-то тоже недостойными. И еще одна форма избегания контакта с реальностью. И с собственной реальностью внутренней. Потому, что я отказываюсь контактировать с достойными. С такими. Я же достоянная. мне хорошо, когда я достойная. Всех остальных надо быстренько убрать, так как мне настолько непереносимо плохо, что их надо быстро убрать. И в определенной степени это мне дает право подавлять других. Они не достойны и чего мне с ними разговаривать. Как проекция внутреннего. Это даже не воспринимается как борьба, а воспринимается как давка тараканов. Отделение и рассоздание своих частей. Увод в бессознанку. Воспринимается как таракана раздавила.
Я настолько занимаю такую высокую позицию, что я распоряжаюсь всем этим. я здесь царь и бог. Это мой мир, чего хочу того и делаю. причем это распространяется на жизненное пространство. Это уже следующий момент. Я это такой правитель. Это мое жизненное пространство, чего хочу то и делаю – хочу, сделаю себя такой или сякой. Я такая вся из себя само сделанная. Мне нравиться быть такой, а все и все, кто мне мешают быть такой они бродят лесом на хуй. И здесь такая агрессивная энергия подавить это, уничтожить это. Просто откровенно я хозяин своей судьбы. И в своем хозяйстве подавляю все, что можно.

0

10

10. И позиция - я права и у меня нет проблем. У меня проблем нет. Проблемы всегда есть в другой стороны. Если мне начать говорить в таком состоянии, когда я активно реализую, что у меня есть проблемы то можно и в пятак словить, что иногда мне люди отображают именно этот момент.
Эта позиция воспринимается и очень поддержана сообществом психологов и около эзотериков. Ты имеешь право быть такой как ты захочешь. Ты имеешь право менять в себе все, что ты хочешь. Наплевать на всех - люби себя, чихай на всех. Наплевать на все.
Это достаточно болезненно. Очень больно потерять эту позицию, рассоздать ее. Я хочу иметь право на плевать на всех. Ощущение, что лишь в этой позиции есть какая-то власть над собою. В первую очередь это позиция которая направлена на себя. Я имею право относительно самой себя творить хуйню, и никто мне ничего сказать не может - это моя жизнь, я имею право. И если я рассоздам эту позицию, если я перестану это выполнять, то я потеряю власть и контроль над всей своей жизнью. И ощущение, что со всех сторон эти «тараканы» надавленые на полу и я потеряю контроль над своей жизнью. этот страх потерять у меня находится на уровне выживания.
Эта позиция очень сладкая для меня. Это же власть над собою. Это кажется властью над собою. Власть уничтожить все, что угодно. Свобода ни с кем, ни с чем не считаться, давить и подавлять все, что мне мешает. Это единственная позиция, в которой разрешено откровенно открыто уничтожать. И считать это хорошим, себя при этом правым и не терять при этом достоинство.
Здесь полностью отключены не только сознание, но и все этические единицы. Такая безоценночная правота в этой позиции. Воевать, править себя, поправлять себя, делать себя идеальной. Поиграть в себя. Делать себя такой как я хочу. Уничтожив любые части, раздавив любых тараканов, задавив любые слабости. задавив любую боль, части с болью. Я сделаю себя безупречной, красивой и отличной. Удовольствие от свободы. Как будто отключается запрет на мораль и этику.
Здесь отключается этическое сопротивление на уничтожение. Во всех предыдущих точках мне были нужны какие-то обоснования для того, чтобы уничтожать, какие-то глюки, какая то разумность, чтобы обоснованность была, были какие-то причины на всех уровнях, чтобы уничтожать, а здесь не нужно никаких причин - просто я хочу, просто власть. Я хочу отключать, я буду отключать, и никто мне ничего не скажет. Это моя жизнь, не имеете права, вы ничего меня не можете заставить, а если вы меня заставите, то получите по башке. Тут категоричность оценки всего.

0

11

11. Категоричность оценки людей, категоричность оценки себя, оценки других.
Это слабость? Слабость безапелляционно должна быть подавлена. Это глупость? Глупость должна быть уничтожена. Такая глобальная расстановка оценок.
Во-первых, она в глобализации. Здесь не в соответствии или в не соответствии дело. Здесь «Я» - это «оно», а все остальное - в принципе не соответствует. Игра, игровое поле «безнаказанность». Какой-то беспредел, по отношению к себе. Все, что меня не устраивает - я могу, имею право и буду уничтожать. Все, что меня не устраивает, все, что мне не нравиться. Даже не то, что боль, мне конечно не нравиться, когда мне больно. Мне не нравиться как кто-то относиться к чему-то, я с ним разговаривать не буду, имею право. Не буду ни в чем разбираться, Всех пошлю.
Категоричность оценок. Все! Делать больно, провоцировать, вызывать у людей чувство вины, по отношению ко мне. Я даже не звоню, такая форма мести за то, что они себя так вели, а этак не вели. Я имею над этим власть, я заставлю их чувствовать вину. Я уничтожу все отношения из-за того, что они плохие. Категоричность.
Отключить в себе в первую очередь восприятие себя как чего-то живого и целостного, и восприятие других как чего-то живого. На этом уровне чувствительность вырубается на все 100%. Я ничего не чувствую. Кроме эйфории того, что мне нравиться убивать. Нравиться эта борьба, потому что в ней я в любом случае выиграю.

0

12

12. Я в этом состоянии все остальные способы взаимодействия обесценила и забыла. Полнейший отказ взаимодействовать в первую очередь с собою. Отказ воспринимать себя собою. Ощущение, что разделение на патологоанатома и тушку на операционном столе. И я себя просто режу на куски.
Выделение функции убивателя, а все остальное - это мясо, которое нужно убивать. Задача его убить и оставить себя – только как функцию уничтожения всего и всех. Поскольку если в себе я могу убить, перестать осознавать и реализую шаг за шагом, то других я убить не могу.
Первым своим шагом я выключаю их восприятие как живых людей. Мне все равно. мне становится больно или не больно, что они чувствуют, что я чувствую по отношению к ним. Здесь тотальная отключка чувствовать, чувства. Я понимаю вроде бы их, они люди, и я человек. Вроде бы помню, но чувства здесь просто нет никакого. Ни нет никаких чувств ни у них, ни у меня. Какое-то взаимодействие как машина с машиной. И основной критерий восприятия себя и других из этой функции. Это нравится/ не нравиться, комфортно/ некомфортно, соответствует моему представлению как должно быть или не соответствует.

0

13

13. Накатила такая мутная тоска, такая мерзкая болотная, с песком вода, мерзкая. Захватила все мое внимание. Я через это даже прояснять толком ничего не могу. Как будто сейчас она, такая боль вокруг солнечного сплетения, как омерзительная вода. Вязкость какая-то, недовольство.
Всё бесит, от всего тошнит… Отторжение. отвращение, не хочу, чтобы это было вообще, чтобы это вообще рядом стояло. Вот такое – оставьте меня одну. Здесь в этом состоянии очень близка позиция сдаться в своих любых попытках как-то меняться, что-то менять, с чем-то бороться, сдаться в борьбе. И стать равнодушной. все равно, время одинаково мерзко и все надо убрать, от всего нужно отказаться. от всего. Лучше, чтобы в жизни вообще ничего не было. От всех связей. контактов, от восприятия боли. Это пресловутое: какая разница, что хорошо, что плохо? Какая разница больно или не больно, все равно от всего тошно…
Как бесполезно бороться. Нужно от всего окончательно отключиться. Нужно просто заснуть. Это боль от того, что уже бесполезно, что все равно все плохо, надо отключиться и заснуть. Эта отключка и сон воспринимается как единственная форма избавления, потому что здесь, в этой точке я постоянно генерирую эту тоску. Того, что уже ничего не получилось, бесполезно, сил ни на какую борьбу нету, все не получиться, не получиться, все равно я там уже проиграла, чмо такое. Даже само суждение как будто такая тошная констатация фактов, задача отключить свое восприятие себя целиком. Погрузиться в кому, в сон. Отключить восприятие от себя целиком.
Это абсолютно отображает это состояние. Это просто стремление здесь. Стремление, которое я реализую. Как на уровне жизни: надоели мне все, я лучше тупой сериал посмотрю, поиграю, не хочу, чтобы приходили клиенты, не хочу никаких подруг, не буду никому звонить. тем более люди которые доставляют дискомфорт уже, когда же наконец все это решу и сброшу. Это стремление в сегодняшней реальности.

0

14

14. Полный отказ от любого рода активности вообще. Активность минус, именно полный отказ. Избегнуть. основная позиция избегнуть, создаю состояние где у меня усталость, ничего не могу. Состояние какой-то апатии.
Здесь можно делать чего то вообще только если очень напряжешься, только если через силу. Через преодолевая усталость. Как через воду идешь. Постоянное сопротивление, сопротивление активности восприятия в первую очередь. Не то, что делать в активности восприятия. Если я начинаю чего-то воспринимать в себе, то сразу зачем? уберите все. Давай я сейчас не буду чувствовать все это? Давай? И буквально с любого чувства, с любого ощущения, с любого желания, я даже кушать не хочу.
В такой отключке все время нахожусь. Фактически идеальной ситуацией здесь есть – я ничего не чувствую. Когда я же чувствую, то у меня снова состояние – блядь, зачем я чувствую? Надо обесценить, снять внимание, перестать воспринимать в итоге, а смысла это воспринимать? - если в этом нет смысла. Зачем это воспринимать. И сделать с этим ничего не можешь, контактировать с этим не в состоянии. Ну только отключить. Оно очень послушно отключается. Если вчера я еще колбасилась в ярости, то сегодня я вообще в полной апатии.

0

15

15. Апатия - как идеальное состояние. Не болезненное, воспринимается как отдых. Отключиться от себя - равно отдых и приятное состояние. Правильнее - не для восстановления, а такая позиция дожить. Я сейчас в это состояние впаду, как-то доживу до конца жизни не во что не включаясь. Ни во что не включаться. Ни вниманием, ни тем более чувствами, даже сопротивляться включению. Меня даже со стороны невозможно включить в активное восприятие. В первую очередь в активное восприятие себя. Я сделала эту тину. Я не понимаю, чего я хочу. Сказать нет, сказать да = это активная позиция, а ответить, как ты хочешь…, ты как хочешь, а я в плохом настроении.
Я все сделала, чтобы никак не сделать. Пусть другой отмораживается, а я на себя ответственности за себя не беру. Сбросить с себя полную ответственность за себя. За свои состояния. Я снимаю все с себя. отключаюсь полностью от себя здесь.
Равнодушие. Основанное на боли – невозможно, что-либо изменить. Я уничтожаю себя, само восприятие себя, убегаю от боли невозможности уничтожить себя.
Главный парадокс этой точки в том, что я не могу больше бороться, не могу больше уничтожать себя. Поэтому я просто уничтожу себя. Не могу уничтожать себя прицельно, поэтому уничтожу себя тотально.

0

16

16. Подавление желаний и потребностей. Потому, что когда у тебя желания и потребность есть, то ты хоть как-то можешь включаться в активную позицию. Если ты хочешь чего-то, то ты пойдешь и возьмешь. Я не буду ничего хотеть, не буду ничего желать, никаких не буду иметь потребностей кроме примитивно телесных. Съесть еду, какая есть.
В этом состоянии готовить даже проблематично. Исходить в туалет. Всё, больше ничего. И лежать, ничего не делать.

0

17

17. Не понимать кто я. Не понимать ничего о себе. Жертва собственного непонимания. Не понимаю кто я, где мои ориентиры, чего я хочу. Метаться постоянно вниманием. Я не понимаю хочу я этого или нет… Хочу я есть или нет. Я даже не могу понять - хочу я есть ли нет. Это один из аспектов. И когда уже меня голод накрыл, когда разночтений не остается, я же понимаю, что я хочу есть. Могу долго не понимать, чего. Даже на примитивном уровне теряется понимание кто я, что я, зачем я здесь? Зачем я иду на сессию, зачем я сейчас? Чем я буду заниматься после сессии? Я даже прямо как потерян. Как ментальная потерянность.
Тело ощущаю и все… все остальное как будто я ничего больше не знаю. Я гадаю чего я хочу, кто я, что я? внимание может остановиться на одном месте. Какое-то мерцающее состояние. Со своего текущего состояния я не могу понять, что я чувствую. Не могу понять о боли, она прошла, а на самом деле здесь накатывает изнутри страх парализующий. На уровне тела. Если я ничего не знаю, а вдруг что-то произойдет? Боюсь каких-то событий, потому, что они меня вынудят что-то делать, что-то решать, а я не понимаю, что.
Не понимаю. я вообще отказалась вообще понимать. Даже если ты о себе имеешь какой-то глюк, то ты, по крайней мере знаешь о себе, а тут я знаю какую-то базу, я человек, я женщина…, я тело имею такое тело, рост, размер. Я помню какие-то очевидности. Но больше ничего. Все остальное отключается. При этом такое - не дай бог меня куда-то понесет действовать, что-то делать. Я из этой боли боюсь ехать по делам. Боюсь действовать. Надумываю себе трудностей. Я не знаю, как будет. Вдруг мне будет плохо. Как перестраховщица. Я боюсь всего, я трушу.

0

18

18. Мне кажется все трудным. Мне нужно что-то элементарное сделать, а я не могу. Полный отказ от ответственности за себя, знания себя. Какого-то восприятия себя, хоть на каком-то уровне. Хоть на уровне ментальной структуры. хоть на уровне памяти или знаний.
Ощущение, что когда я даже проговариваю - то я вырубаюсь. Впадаю в какие-то ямы воздушные из собственного страха. Фактически генерирую страх. это логично, что генерирую - потому, что когда ты не знаешь кто-то и чего-то можешь, что с тобою может произойти то понятно, что будет то. Страх очень логичен, а вдруг? я же не знаю, а вдруг? Здесь очевидно, что власть не у меня. я вошка какая-то, которая даже ничего о себе не знает, а власть полностью передана другим. Они начинают иметь какое-то огромное значение. В том смысле, что я такая, на до мною можно иметь власть лишь извне. Я сам над собою власти не имею. я даже не имею власти их разогнать и закрыть за ними дверь, а я даже не знаю могу я этого или нет.
Полная фатальность. Можно ожидать чего угодно. я же не знаю, что может случиться в моем жизненном пространстве. Я не знаю - хватит ли у меня сил справиться с этим ли нет. Поэтому такое фатилити все…

0

19

19. Я даже не знаю, чего чувствую. Я сейчас чувствую такое напряжение в солнечном сплетении. Я даже не знаю, что это такое, к чему это относиться. Восприятие боли - как некий феномен, который вообще не имеет отношения ко мне, ни к знаниям обо мне, ни к чему. Или такое все равно ну и ладно. Здесь от этого дистанцироваться, отодвинуться, желательно и о боли так же перестать знать. Перевести внимание, отвлечься, переключится на что-то внешнее. Раздробить внимание, чтобы оно было занято разными какими-то глюками, внешним бредом каким-нибудь, чтобы не чувствовать, чтобы окончательно отрубить чувствительность и восприятие себя вообще на всех уровнях. Не оставаться самой в себе. Потому, что тогда неизбежно возникает вопрос - кто я, что я, почему и что со мною.
Все время внимание разгонять по разным углам. Думать о том, думать об этом. о том, как все кругом враги, дураки. Как все будет тяжело плохо. И соответственно никуда не выходить, ни с чем не взаимодействовать, тем более, что вдруг там что-то случиться.

Фактически здесь про «забыть про свой опыт». Если я раньше знала, понимала и была относительно четкой относительно самой себя. Я чувствовала, что я делаю, о чем я думаю - То это надо забыть, нужно себе доказать, что я не умею чувствовать и научить себя тому, что я не умею чувствовать. Приучить себя к такой мысли  «Я не умею чувствовать. Я не умею знать о себе. Я отказываюсь знать о себе. я даже отказываюсь знать кто я».
Постоянно поддерживаю напряжение, страх перед внешним, страх перед миром. Закрыться. Задача закрыться. Ни с кем, ни с чем не взаимодействовать. Полная, абсолютная изоляция. В кокон закрыться.

0

20

20. Образ в этой точке воспринимается как коллапс. Колапсировать. Мгновенное, быстрое сужение восприятия. Воспринимаемой «Я». Конструкция вокруг воспринимаемой Я, что я воспринимаю собою, что я собою не воспринимаю. Я создала некий набор замечательных галлюцинаций, и одна их них называется «правильная», вторая «сильная». «Пустая», в том восприятии с которым я его воспринимаю. Воспринимаемая Я должна быть правильная, сильная, пустая. В каждом этом понятии, термине, глюке заложено целое семейство «должно быть…».
Заменила восприятие самой себя на восприятие набора искусственных, мертвых Я с наборами идей "как я должна быть».

0

21

Имплант внушения реальности, настоящести и неубиваемости боли. Имплант внушения, что единственный способ борьбы с болью – это сбегание в бессознательность и самоуничтожение.

Внушает:
Страх перед самоуничтожением. Вне этого восприятия жизни нет… Принуждает видеть это, как некую физическую реальность. Не видеть это как программный код, принуждает не видеть это как набор идей и установок, которые просто принуждает к каким-то поведенческим моделям, а принуждает это воспринимать как что-то физически существующее, с чего можно выйти и выйти. Как некие объекты. Не просто состояния, а некие объекты. Пусть энергоинформационный, но жестко зафиксированные в которые я заключена. Соответственно если я в них заключена и вне их я не существую, то я сосуществую лишь в них. Это не форма существования, не программный код — это не набор идей и установок, это не убеждение в себе, это физические объекты. И больше никак кроме как физические объекты их воспринимать нельзя. Как имеющие свои границы, из которых можно перейти из одного в другое, перепрыгнуть. Но если рассоздать, то активируется страх полного уничтожения. Вне этого жизни нет.
А также на рассоздание тела, болезни. Все так запугивается тем, что или так или вообще никак. Или ты будешь болтаться в этой связке, считая ее реальной и твердой. Либо нигде болтаться не будешь. Ты не создатель этого. Ни тебе это рассоздавать. Позиция жертвы.

Принуждает:
Принуждает воспринимать себя не создателем. Создание это не мое. Не я это создала. Или в этом или как без квартиры на морозе. Если рассоздать это пространство, покинуть его, сделать хоть что-то, то он воспринимается как некая защитная оболочка от вакуума. Как квартира. Долго ли ты проживешь в вакууме. Не просто снять скафандр, а добровольно пойти жить в зимний лес голой. Вакуум от ядовитого газа. Единственная среда для жизни. Идея – можно существовать лишь в форме. Эта форма существования, а вне формы существования существовать нельзя. Эта конструкция восприятия позволяет сбежать от базовой боли. Я даже в нее сбежала от этой базовой боли. И если ее рассоздать, то я маленькая медузка, буду снова взаимодействовать с этой базовой болью. Я просто не смогу этого. Это выше, чем я могу перенести. Для защиты от этой боли я и создала это. И некуда будет больше сбежать. Я боясь боли, я хочу, чтобы боли не было. Здесь установка – «боль неизбежность». Нет никакого варианта «без боли». И если так, то нужно всегда за собою оставлять возможность уйти от нее, избавиться, сбежать. Даже ценой самоуничтожения. Остаться один на один с болью больно. Боль — это враг. Это непросто враг. Она становится врагом. Либо ты уничтожишь боль, либо она уничтожит тебя. Если ты не можешь уничтожить эту боль, то рассоздавая это пространство ты уничтожаешь для себя возможность сбежать. Поэтому боль уничтожит тебя. Уничтожит, победит. И это единственное пространство где я могу, и у меня есть шанс уничтожить боль, а так я лишаю себя шанса, а боль, как враг, в голове эта конструкция остается. Боль — это аксиома. имплант принуждает меня постоянно поддерживать и боль, как некое физическое воздействие на нервную систему и боль как идею. Мне полностью запрещено воспринимать боль как она есть, как имплант, как набор установок. Воспринимать боль реально.

Запрещает:
Запрещено воспринимать реальность. Реальность существа. И процессы идущее на уровне существа. Идея боли – идея-фикс. Оно не может быть просто на происходящих процессах. Оно может быть только на процессе борьбы с болью. Я вроде бы понимаю, что я уничтожаю себя, и я даже вижу, как я уничтожаю себя. Но это ничто перед идеей борьбы с болью. Она настолько имеет более высокий приоритет, поскольку уничтожая себя можно хоть чуть- чуть прожить, а оставшись наедине с болью как остаться с тигром ты и минуты не проживешь.
Боль — это физический объект, физический враг. Как хищник и ее задача меня уничтожить. Если я ей по пол пальца буду бросать раз в полгода, то это лучше, чем она меня сразу сожрет.
Имплант запрещает меня отказаться от такого восприятия. Запрещает мне воспринимать боль как имплант. Жесткий запрет. Это просто … заряженная вещь. Он принуждает эту вещь заряжать. Принуждает обосновывать все это, бояться. генерировать страх перед болью. Видеть боль как опасного врага. Себя ее жертвой, а не создателем. Это все воспринимается не как ментальный код. Запрещено воспринимать все это просто как программу, которая просто записана, и которую ты просто выполняешь, а стер эту запись и не выполняешь.
Это все постоянное нагнетание страха этим имплантом. Страх перед жизнью вообще. Страх перед теоретической болью. Этой жесткостью усилить себя. Жесткость — это усиление себя. Жесткую меня тигр не прокусит. Не берет ничего. Как броня. Усиление себя. Поэтому и щенка надо спасать. Потому, что он сейчас выползет, боль на него нападет и все… Запрещает меня осознавать, что это чистый глюк. Просто некое игровое пространство в котором мы все бегаем, война там у нас… Базовые игровые условия, а я там лишь бегаю, а условия это одни аксиомы. Бегаю от выдуманного хищника –боли. Борюсь с ним, отдавая ему кусочки себя.
Принуждает воспринимать себя реально.
Запрещает воспринимать это по-другому. Принуждает это видеть единственной реальностью. Я даже при рассмотрении импланта начинаю рассуждать опираясь на «реальность» этой картинки и мира, что боль — это хищник. Фактически он меня принуждает во всем опираться на эту картину мира. Всех моих проявлений, что я жертва этого хищника. Принуждает это осознавать, как способ бегства. Если я буду осознавать, то я сбегу от этого хищника, а в бессознанке я от этого хищника вообще никогда не сбегу. Поэтому я должна все время — это осознавать, и тогда у меня получиться от этого хищника сбежать.
Полный блок на понятие на «реальное рассоздавать и осознавать». Осознавать здесь - равно убегать. равно побеждать. Убегать, побеждать, уничтожать - это синонимы в данной игре. Уничтожать свои части, себя, уводить в бессознанку целые, не хилые куски личности. Не возвращаться к той себе, которая уязвима от этого хищника. Отдавать «проигравшиеся» части на откуп хищнику. Забывать их там и не возвращаться. И пока он их там жрет - то я могу их там выдохнуть.
Отказаться воспринимать себя как создателя боли. Принуждает воспринимать себя жестко лишь как жертву. Отказаться воспринимать боль как программный код. Как что-то, что состоит из идей и установок. Принуждает его воспринимать как живое существо. Как живого настоящего врага, эту боль. Ни как глюк в голове, а как что-то настоящее. И не воспринимать его как часть себя, а воспринимать его только как противника. Не воспринимать все, что связанно с ней, как часть себя, как часть своего жизненного пространства. Не воспринимать как что-то внутреннее, принадлежащее мне. Наделять боль волей и сознанием. Как живого врага. И не просто предмет. Принуждает бояться всего, что с нею связанно. Позиция не вижу значит нет. отключать сознание. считать ее совершенно неуправляемой. Не знать кто я. Не воспринимать себя на всех уровнях, ни на каком их уровней. Принуждает не чувствовать, не знать. Нужно знать, что я такой человек у которого болит.

Запрещает
Запрещает просто сосуществовать с болью, как с частью жизненного пространства. Существовать некоторое время, пока я на нее не посмотрю не увижу откуда ноги растут, чего я там выполняю, само сосуществование сверхопасно. Я даже не могу к ней приблизиться, чтобы в нее заглянуть. Потому что моментальный отскок назад.
Страх ее возобновления. Идея не уничтожимости боли. Она не уничтожима. Она и не осознаваемая. Она есть и есть нет никакой возможности, чтобы ее не стало. Нужно воспринимать ее как существующую. В той или иной форме как идею. В той или иной форме она существует всегда.

ТП.
Идеи:
Боль объективно воспринимается человеческим телом. Боль трудно терпеть и у меня есть опыт непереносимой боли. Боли, которую просто непереносимо терпеть. Которую просто орешь и не облегчается, что хочешь делаешь, а боль дикая. Она реально непереносима. И ты вроде взрослая, ты вроде контролируешь жизнь. Но она вдруг взрывается и жизнь летит… ничего ты с этим не сделаешь. Ты с нею справиться не можешь, ты потеряла контроль над жизнью - этот опыт очень «жирная» точка привязки. Я имела этот опыт, я боюсь ее, и я боюсь ее до усрачки. Мне кажется, что если я такие импланты буду рассоздавать, то это повториться. Что если я буду жестко контролировать себя - то опять я размажусь, и она опять придет и повториться такая ситуация. Такая же невыносимая боль. И если я еще по молодости как-то ее перенесла, то сейчас не перенесу. И я себя убью.

Если я создала себе такую жизнь, в которой была такая адская боль, если я не буду себя контролировать, если я не буду жесткой, если я не буду поддерживать это пространство, то это может повториться. Идея - что я не знаю, что такое быть в сознании. Я могу быть либо в самоконтроле, либо в пиздице.
И пиздеца нет потому, что я в жесточайшем самоконтроле. Не потому, что я в сознании что-то проработала, а потому, что у меня жесточайший самоконтроль, я не делаю глупостей, я больше не вхожу в опасные ситуации, я аккуратна, все вижу. И есть идея, что моя боль контролируемая, что я могу расписать ее по ТЕОСу. Она пройдет, я сбегу, а тогда она была всеохватывающая и меня распирала. Восприятие ее как хищника подтверждено жизненным опытом. Я боюсь возвращение той ситуации, когда я себя реально так воспринимала. Боль меня пожирает, я с ней не справляюсь.
Идея, что люди могут быть сознательными врагами. люди могут сознательно решить и стать твоим врагами. Люди приносят боль, люди источник боли.
Восприятие себя как бессознательной. Если я бессознательна, то я обязательно переживу этот боль, а если сознательно, то я ее избегу. Очень чистое восприятие. Сознательно - значит контролируемая. Задача быть жесткой, контролирующей все, что угодно. Идея, что все, что не контролируется, как выбегающий все время щенок - его нужно ловить, прибирать к рукам, фиксировать, чтобы он не привел к бесконтрольной боли.

0


Вы здесь » Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева. » Практика ТЕОС - программы 2 » Процесс невротизации личности под видом движения к сознательности.