Самопроцесинг - Форум психологов. Турбо-Суслик форум. Система ТЕОС. Процесинг Игр А.Усачева.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Жертва - разное. Сборник материалов.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Жертва - разные материалы из публикаций, статей в инете, из глав книг и т.д.

Напоминаю, что материалы в этот раздел вообще и в этой теме в частности выбираю только по одному критерию - для активации и проработки определенных состояний. В большинстве тем реальной ценности, как неких знаний и рекомендаций - практически нет, но зато хорошо расписаны общепринятые глюки и верования в виде "важных знаний". Поэтому самое лучшее что можно с этим сделать - максимально хорошо проявить и проработать  похожие знания и состояния у себя.


Обвинение жертвы

Обвинение жертвы происходит, когда на жертву или жертв преступления, несчастного случая или любого вида насилия возлагается полная или частичная ответственность за совершённое в отношении них нарушение или произошедшее с ними несчастье. Как правило, обвинение жертвы принимает форму расистских, сексистских и классистских утверждений. Однако эта позиция может существовать и независимо от таких видов нетерпимости, а в некоторых странах даже носить по меньшей мере полуофициальный характер. С точки зрения социальной психологии, обвинение жертвы — это последствие веры в справедливый мир.

Вера в справедливый мир
— это когнитивное искажение, при котором человек верит в то, что любое действие вызывает закономерные и предсказуемые последствия. Для такого человека невыносима мысль о том, что несчастье может произойти с кем-либо совершенно незаслуженно. Как показал первооткрыватель феномена веры в справедливый мир Мелвин Лернер, чтобы избежать признания ошибочности своих представлений о справедливом устройстве мира, люди реинтерпретируют несправедливое событие, связывая его с поведением или свойствами жертвы, и тем самым одновременно обвиняют и принижают её.

Вера в справедливый мир - социально-психологический феномен, выражающийся в вере в то, что мир устроен справедливо, и люди в жизни получают то, что заслуживают в соответствии со своими личными качествами и поступками: хорошие люди награждаются, а плохие — наказываются.

Жертвы преступлений или правонарушений часто обвиняются в том, что они своими действиями способствовали совершению противоправных деяний против них. Так, например, задавленная насмерть уважаемая в обществе демонстрантка была обвинена в том, что она сама виновата в своей беде, так как своими действиями нарушала право водителя на передвижение по дорогам. Изнасилованная пробравшимся в дом незнакомцем женщина была обвинена в том, что она сама была виновата из-за своих плохих манер или что она выбрала неправильное место для проживания. Лернер в 1966 году в своей совместной работе с Кэролайн Симмонз предположил, что основой тенденции обвинять жертв в случившихся с ними неприятностях является стремление к справедливости. В этой работе учёные наблюдали, что в тех ситуациях, когда окружающие понимают, что могут эффективно скомпенсировать страдания жертвы, они делают это, сочувствуя ей. Но в случае, если было понятно, что жертва продолжит страдать, люди приписывают ей негативные черты. Авторы пришли к выводу, что и ободряющая, и неодобрительная реакция в адрес жертвы вытекает из стремления к справедливости. Они предположили, что людям необходима вера в то, что мир, в котором они живут, является справедливым, и люди в нём получают то, что заслуживают. Продолжающиеся после окончания правонарушения страдания невинной жертвы, которые люди не могут адекватно скомпенсировать, противоречат этой вере и требуют обоснования. Эта вера влияет на то, как люди реагируют на окружающую их справедливость и несправедливость

Повторная виктимизация — это ретравматизация жертвы сексуального или иного насилия, выражающаяся в реакции отдельных людей или институтов. Обвинение жертвы является одной из форм повторной виктимизации. Другие возможные её формы — это, в частности, неуместное поведение окружающих после насилия, некорректные высказывания медицинских работников или других людей, с которыми контактирует жертва.

В культурах с жёсткими обычаями и табу по отношению к сексу и сексуальности жертвы изнасилований особенно сильно стигматизируются. Например, общество может рассматривать жертву изнасилования (особенно если до этого она была девственницей) как «испорченную». В таких культурах повторная виктимизация может принимать формы общественного отвержения, изоляции или даже институционального наказания жертвы, например запрета на брак, принудительного развода (в случае, если жертва уже состояла в браке) или убийства.

0

2

Буллинг/Моббинг

Задира́ние, тра́вля — агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны остальных членов коллектива или его части.
Как проявления травли специалисты расценивают оскорбления, угрозы, физическую агрессию, постоянную негативную оценку жертвы и её деятельности, отказ в доверии и делегировании полномочий и т. д.
Буллинг может может быть и в физической,и в психологической форме. Проявляется во всех возрастных и социальных группах. В сложных случаях,может принять некоторые черты групповой преступности.
Буллинг может приводить к тому, что жертва теряет уверенность в себе. В этом случае важно объяснить человеку, что его «травят», и показать, как действовать в сложившейся ситуации

Причины задирания

- зависть
- желание унизить (ради удовлетворения, развлечения или (само)утверждения)
- желание подчинить

Чаще всего причиной моббинга становится зависть. Обычно  — зависть к более молодому и удачливому коллеге. Отмечено, что зачинщиками травли во многих случаях становятся пожилые сотрудники, которые боятся потерять место и из-за этого придираются к своим коллегам. Иногда подобный прессинг имеет временный характер и является своеобразным «посвящением» в члены коллектива. В жертву моббинга может превратиться и опытный работник, к которому вдруг начало благосклонно относиться начальство. Иногда причиной моббинга становится самоуверенное поведение: излишнее хвастовство, обилие жалоб, игнорирование корпоративных трапез, вызывающая манера поведения. Причиной моббинга может быть и желание проехаться на чужой шее.

Обычно, целью задирания является желание скрыть свою неполноценность. Задиратель вешает клеймо неполноценности на других, чтобы скрыть от других свои недостатки, показать себя лучшим человеком, чем объект травли.[1]

Предпосылки моббинга со стороны жертвы

- конкуренция с уже существующим авторитетом (через отклонение от психологических рамок коллектива, вожака, начальства)
- стиль поведения, как у жертвы (слабость, жалобность, хлюпкость)
- непринятие навязываемого стиля поведения (вплоть до социально-психологически бессовестного и аморального)

Формы задирания
Существует две основные формы травли: физическая и психологическая.
Психологическая форма буллинга — это угрозы, насмешки, клевета и т. д.
Физическая форма — побои, порча имущества жертвы и т. д. Иногда бывает с использованием оружия. На использование форм буллинга влияет возраст участников (буллинг у детей мягче, чем буллинг у подростков) и пол (мужчины чаще используют физическую форму, а женщины — психологическую).
В последнее время появляется и кибербуллинг — запугивание через Интернет, электронную почту, СМС и т. д.

Виды:
    Бойкот
    Придирки
    Насмешки
    Дезинформация
    Доносительство
    Причинение вреда здоровью
    Мелкие кражи или порча личных вещей

Моббинг в учебных заведениях

Травля часто встречается в школе. Школьники издеваются, высмеивают своих же одноклассников, которые не так, как принято в их среде, одеваются, слишком хорошо учатся и т. п.

Моббинг в научно-педагогических коллективах (преподавателей кафедр) высших учебных заведений. Причина - обострение конкурентной борьбы в период реформирования вузов. Агрессивная "серость" и "бесталанность" начинает съедать более талантливых соперников  — в целях самосохранения, выживания. Происходит объединение "серой толпы" против "белых ворон"  — коллег, более успешных в профессиональном плане, как правило, имеющих высокую, — по сравнению с большинством, научную продуктивность (больше публикаций, научное признание). Но и среди агрессивного большинства возникает ситуация "пауков в банке

Организационные причины моббинга

    борьба с религиозными запретами и моралью
    навязывание толпой своего образа жизни
    неприятие инакомыслящих
    борьба с наукой и просвещением
    отсутствие обратной связи
    попустительское отношение к любителям интриг и закулисных игр
    плохая организация информационных потоков
    расплывчатые границы ответственности и служебных обязанностей
    отсутствие системы кадрового продвижения и возможностей карьерного роста
    превалирование интимных или родственных связей между подчиненными и руководством
    большая перегрузка отдельных специалистов

Последствия моббинга

Моббинг может привести к неврозам, психосоматическим заболеваниям, инфарктам и даже самоубийству. Моббинг мешает детям и подросткам сформировать нормальные социальные способности. Дети, которых травили в школе, могут иметь проблемы с социальным общением всю свою жизнь. Моббинг способствует обострению психических заболеваний. В крайней форме жертва, доведённая до отчаяния, может устроить расправу над мучителями.

0

3

Феномен справедливого мира

  Феномен “веры в справедливый мир” был описан в 1966 году канадским психологом Мэлвином Лернером, который выявил в своих исследованиях склонность людей считать, что мир устроен справедливо, а потому каждый имеет то, чего заслуживает, и заслуживает то, что имеет. Под этой верой скрывается не сколько мыслительная конструкция, сколько психическая потребность верить в то, что мир справедлив, а участь каждого - это справедливое воздаяние или возмездие "по делам его".

   В повседневной жизни вера в справедливый мир сплошь и рядом оборачивается тем, что жертвы обманов, ограблений, избиений, изнасилований и пр. вместо сочувствия и поддержки со стороны окружающих слышат осуждения и обвинения в свой адрес. Именно на них возлагается вина и ответственность за случившееся. Первое, что обманутый человек слышит даже от самых близких людей высказывания такого типа: «Нельзя быть таким наивным растяпой!», « Сколько ещё ты будешь разевать рот?». По сути, всё это означает – «Сам виноват!». Очень часто под огонь критики попадают женщины, ставшие жертвами изнасилования: «Сама виновата, будет знать, чем оборачивается ношение короткой юбки, в следующий раз не будет провоцировать...»

  Поиск рационального объяснения вины жертвы помогает свидетелям случившегося ослабить внутреннее беспокойство и вернуть себе чувство безопасности. Само объяснение становиться некой гарантией, что если они будут избегать совершать подобные жертве поступки, то такое наверняка с ними не случится. Таким образом, потребность верить в справедливое основание мира даёт людям опору в жизни, ощущение надёжности и стабильности, избавляет от ненужных тревог, мучительных сомнений и раздумий.

   Вера в справедливый мир (не напрямую) зависит от уровня благосостояния человека. Любой чиновник высокого уровня или состоятельный человек, как правило, искренне уверены, что своего благополучия они достигли своим умом, трудом и талантами, чего, якобы, не хватает бедным людям.

   Феномен справедливого мира усиливают такие убеждения как "Бог все видит", "Судьба, брат, она тоже хитрая, достойных выбирает" и вера в карму.

   Существует так же противоположное явление:

   Теория жестокого мира - при обилии насилия и агрессии в телевидении и СМИ, зрители склонны считать мир более опасным, чем в действительности, выказывая чрезмерное опасение и принимая различные защитные меры.

0

4


Таблица унижения
Проблемы психологического давления в семье

Среди встречающихся в семье видов насилия психологическое давление имеет свои особые черты. Самое, на первый взгляд, мягкое, оно похоже на подводный камень — его сложно заметить в бурном течении семейной жизни, но тем сильнее боль при столкновении с ним. Где находится та грань, за которой обоюдные упреки превращаются в нездоровые отношения тирана и жертвы?

Просто ссора?

В контексте семьи психологи выделяют две основные группы насильственного поведения: насилие физическое и психологическое. Последнее может показаться относительно безобидным, но это впечатление обманчиво. У многих наших соотечественников отсутствует четкое понимание того, что представляет собой это явление и чем оно отличается от ссор, которые случаются в любой семье. Случаи психологического прессинга в семье мало освещаются в СМИ, поскольку сенсации из них не сделаешь. Заявлений в милицию с жалобами на психологическое давление не поступает: побои с тела снять можно, а с души — нет. Но именно с него начинаются горькие семейные истории, которые можно было бы написать совсем по‑другому.

Виды насильственного поведения представляют собой структуру по типу матрешки: одно понятие входит в другое, более широкое. Самым объемным, включающим в себя остальные виды, является как раз понятие психологического насилия. С него все начинается, и дальнейшие действия тирана становятся лишь его проявлениями, частными случаями. Во многих внешне благополучных семьях, в которых немыслимо поднять руку на женщину или ребенка, психологический прессинг становится нормой, единственным способом общения старших и младших, его и ее.

Что же представляет собой психологическое давление? Главными действующими лицами становится пара «жертва — тиран». Поведение тирана характеризуется следующими действиями:

• подавление у жертвы уважения к себе, чувства собственного достоинства, ценности своей личности;

• подавление возможности самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность;

• унижение, оскорбления, чрезмерные требования, которые заведомо нереально выполнить, за которыми следует чрезмерная критика жертвы;

• запрет на действия и переживания, на свое мнение;

• изоляция, запрет на общение с родственниками, друзьями, коллегами;

• патологическая ревность;

• вспышки гнева, которые тиран вымещает на жертве;

• шантаж и запугивание;

• обвинение жертвы в своих неудачах;

• ущемление основных потребностей человека, включая психологические потребности — в безопасности, в привязанности, в свободном проявлении себя.

Поводов для такого поведения находится множество: слишком домашний вид жены («распустилась!») или слишком праздничный («для кого это ты так вырядилась?»), ребенок плачущий или громко играющий («какая из тебя мать?»), женщина работающая («жена должна сидеть дома!») или неработающая («сидишь на моей шее!»).

В отличие от рядовой ссоры или временной неприязни, подобные придирки могут продолжаться бесконечно. Если в конфликте, вызванном объективной причиной, стороны все же стремятся к его решению и завершению, то тиран не желает прекращать ни конфликт, ни отношения, ведь для него это своего рода зависимость — без жертвы он не сможет компенсировать свои старые травмы. Жертва же в силу своих психических особенностей часто склонна не менять ситуацию, а адаптироваться к ней. Чем больше терпит жертва, тем сильнее давление со стороны насильника, поскольку ему необходим эмоциональный ответ.

Действия тирана довольно скоро оставляют свои следы на психике человека. Постепенно жертва теряет доверие к себе и к миру, ее восприятие себя становится все более размытым; уступчивость и угодливость, стремление все исправить в отношениях с тираном перемежаются с агрессией. В зависимости от силы и продолжительности стресса у жертвы могут появиться психосоматические заболевания, суицидальные наклонности, зависимость (наркотики, алкоголь, булимия, анорексия). Жертва не опирается на свои ощущения, не доверяет им и потому оказывается не в состоянии понять, каково ей в ситуации насилия. Отсюда большое количество пострадавших, которые не принимают никаких шагов к реальному изменению ситуации, хотя и соглашаются, что делать что‑то надо.

Палка о двух концах

Ничего не случается вдруг. И превращение молодого человека в домашнего тирана тоже не происходит мгновенно. Возможно лишь развитие, усугубление уже имеющихся у человека склонностей. Поэтому в истории жертвы всегда присутствует момент, когда она пропускает какой‑то важный, тревожный звонок, не хочет замечать его. Поскольку жертвами психологического прессинга чаще становятся женщины, которые уже сталкивались с подобным в родительской семье, им свойственно не доверять своим ощущениям, своей интуиции, а значит, не замечать «посланий» потенциального тирана.

Какое бы начало ни имела история отношений жертвы и тирана, есть общие черты виктимного поведения и склонной к подобным отношениям личности. Они не только увеличивают шансы женщины стать жертвой, но и значительно затрудняют выход из причиняющих боль отношений. К предпосылкам виктимных отношений можно отнести:

• Опыт позиции жертвы в родительской семье или прежних отношениях.

• Встреча с тираном произошла в тяжелый для жертвы момент (конфликты в семье, расставание с предыдущим партнером, стихийное бедствие), и тиран теперь ассоциируется с выходом из кризиса. Формируются зависимые отношения, в которых жертва подсознательно воспринимает тирана как необходимый атрибут своего благополучия.

• Комплекс спасателя у жертвы: «я спасу его от… (алкоголизма, наркомании, заблуждений, самого себя и т. д.)».

• Комплекс мученицы, при котором жертва извлекает вторичную выгоду из сожительства с тираном, своим страданием привлекая к себе внимание и сочувствие окружающих.

И все же в ситуации психологического давления нет сильного и слабого: можно сказать, что мы имеем дело с двумя слабыми сторонами. Только слабость каждый из них проявляет по‑разному. Для активной стороны, стороны тирана, она заключается в том, что он транслирует свой опыт, полученный в родительской семье. Так относились к нему значимые для него люди, и теперь он так относится к своим близким. Отыгрываясь на жертве в ситуации, где он может проявить власть и силу, тиран компенсирует свои болезненные переживания беспомощности и униженности. Прожить этот опыт иным путем он не в силах.

Слабость жертвы в том, что она ведется на манипуляции тирана, ищет ему оправдания и видит причины насилия в себе. Как бы жертва ни обманывала себя, ни убеждала, что «это у семьи сложный период» или «все наладится», она все равно чувствует, что происходящее неприемлемо. Но прекратить это ей крайне тяжело. Она умеет жить именно так, приспосабливается именно к этой боли, причиняемой тираном, и как жить иначе, она не представляет. Довольно часто встречаются ситуации, когда женщины, столкнувшиеся с такого рода тиранией в родительской семье или в первом браке, не могут быть счастливыми даже с положительным во всех отношениях и любящим мужчиной. В их опыте отсутствует это состояние — безопасности и счастья.

Жертва цепляется за некую «надежду», за которой на самом деле скрывается страх реальных перемен. Терпеть бесконечные унижения или рискнуть и прервать их — это выбор жертвы, ее ответственность. Бывают и такие случаи, когда женщине некуда уйти и не на что жить, и тогда приходится выбирать между физической безопасностью (крыша над головой и питание) и психологическим комфортом. В этой ситуации жертва не в состоянии самостоятельно изменить подобное положение вещей. Скорее всего, ей понадобится длительная помощь психолога и близких людей, потому что пока не изменится она сама — не изменится и ситуация в ее семье.

Выход есть

Существует множество рекомендаций, как вести себя женщинам, столкнувшимся с физическим насилием в семье. И гораздо меньше — что делать тем, кто столкнулся с психологическим давлением. Во многом так происходит потому, что в каждом конкретном случае необходима очная консультация психолога: ведь кто‑то годами действительно терпит унижения и запреты, а кто‑то называет «давлением» вполне обоснованные претензии своей половины. И все же вот несколько действенных рекомендаций, способных облегчить жертве жизнь.

• Уважайте свои чувства и ощущения, прислушивайтесь к себе — психологический дискомфорт сегодня может превратиться в нервный срыв или психосоматическое заболевание завтра.

• Старайтесь здраво и осознанно смотреть на ситуацию. Если тиран обвиняет вас, действительно ли это ваша вина? Какова мера ответственности самого тирана? Так ли существенно для жизни семьи то, в чем он вас обвиняет?

• Не думайте, что поведение тирана само по себе сойдет на нет. Во время его вспышек гнева попробуйте сохранить спокойствие и не подпитывайте его своими эмоциями. Когда он успокоится, постарайтесь поговорить с ним: расскажите, что не считаете обвинения обоснованными, что его поведение для вас неприемлемо.

• Чаще рассказывайте себе о том, кто вы, какие у вас положительные качества, какие счастливые моменты были и есть в вашей жизни, напоминайте себе о своих достижениях. Тирану свойственно беспощадно обесценивать жертву. Почаще вспоминайте, что вы — личность, которая достойна уважения к себе.

• Категорически пресекайте попытки тирании по отношению к вашим детям. Они тоже заслуживают уважения и вовсе не должны чувствовать себя ущербными, как бы тирану ни хотелось изобразить их такими.

• Старайтесь по возможности избежать или снизить до минимума физическую и материальную зависимость от насильника.

• В случае затяжного психологического давления отнеситесь к нему серьезно и обратитесь за помощью, если вы не в силах изменить ситуацию самостоятельно.

0

5

Позиции жертвы.

Жертва в практической психологии - не тот, кто объективно пострадавший, а человек в соответствующем состоянии и позиции.

      Жертва - тот, кто переживает страдания и убежден, что он ничего не может с этим поделать, что ответственность за происходящее лежит не на нем. Состояние жертвы в себя включает : демонстрации, манипулятивные игры.Человек в состоянии Жертвы погружается в состояние Ребенка, ощущает себя во враждебном мире и спасается от Преследователей, взывая к Спасителям (демонстрируя им свою беспомощность и свои страдания). Состояние Жертвы - это всегда негатив, деструктив и безответственность. Человек в разобранных чувствах...
     Состояние Жертвы - это страх, детский сад, беспомощность, желание обвинить окружающих. Для Жертвы виноваты всегда другие, «Ад - это другие», а состояние Жертвы - это состояние беспомощного Ребенка, оказавшегося во враждебном мире и действующего из последних сил. Он спасается от Преследователей, идет на все в борьбе с ними и взывает к Спасителям, демонстрируя им свою беспомощность и свои страдания.

    Состояние Жертвы может быть как в пассивной. так и в активной форме, где пассивная и активная форма чередуются и дополняют друг друга.
     
    В активной форме состояние Жертвы - это обвинения, истерики, месть, угрозы (в том числе угрозы суицида) и другие варианты защитно-агрессивного поведения. С оправданием: "А что я еще могу поделать? У меня нет другого выхода!" Пока у Жертвы есть силы, она при малейшей возможности превращается в Агрессора (Хищника, Преследователя), мстит Преследователю и Спасителю (потому что плохо спасал). / Треугольник Карпмана/.
    Если у Жертвы сил на активную агрессию нет, Жертва мстит аутоагрессий (агрессией, обращенной на себя). Реализация детской мечты о мести: «Вот вы меня обижаете, а я вот вам умру, и буду лежать мертвый, а вы будете плакать и жалеть!»
  Пассивная форма состояния Жертвы - это беспомощность, бездействие и привлечение внимания (Страдания на продажу). Хотя, если посмотреть внимательнее, то бессилие, - это тоже страдания на продажу. Просто покупатель в этом случае совпадает с продавцом - страдания продаются себе.   

     Состояние Жертвы воплощается (разыгрывается) самыми разными ролями: Страдалец, Мученик, Инвалид, Травматик, Дурик, Хулиган. Мужчины чаще разыгрывают Собаку сверху, женщины - Собака снизу. Состояние Жертвы переживается и транслируется комплексом разнообразных эмоций, среди которых обычно страдание, страх, обида, возмущение, демонстрация своей беспомощности.

     Признаки поведения жертвы :Состояние - беспомощность (смотрю растерянным взглядом), временное отупение (уход в другие темы, трудности с ответами на простые вопросы, а вернее отключение головы), зацикленность на прошлом. В делах - отказ от части своих прав, в целом бездеятельность (сложил ручки, скучаю).
     В отношениях - игра в молчанку (замыкание в себе, отмалчивание), демонстрация обиды (отводить взгляд, надуть губки, хмуриться, громко вздыхать, состроить мордочку в стиле «Не подходите ко мне - я обиделся» и т.д.).
     В общении - оправдания себя ("А что я мог поделать?") и обвинения, наезды на другого. ("А вот ты…", "А когда ты…"), в целом - Словарь жертвы.
     У Жертвы свой, специфический, узнаваемый словарь. Меня это ужасно расстраивает. Мне все это надоело. Ты не представляешь, как я страдала. (Негатив). Я не могу. Я не знаю. Почему это все время случается именно со мной? (отсутствие конструктива). Меня заставили. Я ничего не могу с собой поделать. Вы действуете мне на нервы. (Безответственность)

    Что делать с позицией и состоянием Жертвы ? Если вы оказались в состоянии Жертвы, их этого состояния нужно выйти и перейти в позицию Автора. А на будущее - позаботиться, чтобы вас сопровождала авторская позиция, чтобы вы всегда были Автором своей жизни! С другой стороны, есть вопросы - что делать с человеком, для которого характерна позиция Жертвы?
   
    Итак, Как выходить из состояния Жертвы . В любой ситуации, где вы ощущаете себя Жертвой, у вас есть три возможности: переосмыслить происходящее, разрулить происшедшее, предупредить подобные ситуации на будущее. Не очевидно, что в любой ситуации у вас получится реализовать все три варианта, но если вы сделаете хоть что-то одно, вы уже вышли из позиции Жертвы.
    Профилактика состояния Жертвы состоит в следующем: Состояние Жертвы провоцирует соответствующая философия и характерные фразы, которые, как ключики, вызывают состояние Жертвы у тех, кто этими фразами пользуется. Поэтому просмотрите Словарь Жертвы и выпишите характерные для вас фразы: "Я не смогу", "А что я могла поделать?!" и аналогичные. Чтобы от них отказаться, примите решение от них отказаться, продумайте новые формулировки и другие ваши действия, договоритесь с кем-то, кто будет помогать вам следить за вашими словами и вашими действиями. Например, если он ловит вас на оборотах из словаря Жертвы, он хлопает в ладоши: «Жертва!», вы должны также сделать хлопок: «Спасибо!» - и сделать три приседания. Возможно, ваш партнер тоже захочет приседать вместе с вами - и для поддержки, и потому что это просто полезно для здоровья.

    Итак ,противоположная позиция жертве Деятель.

   Деятель - человек в деятельной позиции, в позиции позитива, конструктива и ответственности. Одна из противоположностей Деятелю - человек в позиции Жертвы, отсутствие позитива, конструктива и личной ответственности. Другая противоположность Деятеля - Паразит, человек, рассчитывающий жить за чужой счет. Деятель, Потребитель, Творец . И Потребитель, и Творец - деятели. Но поскольку люди чаще Потребители, нежели Творцы, Деятель чаще синоним Потребителя. Деятель и Пустышка
   Определяющие характеристики деятеля - активность и продуктивность. Активный без особой продуктивности - энерджайзер, продуктивный без особой активности - работник, человек и без пользы и без активности - пустышка.Кто в трудной или опасной ситуации принимает решения и делает, тот деятель. А кто вместо этого переживает - не деятель. По этой линии Деятелю противостоит человек-переживатель. Но продуктивность - еще не синоним осмысленности. Можно делать много чего полезного, но крутиться на месте и вперед не двигаться. Пропишите свои жизненные цели, Максимум жизни. Больше думать о людях. Дела - это хорошо, но важно помнить, что все дела делаются для людей. Развивайте умную заботливость! Становиться Творцом. Деятель - часто эгоистичный Потребитель, а у вас, возможно, хватит энергии и души на то, чтобы позаботиться еще о других людях, и о жизни.

Авторская жизненная позиция, позиция

     Автора - ответственное отношение к своей жизни, жизнь по внутренней установке «то, что происходит со мной в жизни, зависит от меня. Я - автор событий моей жизни». Позиция Автора своей жизни проявляется в ответственности (смотри Личная ответственность): Ответственность будущего: я источник активности, инициативы, решений в своей жизни. Противоположность - ожидание активности от других, реакция на их действия. Ответственность прошлого: я плачу за свои ошибки.     
    Противоположность - перекладывание ответственности на других и обстоятельства. Авторская позиция в сочетании с позитивным мировосприятием и конструктивом свойственна для Деятеля. Антоним Авторской жизненной позиции - Позиция Жертвы, жизнь со внутренней установкой: "Я ничего не могу изменить (поделать). Это сильнее меня. Придется принять..."
    Авторская жизненная позиция в разных сферах жизни В отношениях - я выбираю, какое окружение формировать, я ищу и завожу отношения с теми, кто мне интересен, я прекращаю отношения с тем, кто мне не интересен. В эмоциональной сфере - преимущественное использование эмоциональных акций. Эмоциональная реакция - проявление позиции Жертвы. Если, например, в 1 случае из 10 человек реагирует, а не действует - это не значит, что он автоматически становится жертвой. Жертва это тот, кто в 7 случаях из 10 реагирует. Бывает, что человек живет в иллюзии авторской позиции. То есть знания о том, что быть автором хорошо есть, а навыка поступать как автор - нет. Так как поступать труднее, чем просто знать, человек начинает обманывать сам себя: "Я этого хотел, это я так решил". В итоге он считает себя Автором, а по факту, как был Жертвой, так Жертвой и остался. Чтобы этого не было, нужно не просто знать про ответственность за жизнь, нужно ее развивать. Личная ответственность и Авторская жизненная позиция -это почти синонимы, но о личной ответственности чаще говорится в отношении к уже происшедшему, а об авторской жизненной позиции - чаще в отношении к готовности человека формировать свое будущее.

    Как развивать авторскую позицию
    Исключить оправдания. Совсем и все. Даже если очень хочется и кажется очень важным. Чтобы оправданий не было: сформулируй свою ошибку, как ее видишь ты или твой партнер. Подумай, понятно ли тебе, что в этом случае делать на будущее лично тебе и другим людям рядом с тобой, чтобы ошибок не повторялось. Прими меры: поговори, с кем нужно, сделай что-то сам. Если что-то можешь сделать - сделай. У твоего подъезда валяется пустая бутылка. Ты идешь мимо и никуда не опаздываешь - подними и выброси. Подъезд - и твоя территория тоже и ты в том числе отвечаешь за то, чтобы было чисто. Научись держать ровную осанку, улыбайся. Люди со скрюченными плечами и тоскливыми глазами - очень быстро становятся жертвами. Привыкни говорить о себе в активном залоге (Я сделал, я решил, я не подумал - вместо "часы подвели", "поезда стояли", "автобус упал дверью вниз").Привыкни держать данное слово, даже если этого никто не может проверить. Ты сказал - этого уже достаточно, чтобы было сделано. Будь сам себе контролером, сам решай, что делать, когда ты что-то забыл или не сделал.

      Творец

Катастрофа. Потребитель спасает себя, и побыстрее. Паразит растерялся. Творец собран и спасает кого возможно. И запасается вещами, чтобы обеспечить всем будущее.
      Фильм «На грани». Два Творца и три мешка муки. Директор дома сирот вымаливает еду для воспитанников. Богатый и порядочный человек превратил свою жизнь в ад, потому что помогает нуждающимся. Творец - тот, кто заботится о себе и о других за свой счет. Жизненные проявления позиции Творца В трудной и опасной ситуации Творец меньше думает о себе и спасает то и тех, кого спасти важно и реально. В ситуации конкуренции за ограниченные ресурсы Творец выступает в роли Администратора, решая, как существующими ресурсами распорядиться в интересах сторон либо внешней ценности более высокого порядка. В ситуации благополучия и изобилия Творец свободное время, деньги и силы готов вкладывать в дальнейшую работу. К мысли о необходимости праздника его нужно приучать. Для Творца свои не обязательно те, кто рядом, кто полезен или с кем он был связан судьбой и детством. Для него свои - достойные люди, заботящиеся о жизни Творцы. Мечта и задача Творца - оставить после себя добрый след, цветущую жизнь. Ему важнее не личная слава или другие блага, а возможность качественных инвестиций в перспективу.

     Творец и развитие личности

Творец - очень крепкая личностная конструкция. Он обычно здоров, надежен, мало подвержен алкоголизму и другим вредным привычкам. Его обычное состояние - бодр и весел, не потому, что жизнь легка, а потому что он именно такой нужен людям. Людям нужны его здоровье, его энергия и его поддержка - он считает себя обязанным людям это дать и он это дает. Бабушки такого типа говорят: «Хотела бы помереть - да где там! За внучком надо заботиться».

0

6

Модели поведения жертвы.

    Ненаучно и навскидку модель поведения у жертвы такая: забиться в угол и не отсвечивать. Закрываться, беречь силы, сидеть тихо, летать ниже радара. Это касается и детей, и взрослых. Детей особенно. Если взрослый ещё может дать сдачи, уйти в ночь холодную и снять там жильё, постоять за себя, подать заявление в полицию, то у ребёнка выбора нет.

    Однако возможны варианты.

    Стокгольмский синдром

    Внезапно, но правда. Жертва домашнего насилия реально похожа на заложника состоянием души.

    Напоминаю: стокгольмский синдром - психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать захватчикам или отождествлять себя с ними. Вследствие сильного шока заложник даже может начать думать, что его смерть и страдания _необходимы_ для достижения цели, он сочувствует захватчикам, оправдывает их, в конечном счёте перенимает их идеи и начинает им симпатизировать.

    Стокгольмский синдром проявляется в следующих условиях:

    - жизнь жертвы в опасности;
    - жертва не может убежать или думает, что не может;
    - обидчик иногда настроен дружески;
    - жертва оторвана от внешнего мира.

    Все четыре условия есть в домашнем насилии. Жизнь жертвы в опасности? См. полицейские сводки и информацию про Иру Черску. Жертва не может убежать или думает, что не может? Да, вполне. Обидчик иногда настроен дружески? См. пункт «Цикла насилия» про «медовый месяц». Жертва оторвана от внешнего мира? Да: помним про изоляцию.

    Травматическая связь

    Изоляция усиливает зависимость жертвы, и жертва всё больше зависит от своих отношений с насильником. А с кем ещё в таком вакууме отношаться-то. Очень быстро при этом раскладе интересы и потребности жертвы вытесняются интересами и потребностями обидчика, и жертва думает уже не о том, как бы замазать синяк, а чего хочет насильник и что его больше ублажит.

    Доминирование может быть сильным, настолько, что воля жертвы просто ломается, и весь ресурс жизненных сил уходит на сохранение хотя бы статуса кво. То есть жертва тратит силы на психологическую защиту, постоянно тревожится и боится, иногда думает, как шатко-валко продолжать своё существование. На остальное сил просто не остаётся.

    Могут быть позабыты позаброшены даже основные инстинкты вроде защиты себя и своего потомства. Увы. Некоторые кидают насильнику это самое потомство, как мясо, чтобы насильник переключился на ребёнка и оставил привычную жертву в покое хотя бы на время. Такое я видела своими глазами, и это, конечно, пиздец.

    Стратегии преодоления

    Пытаясь предотвратить усиление насилия и выжить, жертва вырабатывает стратегии, направленные на изменение ситуации. Эти стратегии преодоления могут быть проблемными или эмоциональными.

    Проблемные стратегии предполагают активные шаги, которые приводят к изменению практической ситуации.

    Эмоциональные стратегии предполагают разрешение ситуации на внутреннем уровне.

    В большинстве случаев жертва применяет оба вида стратегий одновременно или последовательно. Если насильник имеет полную власть над жертвой, она прибегает к эмоциональной стратегии, так как перспективы изменения ситуации могут быть слишком отдаленными.

    Контратака

    Если жертва всерьез опасается за свою безопасность или за безопасность детей, она может применить физическую контратаку. Если насильник получит телесные повреждения, он может заявить об этом в полицию. Случается, жертва убивает насильника. Результаты американских исследований показывают, что убийство насильника - часто следствие отсутствия эффективной поддержки со стороны. С тех пор, как убежища для женщин появились в США, количество мужчин, убитых пострадавшими, уменьшилось, но убитых женщин меньше не стало.

    Последствия сексуального насилия в браке

    Пережитое сексуальное насилие приводит к сильному чувству беспомощности и является травматическим опытом. Изнасилование в браке становится особенно серьезной травмой, так как оно представляет собой обман доверия, на котором основаны интимные отношения. В отличие от изнасилования незнакомцем, изнасилование в браке обычно происходит несколько раз, часто регулярно, и поэтому ведет к хроническому страху и депрессии, а также к полному снижению самооценки. Очевидно, что насилие - это болезненный опыт, который становится еще более тяжелым, если общество обвиняет в этом жертву.

    Насилие как травматический опыт

    Насилие в семье - это травматический опыт, который приводит к серьезным последствиям для жертвы. Чем более длительным и жестоким является насилие, тем глубже травма. В худшем случае психологическая травма становится хронической, которая приводит к потере чувства идентичности. С детьми это вообще происходит по полной программе: ребёнок уже годам к 13-14 ощущает себя никем, никак, проще сдохнуть.

    Критерии для определения травмы

    - Человек пережил или стал свидетелем убийства или угрозы убийства, причинения телесного вреда или угрозы причинения вреда ему/ей или другому человеку.
    - Реакцией на это событие стал страх, беспомощность или ужас.
    - В течение определённого времени человек подвергался психологическому или физическому стрессу.
    - Страх насилия обычно продолжается после разрыва, потому что насилие не прекращается после окончания отношений. Оно может длиться ещё месяцы и годы, и усиливаться при этом.

    По поводу последнего пункта: чистая правда. Насильник никогда не выпустит свои крючочки из жертвы, да и остальные насильники, видя потенциальную добычу в затравленном лице жертвы, постепенно сужают круги над ней. Преодолеть это очень сложно, потому что методы неочевидны, нужно много сил и терпения.

    И вполне всерьёз жертва может проявлять симптомы посттравматического стресса (ПТС).

    1. Переживание травмы:
    - Болезненные воспоминания о событии;
    - Кошмарные сны о событии;
    - Внезапное чувство или поведение, связанное с очередным переживанием прошлого события (фантазии, галлюцинации, воспоминания, у детей - постоянное проигрывание эпизодов травмирующего события);
    - Сильное психологическое страдание при упоминании событий, похожих на пережитый опыт (например, годовщины события).

    Детям, например, дают проигрывать травмировавшую ситуацию с помощью подручных средств (игрушки, песок, бумага и карандаши, что угодно), и ребёнок играет постоянно в одно и то же, пока не успокоится. Взрослый или подросток может постоянно об одном и том же говорить, возвращаться к теме бесконечно, надоесть всем вокруг неоднократным пересказом одного и того же события. Здесь ровно та же фигня: пока не выговорит всю травму, всю накопившуюся боль, пока не выразит всё своё горе - успокаивать бесполезно.

    2. Избегание стимулов, ассоциирующихся с травмой, или общая апатия с момента события.
    Показателями являются по меньшей мере три из перечисленных симптомов:
    - Постоянное избегание мыслей и чувств, связанных с травмой;
    - Постоянное избегание действий и ситуаций, вызывающих воспоминания о травме;
    - Неспособность вспомнить значимые аспекты травмы;
    - Значительное снижение интереса к определённым видам деятельности, потеря навыков (у детей - потеря недавно приобретенных навыков, например, речи);
    - Чувство отчуждённости от людей;
    - Потеря эмоциональности;
    - Ощущение короткого будущего, травмированный человек не верит в будущую успешную жизнь, и т. д.

    3. Постоянные симптомы повышенной возбудимости.
    Проявляются двумя из перечисленных симптомов (по крайней мере):
    - Проблемы со сном;
    - Раздражительность, вспышки сильных эмоций;
    - Неспособность сосредоточиться;
    - Повышенная возбудимость;
    - Психологические реакции на события, вызывающие воспоминания о травме.

    В случаях тяжелой травмы развиваются негативные механизмы адаптации:
    - Неспособность радоваться жизни;
    - Предельное избегание личных отношений («человек - человек»);
    - Забывание и подавление воспоминаний о событии, вплоть до его полного отрицания;
    - Аутоагрессивное поведение;
    - Чувство агрессии в отношении людей и институтов, которые не предоставили помощь.

    Ну чо, узнаёте себя подростком и в ранней молодости? Я вот так очень даже, и себя, и много кого ещё. Раздражительность до агрессии, сосредоточиться – целый квест, при напоминающих о травме событиях внезапные взрывы эмоций, неспособность радоваться жизни возведена в культ (а хуле делать-то: приспособа), «все люди – твари», избегание людей, особенно «взрослых» (т.е. воспринимаемых таковыми), про подавление и «забывчивость» лучше промолчу, постоянная тревога, аутоагрессия (нанесение себе порезов, или пусть у меня уши отвалятся, но шапку я не надену, итд). Картина маслом и сыром, живописующая каждого второго подростка моего поколения.

    В выросшем варианте легче не стало, просто непроработанное окаменело и ушло на дно. Результаты такого поворота событий могут быть самыми разными, от продолжения стиля жизни жертвы навсегда до становления насильником, часто втихаря от самого себя.

    В свете вышеизложенного ответ на вопрос «Почему жертва не уходит от насильника?» становится понятным. Очевидно, что остаться проще, чем стремиться к трудному и опасному разрыву. В принципе, вопрос должен быть поставлен так: «Как некоторые жертвы справляются с ситуацией, живя с обидчиком?». Я бы сказала ещё круче: «Как они выживают вообще?».

0

7


Игра в жертву

    Анвар Бакиров

    Это игра нам знакома с детства. Кто-то начал прямо с семьи, играя с братом-сестрой. Другие приобщились в детском саду.
    Кто-то играл сам, кого-то обыгрывали более ушлые соперники. Суть игры - борьба за право считаться обиженным, жертвой. Зачем? Чтобы привлечь на свою сторону "силу непреодолимой мощности" - родителей, воспитателей, учителей. Логика проста: "Если обижают меня, вломят ему".

    А какое отношение детские игрульки имеют к нам-взрослым? К сожалению, самое непосредственное. Только ставки выросли. Теперь не детки ссорятся - теперь взрослые воюют. А также компании большие и малые. В роли форс-мажора - государственная карательная машина. Но игра прежняя: "Я слабенький-несчастненький - вломи ему, пожалуйста!" Вы же помните, кому проще всего устроиться на работу в переразвитых странах? Одинокой-женщине-инвалиду-гомосексуалистке-негру-папуаске-кажется-ничего-не-забыл.

    Как и большинство родителей, государство глупо, лениво и неповоротливо. Ему лень разбираться - оно тупо восстанавливает равновесие. Обеспечивает равенство возможностей вместо равенства прав. Поэтому иммитировать беспомощность выгодно.

    Тогда зачем я тут распинаюсь? Чтобы представить себя жертвой жертв?

    Нет, чтобы напомнить один простой факт: обман ведёт к самообману. Привычка не смотреть на возможности приводит к неспособности их увидеть. В человека "вшита" этичность. По умолчанию. Поэтому мудак должен твёрдо верить, что он "белый и пушистый". Что его действительно ущемляют. Что он действительно жертва. Что от него реально ничего не зависит. Понимаете? Вести себя по-свински и знать об этом трудно, неприятно, гадко. Совесть включается. Самонаказание запускается. А выигрывать игру в жертву, подставляя неудачливого соперника под тупую махину карателей, это именно оно, свинство.

    Результат? Проигравший подавляется форс-мажором и (в лучшем случае) долго зализывает раны. Победитель деградирует, чтобы соответствовать роли. И так раз за разом. Как это называется? Отрицательная эволюция, негативный отбор.

    А хочется развития. Что делать? Если вопрос в том, как обеспечить развитие своё, то рецепт прост: выигрывайте за счёт увеличения своих возможностей, а не за счёт понижения возможностей соперников. Вообще - цените и берегите соперников: именно они стимулируют ваш рост.

    А если жертву играют против вас? Если речь об отдельном человеке, оставьте ему поле, уйдите на своё. Чаще всего это сработает. Или расправьтесь с ним раньше, чем он привлечёт стороннюю силу. Если же игра идёт на уровне организаций, то пусть в неё играют ваши юристы и пиарщики. Хорошие юристы и хорошие пиарщики. Вы же играйте в другие игры.

0

8

Невыносимая лёгкость бытия. Милан Кундера.

Нам всем нужно, чтобы на нас кто-то смотрел. Нас можно было бы разделить на четыре категории согласно тому, под какого рода взглядом мы хотим жить.
     Первая категория мечтает о взгляде бесконечного множества анонимных глаз, иными словами — о взгляде публики…
     Вторую категорию составляют те, кому жизненно необходимы взгляды многих знакомых глаз…
     Затем существует третья категория: это те, кому нужно быть на глазах любимого человека…
     И есть еще четвертая, редчайшая, категория; эти живут под воображаемым взглядом отсутствующих людей. Это мечтатели.

0

9

Наиболее распространенные монологи из «Жертвы».

1. Фантазии о катастрофе.

Я представляю себе, что со мной может произойти любая беда, например, я потеряю работу, мой друг/ подруга изменит мне, я заболею и т.д.
В отличие от настоящей осторожности здесь не предпринимаются никакие предупредительные меры.

2. Вновь непоправимая ошибка.

Я сожалею о том, что совершил, например: мог бы лучше подготовиться к экзаменам, не надо было дружить с этим человеком, произносить таких слов и т.п.
Мы жалуемся, но не стремимся к конкретным изменениям.

3. «С больной головы на здоровую».

Я упрекаю других. Я обвиняю других в том, что они недостаточно внимательны, деспотичны, неприветливы и т.п.
Конструктивно решить проблему я даже не пытаюсь.

4. Я – маленький и уродливый.

Мы говорим о себе: я никому не нравлюсь, потому что я толстый, худой, старый, молодой, некрасивый и т.п.
Я берусь судить о том, как другие относятся ко мне.

5. Демонстрация собственной неспособности.

Я с постоянным чувством вины спрашиваю себя и других: ничего ли я не забыл? Не пропустил? Что-то сделал не так? Я судорожно избегаю того, чтобы показать свои способности.

6. Сравнения с другими.

Я говорю: шеф более ценит Петрова, чем меня. Мужчины больше любят Лизу, чем меня. Они удачливее меня.
Эта распространенная позиция основана на убеждении, что всегда нужно быть первым.

7. Упреки.

Я говорю: если бы ты был более дружелюбным, мы бы лучше понимали друг друга. И т.п.
Я делаю других людей ответственными за свои трудности, и мне хочется изменить что-то в них, вместо того чтобы поработать над собой.

8. Склонность видеть все в черных тонах.

Я говорю: для чего мне прилагать усилия? Если я и пройду собеседование, мне все равно не предложат работу и т.п.
Я делаю глобальный вывод, что все мои усилия напрасны.

9. «Что скажут люди?»

Я говорю: что подумают мои знакомые, если я буду общаться с этим и этим человеком, займу это место, приму это решение? Я делаюсь зависимым от предполагаемой реакции окружающих.

0

10

Роли жертвы
________________________________________

Жертва внутри нас. Часть 1.Роль жертвы

Статья написана по книге Марии Антоновны Одинцовой «Многоликость «ЖЕРТВЫ», или немного о великой манипуляции»

Очень многие сталкиваются по жизни с так называемыми «жертвами» - это те люди, которые все время жалуются, скулят, просят о помощи, рассказывают о своих несчастьях и своем бессилии перед обстоятельствами. Никто не любит таких людей и старается с ними поменьше общаться. И, конечно же, мало кто признается в том, что он сам является жертвой.

Все мы, так или иначе, попадали в такие ситуации, когда обстоятельства брали верх. Для нашего общества в порядке вещей не брать на себя личную ответственность за все, что с тобой происходит. У нас не считается общепринятой философия о том, что мы сами своим внутренним миром притягиваем к себе те или иные обстоятельства, а значит, несем за это полную ответственность. Люди любят вопрошать: «За что? За какие грехи? Почему я?» - это признаки жертвенного мышления. Такие люди не желают узнать, чем именно внутри себя они вызвали эту ситуацию и не хотят брать на себя ответственность. «Жертвы»  абсолютно не согласны с тем, что в них самих, в их поведении, образе жизни и мыслях есть  что-то такое, за что их стоит так «наказывать».

Как это ни парадоксально, но быть жертвой в определенных обстоятельствах или в определенном кругу людей порой бывает выгодно. Бывают проблемы, которые мешают нам делать то, что мы хотим. А бывают проблемы, которые помогают нам не делать того, чего мы не хотим. Это называется вторичной выгодой. Например, если у вас на руках экзема, то это прекрасный повод, чтобы никогда не мыть посуду. Если вы простыли, то вам не придется идти в любую погоду гулять с собакой. А если вы мать троих маленьких детей, то в ближайшие несколько лет вам можно не беспокоиться о сложностях карьерного роста. Беспокойство за престарелых родителей не позволяет вам покинуть их дом или уехать от них далеко и столкнуться со сложностями самостоятельной жизни.

Жертва не просто находит повод не делать того, чего не хочет она, но и заставляет других делать то, и вести себя с ней так, как для нее будет выгодно. Добивается она этого с помощью манипуляций, пользуясь своим жертвенным положением. Способов манипуляции очень много и они зависят от того, какую именно роль предпочитает играть жертва.

Вот шесть самых распространенных ролей жертвы.

Роль первая – Инфантильная жертва
Роль вторая – Агрессивная жертва
Роль третья – Депрессивная жертва
Роль четвертая – Зависимая жертва
Роль пятая – Самовлюбленная жертва
Роль шестая – Нищая жертва

Роль первая – Инфантильная жертва.

Эту роль часто используют изнеженные и избалованные люди. Она дает возможность привлечь много внимания и любви от окружающих, позволяет достичь положения в обществе. С другой стороны, изнеженность и избалованность может привести к тому, что вскоре ни психика, ни организм в целом просто не смогут противостоять мало-мальски серьезным неприятностям – человек становится инфантильным. Инфантильность является следствием нескольких психологических комплексов: нежелание расти и взрослеть, нежелание принимать свой возраст, стремление «молодиться», боязнь ответственности взрослой жизни, эгоизм, нежелание развиваться внутренне, уход от реальности. Инфантильная жертва проявляет безответственность, несамостоятельность, часто обижается (кстати об обидах), демонстрирует «искреннее» непонимание того, что  ей понимать не выгодно, чтобы не пришлось делать самой.

Роль вторая – Агрессивная жертва.

Эта роль жертвы совершенно противоположная первой.  Цель этой жертвы – манипулировать через оскорбления, причиняющие другому человеку (объекту манипуляции) психологический, а иногда и физический дискомфорт, вызывая в нем чувство вины и стыда за свое ослушание. Агрессивная жертва держит объект своей манипуляции в страхе, напряженности и подавленности, не выходя при этом из роли жертвы, обвиняя всех в том, что ее довели до этого состояния, разозлили, вынудили кричать и т.д.
Агрессивная жертва может проявиться из Инфантильной жертвы (деликатной особы), когда та, не добившись желаемого результата, становиться агрессивной и даже жестокой. В жизни мы можем встретить массу примеров, когда «принц» женится, на «настоящей принцессе», а затем она превращается в требовательную и склочную бабу.

Роль третья – Депрессивная жертва.

Эта жертва всегда больная и скулящая, пессимистичная и беспомощная. Внимание и заботу она привлекает «пением жалоб», и порой, придуманными заболеваниями, которые затем действительно появляются в виде психосоматических заболеваний. Эта жертва все время находится в депрессивном состоянии, она всегда погружена с головой в такие мучительно-тягостные переживания как тоска, печаль, отчаяние, несчастье, подавленность и отвержение. Остановить ее в своих жалобах практически невозможно – она обижается и оскорбляется вашим не интересом к ее персоне. Но и проявив хоть каплю сочувствия к такой жертве и показать ей, что вам она не безразлична – будет ошибкой, Депрессивная жертва не выговориться никогда.

Роль четвертая – Зависимая жертва.

Зависимая жертва – это жертва, теряющая себя в пространстве другого человека. Я не есть Я. Я = Другой. Человек растворяется, утрачивает свои собственные границы в другом, происходит их полное слияние. Такие отношения являются разрушительными для обоих. Зависимая жертва подчиняет собственные интересы интересам другого человека. Она не может быть самостоятельной и свободной в выборе своего поведения. Такая жертва готова соглашаться с другими из страха быть отвергнутой. Она готова добровольно идти на выполнение унизительных, неприятных или тяжелых работ с целью приобрести поддержку и любовь окружающих. Зависимая жертва очень плохо переносит одиночество. Она ощущает себя опустошенной и беспомощной, когда обрывается близкая связь. Ее охватывает страх быть отвергнутой. Зависимая жертва очень ранима, податлива малейшей критике или неодобрению со стороны.

Роль пятая – Самовлюбленная жертва.

Эта жертва – фанат самого себя. Она характеризуется чрезмерной самовлюбленностью, а так же ощущением собственной чрезмерной важности и значимости, сильным эгоцентризмом, направленностью на себя и ощущением себя особо важной, многозначащей персоной.  Она считает, что она всегда права и все должно быть так, как она хочет, и взамен отдавать ничего не обязана – не царское это дело. Суть жертвы заключается в том, что она считает себя «королевой» или «королем», хотя таковыми не является, она манипулирует людьми как свитой и не больше, обеспечивая себе достойные, по ее мнению, условия для жизни. Такая жертва отличается сильной ревностью по отношению к "объектам обладания".

Роль шестая – Нищая жертва.

Эта роль жертвы присуща чаще всего не старым, а молодым людям, вполне здоровым и трудоспособным. Жалуясь на свое нищенство, эта жертва не желает при этом работать, ищет отговорки, чтобы не пойти на повышение, или и вовсе не устраиваться на работу.  Такая жертва может жаловаться на низкую зарплату и статус в обществе, но, имея все данные для перехода на более высокооплачиваемую работу, не делает это. Как и любая другая жертва, эта жертва не ищет причин в себе, она обвиняет во всем дурака начальника, правительство, страну и т.д. Есть даже целое движение среди молодежи – хиппи – они не работают, а нищенствуют (аскают), прикрываясь и оправдывая свои действия определенной философией, они против правительства, против денег и ведут паразитарный образ жизни.

Одна из главных целей всех ролей жертвы - получить поддержку, в которой жертва исключительно по ее собственным представлениям нуждается, т.е. быть паразитом. Каждый из представителей этих ролей паразитирует. Так инфантильная жертва искусно «высасывает» из своего донора внимание, сочувствие и даже любовь. Агрессивная жертва достаточно жестко требует всего того, чего только ей захочется, абсолютно ничего не делая сама, ведь ей все должны. Депрессивная жертва «обескровливает» донора в результате откачки положительной энергии при помощи нытья и вечного скуления. Зависимая жертва полностью зависит от «пищи» получаемой от хозяина, и если источник иссякает – она гибнет. Самовлюбленная жертва берет все необходимое от окружающего мира, ничего не отдавая взамен. Нищей жертве присущи все вышеперечисленные черты паразитизма, это паразит паразитов: она постоянно питается за счет других, полностью от них зависимая и представляет определенную опасность для окружающих.

Любая из ролей жертвы это искусственная роль, всего лишь маска, но она настолько глубоко вросла в личность, что человек не может эту роль отделить от себя и действовать как-то по-другому.

Жертвой не рождаются, жертвой становятся, и становление это начинается с самого раннего детства. Примем ли мы роль жертвы, и какого характера будет эта роль, зависит от нашего прошлого опыта: от воспитания, которое нам дали родители, от той концепции мира, которой они нас научили, и которую они нам показали на личном примере. Ведь если сами родители всю жизнь были жертвой обстоятельств или друг друга, то ребенок неосознанно и совершенно безоценочно впитывает эти модели поведения, и в своих семейных отношениях в будущем будет вести себя точно так же как один из родителей.

Комплекс жертвы это целая система установок, постулатов, внушений и убеждений, которыми наградило нас наше прошлое, наши родители, учителя, родственники и даже наш «друг» телевизор.  Если вы хотите что бы «жертвы» навсегда покинули вашу жизнь и перестали вами манипулировать или сами хотите выйти из статуса жертвы, необходимо очень тщательно работать над своим прошлым и его последствиями. Статус жертвы это очень массивное образование, которое глубоко засело в личности. Избавиться от него, не затрагивая всей личности целиком, невозможно.

0

11

Жертва внутри нас. Часть 2. Комплекс жертвы

Человек может быть жертвой не только в межличностных отношениях, но и в социальном плане. Есть такое понятие как социальная роль жертвы, где агрессором выступает общество. Социальные роли не так глубоко укоренились в нас как игровые роли жертвы и от них легче избавиться. Но, как правило, если уж человек примерил на себя роль жертвы в любом ее виде, то его «гардероб» одной ролью не ограничится. В людях, которые являются жертвами по своей сути, сочетается много масок и ролей жертв, и все они взаимодействуют между собой, дополняя друг друга.

Считается, что социальная роль жертвы навязана человеку другими и не выбирается добровольно. Но это не значит чтотот, кому навязали эту роль, вовсе не виноват и не заслужил такого ярлыка. Социальная роль присваивается человеку исходя из его индивидуальных черт, его поведения, способа общения ит.д. Интересен тот факт, что не только общество «клеймит» человека, но и сам человек полностью соглашается с навешанным на него ярлыком. Скорее всего, изначально сам человек и запускает эту программу «ярлыка» изнутри себя, а общество лишь считывает его сигналы и подтверждает опасения и страхи.
Есть несколько социальных ролей жертвы, вот самые основные:

Роль первая – «Козел отпущения»

Такого человека обвиняют во всех «смертных грехах», сваливают на него ответственность за неудачи и ошибки других и «козел отпущения» не смотря на страдальческий и оскорбленный  вид, с удовольствием принимает эту ответственность. На самом деле внутри он гордиться оказанной ему «честью» и масштабом его ответственности. Но постоянно «отдуваясь за других» он забывает про самого себя и свою личную ответственность. «Козел отпущения» так же инфантилен, как и все остальные жертвы, он не видит границ личной ответственности и ее важность. Такие люди считают, что гораздо важнее и «почетнее» продолжать выполнять их социальную роль «козла отпущения»  – если не он, то кто же тогда? Такие люди игнорируют свою жизнь и собственные проблемы, они живут чужими делами и заботами, при этом не переставая жаловаться, что все на них «ездят, свесив ножки».

Роль вторая – «Покорная жертва» или Психология раба

Раб это беспрекословный, повинующийся, «маленький человек». Отсутствие внутренней  социальной зрелости и ответственности делает таких людей чрезвычайно зависимыми от внешних обстоятельств и поведения других людей. Такие люди легче попадают под алкогольную и наркотическую зависимость, становятся под влиянием  дурных компаний правонарушителями и даже преступниками, т.е. рабами обстоятельств, других людей, предметов, рабами своих пагубных страстей и желаний. Покорная жертва неполноценна без других людей, без своих вещей, без пагубной привычки (например, курение) – она не ощущает себя кем-то стоящим без всего этого. Покорная жертва не способна к самостоятельным действиям, наделена инстинктом подчинения – «как скажешь, так и будет», «куда все, туда и я». Сама возможность выбора пугает эту жертву,и она часто передаетдругому право решать за нее. Она совсем потеряла себя, она не знает, кто она и чего хочет, поэтому часто безмолвна и не отстаивает своего мнения, его просто нет.

Роль третья – «Белая ворона»

Вообще «Белая ворона» это человек, который резко отличается от других, считается остальным большинством необычным, человеком со странностями, чудаком и даже изгоем, на основании не всегда существенных и значительных факторах и критериях его «инакости»: одежда, внешний вид, говор, походка, образ мышления и т.д. Про таких людей часто распространяются слухи и сплетни, в которых «белой вороне» приписывают различные ярлыки и даже делают его сумасшедшим.  Человек, играющий роль Белой вороны, постоянно подвергается психологическому террору и прессингу со стороны окружения, что вызывает у него комплекс неполноценности.

Как и все другие жертвы, Белая ворона сама провоцирует такое отношение к себе своим поведением и внешним видом, и извлекает из него максимальную выгоду. Она точно так же инфантильна, как и другие роли, прикрываясь прессингом со стороны людей, она снимает с себя ответственность за свою жизнь. Прикидываясь аутсайдером, она может снять с себя много социальных обязательств, демонстрируя полную не адаптацию в обществе. Прикрываясь всеми навешанными на нее ярлыками, она делает, что ей выгодно, и получает возможность делать только то, что хочет, только то что ей нравится. Сама же «белая ворона» считает, что она ни в чем не виновата, что на нее нападают по необъективной причине. Более того, она начинает гордиться своим статусом не такой как все, подразумевая под этим, что она лучше остальных. Но на самом деле за этим скрывается неуверенность, инфантильность, неумение общаться с людьми и эмоциональная незрелость.

Комплекс жертвы характеризуется следующими чертами:

• инфантильность и эмоциональная незрелость
• очень низкий уровень осознанности
• не желание брать ответственность за себя и свою жизнь

Все эти черты личности формируются еще в детстве и не только нашими родителями, но и всем окружением в целом. Большинство из нас в детстве просто дрессировали как собак, наказывая за наши действия, которые по какой-то причине показались родителям неправильными,чем сформировали в нас раличные детские травмы. Отсюда в каждом из нас сидит боязнь делать что-то самостоятельно, ведь если нет никаких действий, то и отвечать ни за что не придется, и наказания не последует. Многие живут с этим, им удобно и комфортно в роли жертв, их вполне устраивает, что они не творцы своей жизни и что он них ничего не зависит, для многих утрата контроля над своей жизнью и осознанности не очень высокая плата за избавление от ответственности.

Но есть и люди, которых статус жертвы не устраивает, но у них нет уже сил «отобрать» свою жизнь и ответственность за нее у других. Ведь чтобы избавиться от комплекса жертвы нужно решить не только все проблемы связанные с детством, прошлым, все конфликты с родителями и родственниками, но и перестать действовать по тем «жертвенным» программам, которые нам передали вместе с воспитанием. Необходимо не просто изменить пару поведенческих шаблонов, а перестроить себя целиком

Комплекс жертвы порождается большим количеством причин и затрагивает глубокие пласты вашей личности. Сюда входит и недоверие к миру, и недостаток родительской любви и заботы, и перекладывание ответственности на других и неспособность принять ее на себя, ненормальная тревожность родителей и многое другое. Если вы хотите перестать быть жертвой, вам нужно осознать одно -  нельзя избавиться от своей жертвенности не устранив абсолютно всех причин, ее вызвавших, так как, убрав один аспект проблемы, она покажет себя с другой стороны.

0

12

Жертва внутри нас. Часть 3. Синдром жертвы

Порой мы манипулируем другими, пытаясь получить ту поддержку, в которой по собственным предположениям нуждаемся. Мы можем добиваться этой поддержки через скандал и ругань, через угрозы и мольбы, используя чувство вины и стыда. Играя в эти игры, мы не замечаем, как превращаемся в  вечную жертву, которой все время нужна помощь, внимание, которая сетует на неподобающее и незаслуженное отношение к ней, и которая совершенно и полностью зависима от других людей. Люди, играющие вначале игровые роли, которые рано или поздно переходят в позицию жертвы, как правило, погибают сами и втягивают в этот разрушительный процесс все окружение. Они чаще других подвержены психосоматическим заболеваниям и используют их как еще один способ манипуляции.

Но пора перестать вешать себе «медальки на грудь» за жертвенность и разобраться в том, на самом ли деле жертва такая «бедная и несчастная» и заслуживает к себе особого отношения. Жертва на самом деле это не «жертва», а искусный манипулятор и цель его манипуляций получить поддержку от другого. Совершенно не важно, нужна ли эта поддержка жертве на самом деле, главное, что она полностью убеждена в том, что без вас никак, что вы ей должны, что это ваша обязанность по отношению к ней и т.д. Да и вас она в своей необходимости убеждает через социальные стереотипы (я же мать, ты должен мне помогать; я же тебя воспитывала и растила, а ты как мне за это отплачиваешь; я для тебя все делаю, молодость свою тебе отдала, а ты … ) или может это вы убеждаете других в том, что они вам необходимы? Достаточно удобная позиция для жертвы, заключающаяся в поиске ресурсов во внешнем мире, в других людях. Безусловно, мы живем в обществе и для того, чтобы развиваться нам необходимо общение. Но в данном случае такой поиск поддержки подобен паразитизму.

В нашем обществе паразитизм культивируется в самом беспредельном виде. Проявление паразитизма внутри общества многообразны. Благодаря искусной манипуляции жертвы все виды такого паразитизма вполне гармонично вписываются в морально ценностные установки человека, благодаря которым жертва управляет этим человеком. Людей воспитывают быть жертвами и брать с них пример.

Добровольно жертва никогда не захочет из этой роли выходить – ей на 200% она выгодна. Жертва никогда не сознается, что она играет роль жертвы, ведь для нее это не роль, а вся ее жизнь. Мир жертвы-манипулятора настолько ограничен, что она не видит ничего кроме своей персоны. Для нее важно только то, что бы другие оправдывали ее ожидания и велись на манипуляцию. Жертва никогда не довольна до конца, она либо в бешенстве от того, что ее манипуляция разрушена, либо она разочарована тем, что вы не со сто процентной отдачей играете в ее игры.

Все роли жертвы, про которые вы можете прочитать в первых двух статьях, вызваны недостатком зрелости и не желанием заниматься саморазвитием.

Но если вы на сто процентов уверенны в том, что вы-то как раз не жертва, а жертвы все вокруг вас и вы не знаете, как с ними бороться, не спешите делать выводы, подумайте… Раз вас используют жертвы в своих целях и манипулируют вами, то вы все-таки жертва той самой Жертвы.  Но есть еще один интересный факт в психологии: жертвы вокруг нас являются всего лишь отражением жертвы внутри нас, которую мы не хотим замечать.

Роль жертвы это исключительно искусственный уровень. Этот уровень сформирован нашей личностью, нашим Эго. Под этим уровнем лежит уровень «тупика», в который жертва попадает, если лишается поддержки со стороны окружения. Так как сама она не в состоянии оказать поддержку самой себе, то чувствует себя потерянной, брошенной  и обманутой. Эта ситуация почти невыносима для жертвы.

И здесь многое зависит от психологических особенностей самой личности. Разоблаченной жертве приходится искать ресурсы в самой себе. Если этого не происходит, все игровые роли неизбежно переходят в позицию жертвы – более ригидное образование, когда уже человек говорит: «а я по другому не умею, не могу и не хочу!».

Если человек сможет достойно преодолеть уровень «тупика», он выходит на следующий уровень, уровень «внутреннего взрыва» или «смерти». Что же умирает? Умирают иллюзии, ожидания, алчное стремление заполучить как можно больше, умирают в целом все старые представления о себе, умирает скудная, нищая душонка. Мы должны дать возможность умереть всему старому, что бы родиться в новом качестве, и уже не в качестве жертвы, а в качестве автора своей жизни.

0

13


Треугольник Карпмана

Треугольник Карпмана был впервые представлен в 1968 году в статье «Анализ ролей и положений в сказках и жизненных сценариях». Идея оказалось очень плодотворной, и с тех пор многие психотерапевты изучали, как в ролях Спасателя, Жертвы и Преследователя реализуются зависимые паттерны в отношениях.

Статья американского психотерапевта Линн Форрест (Lynne Forrest) о треугольнике Карпмана «Три лица жертвы» (2008).

Знаем мы это или нет, но почти все мы ведем себя, как жертвы. Каждый раз, когда мы отказываемся принимать на себя ответственность, мы бессознательно выбираем роль жертвы. Это неизбежно рождает в нас чувство гнева, страха, вины или неполноценности, мы чувствуем, что нас предали, или что нами воспользовались.

В роли жертвы могут быть выделены три позиции, впервые изображенные в виде рисунка психиатром и мэтром транзактного анализа Стивеном Карпманом. Он назвал этот рисунок драматическим треугольником. Когда, лет тридцать назад, я открыла для себя эту схему, она стала одним из наиболее важных инструментов в моей личной и профессиональной жизни. Чем больше я учу, как применять в отношениях треугольник Карпмана, тем глубже моя признательность за этот простой и точный инструмент для понимания структуры отношений.

Я верю, что каждое дисфункциональное взаимодействие с собой или другим, происходит из роли жертвы в треугольнике. Но пока мы не осознаем эту динамику, мы не можем трансформировать ее.

В драматическом треугольнике Карпмана три роли: Преследователь, Спаситель и Жертва. Карпман описал их как три аспекта или три лица жертвы. Неважно, какую роль мы играем в треугольнике в данный момент, в конце концов мы всегда превращаемся в жертву. Если мы в треугольнике, мы живем как жертвы.

У каждого человека есть основная или наиболее знакомая для него роль в треугольнике. Это то место, в котором мы обычно входим в треугольник, «подсаживаемся» на него. Мы перенимаем эту роль в нашей родительской семье. Хотя мы начинаем с какой-то одной роли, но попав в драматический треугольник, мы всегда проходим через все три роли, иногда в считанные минуты или даже секунды, много раз каждый день.

Спасатели видят себя в качестве “помощников” и “воспитателей”. Им нужно кого-то спасать для того, чтобы чувствовать себя важными и нужными. Им трудно быть жертвой, так как они привыкли быть теми, у кого есть ответ на любой вопрос.

Преследователи часто считают себя жертвами ситуации. Они отказываются признавать, что их тактика — обвинение. Когда им на это указывают, они утверждают, что нападение является оправданным и необходимым для самозащиты. Роли Спасателя и Преследователя — две противоположные роли Жертвы. Но независимо от того, где мы начинает действовать в треугольнике, мы обязательно попадаем в роль Жертвы. Это неизбежно.

Преследователь и Спаситель считают, что они лучше, сильнее, умнее, чем жертва. Жертва всегда чувствует себя униженной и рано или поздно начинает мстить, превращаясь в Преследователя. Преследователь или Спасатель в этот момент перемещается в жертву.

Пример: отец приходит с работы домой, и обнаруживает, что мама и сын ссорятся. “Убери свою комнату, а не то… ”, -угрожает мама. Отец тут же приходит на помощь. Он может сказать : “Дай мальчику отдохнуть. Он был в школе весь день”.

После этого может быть несколько вариантов. Мама может почувствовать себя Жертвой, затем станет Преследователем и обратит свой гнев на папу. Так отец перемещается из Спасателя в Жертву. Они могут проделать несколько быстрых путешествий вокруг треугольника с сыном на обочине.

Или сын может почувствовать, что отец набрасывается на маму, и начнет спасать мать: “Не твое дело, папа. Я не нуждаюсь в твоей защите.” Вариации бесконечны, но это всегда перемещение по вершинам треугольника Карпмана. Для многих семей это единственный известный им способ взаимодействия.

Роль, через которую мы чаще всего входим в треугольник, становится значительной частью нашей идентичности. Каждая роль — это свой особый способ смотреть и реагировать на мир.

Мать Салли была наркоманкой. Даже в самых ранних своих воспоминаниях Салли несла ответственность за мать. Вместо того, чтобы самой получать помощь от родителей, она стала маленьким родителем своей матери, которая играла роль беспомощного ребенка. С детства Салли усвоила роль Спасателя, которая стала ее главным способом иметь дело с другими людьми.

У Спасателя есть бессознательное убеждение, что его потребности не важны, что его всего ценят за то, что он может сделать для других. И эта идея требует того, чтобы в ее жизни всегда был кто-то, кого она сможет спасать.

Салли никогда не признается в том, что она жертва, потому что в ее представлении она единственная, у кого есть ответы на все вопросы. Тем не менее, она периодически становится мучеником, громко жалуясь: «После всего, что я для тебя сделала… вот она, твоя благодарность!”

Преследователи не считают себя жертвами, нуждающимися в защите. Свое мстительное поведение они легко оправдывают тем, что обидчики получили то, что заслужили, вот как они это видят. Их основное убеждение — «мир опасен, людям нельзя доверять, поэтому мне нужно нанести удар прежде, чем они сделают мне больно”.

Боб — врач, который часто обижает других. Нападение является его основным способом борьбы с неудобствами, разочарованием или болью. Однажды, например, он упомянул, что работал с пациентом на поле для гольфа. Он сказал: «Линн, вы можете поверить, что пациент имел наглость спросить меня вылечить его коленную чашечку прямо там, в мой единственный выходной день?»

«Да», -ответила я, — некоторые люди просто не уважают чужие границы. Как вы на это отреагировали?”

“О-о, я привел его к себе в кабинет для лечения, все в порядке, — усмехнулся он, — и я так больно сделал ему укол, что он никогда этого не забудет.»

Иными словами Боб спас бесцеремонного пациента, но таким образом, чтобы “наказать” его за наглость. Бобу его действия казались рациональными, даже оправданными. Его пациент посягнул на его свободное время, тем самым заслужил грубое обращение, и он его получил. Это — яркий пример мышления Преследователя. Боб не знал, что он мог бы просто сказали «нет» на просьбу пациента лечить его в выходной день. Он не должен чувствовать себя жертвой, и он не должен спасать пациента. Бобу не пришло в голову установить границы, в качестве варианта выхода из ситуации. В душе он считал, что с ним обращаются несправедливо, и поэтому он имел право получить сатисфакцию.

Те, кто начинает путешествие по треугольнику из роли Жертвы, считают, что они не могут заботиться о себе. Они смотрят на Спасателя снизу вверх и говорят: «Ты единственный, кто может мне помочь.» Эти то, что жаждет услышать любой Спасатель.

На формирование устойчивой роли жертвы, как правило, влияют установки в детстве. Например, если один из родителей не побуждал своих детей к тому, чтобы они приняли на себя соответствующую их возрасту ответственность, поэтому, став взрослыми, они могут чувствовать свою неадекватность в уходе за собой или чувствовать обиду на взрослых, когда не получают помощи.

Есть много вариантов, и каждый случай следует рассматривать индивидуально. Мы движемся по треугольнику не только в отношениях с другими, мы проигрываем эти роли и в наших собственных умах. Например, мы можем обрушиться на себя из-за незавершенного проекта. Мы ругаем себя за лень, недостатки, чувствую нарастание гнева и ощущения собственной никчемности. Наконец, когда мы больше не можем этого выносить, мы снимаем себя с крючка ожиданий, и устраиваем побег в форме вечеринки или чего-то в этом роде. Это похоже на спасение себя. Это может длится несколько минут, часов или дней.

Делая это, мы испытываем стыд, вот почему я называют треугольник Карпмана генератором стыда. С помощью этого треугольника мы можем снова и снова генерировать стыд по поводу старых ран или проблем.

Мы не можем выйти из треугольника, пока мы не признаем, что мы в нем находимся. Как только мы это сделаем сознательно, мы начинаем наблюдать за нашими взаимодействиями с другими, чтобы определить способ, которым мы начинаем действовать в треугольнике. Что служит для нас крючком, начальным стимулом?

Каждая роль имеет свой собственный язык, убеждения и поведение — полезно знать их. Это поможет нам определить, когда мы подсаживаемся на треугольник. Изучение роли также способствует более быстрому пониманию, когда мы увлекаемся приманкой, брошенной нам, что мы начали играть. Поэтому давайте рассмотрим каждую роль более тщательно.

Спасатель

Спасатель может быть описан как аспект роли матери. Вместо адекватного выражения поддержки и воспитания, Спасатель, как правило, пытается «задушить» в другом инициативу, чтобы управлять и манипулировать им — «для его же собственного блага», конечно. Их проблема в ошибочном понимании того, что именно нужно для поощрения, поддержки и защиты.

Спасатель, как правило, ищет зависимых людей, проявляет себя с ними, как благожелательный, заботливый человек, — тот, кто может «исправить» зависимого. Спасение — это та же зависимость, потому что Спасателям необходимо чувствовать, что их ценят. Нет лучшего способа почувствовать себя важным, чем роль Спасителя.

Спасатели, как правило, вырастают в семьях, где их потребности не признаются. Это психологический факт, что мы относимся к самим себе так, как к нам относились в детстве. Начинающий Спасатель растет в среде, где его потребности сведены на нет, и поэтому, как правило, относится к себе с той же степенью небрежности, что он испытал, когда когда был ребенком. Ему не разрешено заботиться о себе и своих потребностях, поэтому они заботятся о других.

Спасатели испытывают большое удовлетворение, они, как правило, гордился собой и получают социальное признание, даже вознаграждение, поскольку их поступки можно рассматривать, как бескорыстные. Они верят в свою доброту и видят себя в качестве героев.

За всем этим стоит убеждение: “Если я позабочусь о них достаточно долго, то, рано или поздно, они будут заботиться обо мне тоже.” Но, такое редко случается. Когда мы спасаем нуждающихся, мы не можем ожидать ничего обратно. Они даже не могут заботиться о себе — еще меньше они могут позаботиться о нас. И тогда Спасатель превращается в жертву, точнее, в мученика, так как ему очень сложно признать себя жертвой.

Чувства предательства, использованности и отчаяния являются торговой маркой позиции Жертвы Спасателя. Обычные фразы для замученного Спасателя: “После всего, что я для тебя сделал, вот твоя благодарность?” или “Не важно, как много я делаю, этого никогда не бывает достаточно”, или: “Если бы ты меня любила, ты бы не относилась ко мне так!”

Самый большой страх Спасателя — что они в конечном итоге останутся в одиночестве. Они считают, что их ценность возрастает от того, как много они делают для других. Спасатели бессознательно поощряют зависимость, потому что они верят: «Если я вам нужен, вы не оставите меня». Они пытаются стать незаменимыми для того, чтобы избежать одиночества.

Чем больше они спасают, тем меньше ответственности берет на себя тот, о ком они заботятся. Чем меньше ответственности берут на себя их подопечные, тем больше они их спасают, и это нисходящая спираль, которая часто заканчивается катастрофой.

Мать двоих сыновей подростков хорошо описала это. Она сказала: «Я думала, что моя роль, как хорошей матери, состоит в том, чтобы убедиться, что мои сыновья поступили правильно. Поэтому я считала, что я была ответственна за выбор, который они делали, я говорила им, что делать, и постоянно пыталась контролировать их поведение.»

Чему же удивляться тогда, что ее сыновья винят всех вокруг них за болезненные последствия их собственных неправильных решений? Они научились думать, что их поведение — это ее ответственность, а не их собственная. Ее бесконечные и бесплодные попытки контролировать их — причина постоянной борьбы между ними. Созависимая мать невольно учит своих сыновей видеть себя жертвами, в чьих несчастьях всегда виноват кто-то другой. Есть вероятность, что один из этих мальчиков станет Гонителем.

Такая мать бывает убеждена, что ее сыновья не в состоянии сделать правильный выбор. У нее есть перечень доказательств, подкрепляющих ее позицию. Это накопленные данные оправдывают ее “обязанность” контролировать выбор ее сыновей. Но когда они стали подростками, она уже не смогла заставлять их соответствовать своей роли, как она могла это делать, когда они были младше. Она неизбежно будет чувствовать себя беспомощной и неудачницей, то есть жертвой. Она будет либо уступать их требованиям или “гнать” их за неповиновение. Так или иначе, она (и они) будут чувствовать себя плохо. Их чувство вины и раскаяния может снова мотивировать ее на исходную роль Спасатель, чтобы начать все заново.

Я уже писала о Салли, которая выросла, видя мать беспомощной и беззащитной. С раннего возраста она чувствовала огромную ответственность. Ее собственное благополучие зависело от этого! С течение лет она едва могла сдерживать свою ярость по отношению к матери за то, что она была такой слабой. В качестве Спасателя она будет делать все, что может, чтобы поддержать мать, снова и снова чувствуя поражение, потому что мать ничего не пыталась изменить. Неизбежно обида возьмет свое, и Салли будет с презрением относиться к матери, перемещаясь в роль преследователя. Это стало ее главным паттерном в общении, не только с матерью, но в других отношения. К тому времени, когда мы встретились, она была эмоционально, физически и духовно вымотана, проведя жизнь в заботе об одном больном и зависимом человеке за другим.

Иметь рядом Жертву необходимо для того, чтобы Спасатель мог поддерживать свою иллюзию о том, что он нужен. Это означает, что всегда будет существовать по крайней мере один человек в жизни каждого Спасателя, кто будет больным, слабым, глупым и, следовательно, зависимым от них. Если Жертва начнет брать ответственность на себя, Спасателю придется либо найти новую жертву, либо попытаться вернуть прежнюю к привычной роли.

Если вы привыкли играть роль Спасателя, это не означает, что вы не можете быть любящим, великодушным и добрым. Существует четкое различие между тем, чтобы быть по-настоящему полезным, и Спасательством.

Подлинный помощник действует без надежды на взаимность. Он делает, чтобы побудить взять на себя ответственность, а не поощрять иждивенчество. Он считает, что каждый человек имеет право на ошибки и учится через иногда жесткие последствия. Они верят, что у другого есть силы на то, чтобы увидеть себя впоследствии без них, Спасателей.

Спасатели не берут на себя ответственность за собственные потребности. Вместо этого, они делают это для других в попытке получить подтверждение или почувствовать себя нужным, или в качестве способа обеспечения зависимости. Поэтому роль Жертвы для них неминуема.

Гонитель (Преследователь)

Роль Гонителя характерна для тех, кто подвергался открытому психическому и/или физическому насилию в детстве. Внутренне они часто кипят от стыда, чувствуют гнев, и эти два чувства управляют их жизнью. Они могут подражать их обидчику в детстве, предпочитая быть похожими на тех, у кого сила и власть. Гонитель как будто говорит: «Мир жесток, и только бессердечные могут выжить. И я буду одним из них». Таким образом, что Спасатель это тень матери, то Преследователь — тень отца.

Гонитель преодолевает чувство беспомощности и стыда, нападая на других. Доминирование становится самым частым стилем взаимодействия. Это означает, что он всегда должен быть прав. Его методы — запугивание, проповеди, угрозы, обвинения, чтение лекций, проведение допросов и прямые атаки. Спасателю нужен кто-то, за кого может принять решение, Гонителю нужен кто-то, кто был бы виноват. Гонители отрицают свою уязвимость, в то же время как Спасатели отрицают свои потребности. Больше всего они боятся беспомощности. Им нужна жертва, чтобы спроецировать на нее свою беспомощность.

Преследователи, как правило, пытаются компенсировать внутреннее чувство никчемности грандиозными замашками. Грандиозность неизбежно приходит от стыда. Это — компенсация и прикрытие для глубокой неполноценности.

Самое трудное для Гонителя — взять на себя ответственность за то, что они делают больно другим. По их мнению, другие заслуживают то, что получают.

Иосиф был из известной, состоятельной семьи. Его родители развелись, и отец его был зол, отчужден и использовал свои деньги, чтобы контролировать других. Его мать была алкоголичкой, которая приводила домой мужчин, злоупотребляющих ею и Иосифом на протяжении всего его пред-подросткового и подросткового возраста. Он рано узнал, что его единственный шанс на выживание — сражаться. Он построил свою жизнь так, чтобы там всегда был враг, с которым приходится бороться.

Снаружи Иосиф выглядит так, как будто транслирует «мне наплевать». Но внутри ему горько и неприятно. Иосиф был постоянно вовлечен в судебные процессы и даже в драки. Смысл всех этих происшествий был в том, что всегда кто-то другой виноват. Он не мог противиться тому, что, как он чувствовал, было оправданным возмездием.

Иосиф является примером классического Преследователя. Преследователь — не плохой человек, он просто раненный, который видит мир опасным местом. Это требует постоянной готовности нанести ответный удар.

Преследователи не осознают себя таковыми. Они воспринимают себя в качестве жертв. У преследователя цикл выглядит примерно так: «Я просто пытался помочь (Спасатель), а они на меня напали (Жертва), так что мне пришлось защищаться (Преследователь).»

Если Гонитель будет честен с самим собой, он поймет, что опасен для других, и почувствует вину. Чтобы не допустить этого, Гонителю всегда нужен кто-то, чтобы винить его во всем. Гнев придает им энергию, чтобы жить, как другим — кофе по утрам.

Как и для других ролей, чтобы выйти из роли Гонителя нужно принять на себя ответственность за свои действия. Как ни странно, но из роли Гонителя проще всего выйти из треугольника.

Жертва

Роль Жертвы — это раненный аспект нашего внутреннего ребенка; та часть нас, которая невинна, уязвима и нуждается. Но мы превращаемся в Жертву только тогда, когда полагаем, что не можем позаботиться о себе. Их самый большой страх, что у них ничего не получится. Это беспокойство заставляет их быть всегда в поиске кого-то более сильного и более способного позаботиться о них.

Жертвы отрицают, что у них есть возможности решения проблем и потенциал для самостоятельной выработки энергии. Вместо этого они, как правило, считают себя неумелыми в обращении с жизнью. Это не мешает им чувствовать обиду по отношению к тем, от кого они зависят. Они настаивают, что о них нужно заботиться, но не любят, когда им указывают на их неадекватность.

Жертвам в конце концов надоедает быть ниже Спасателя, и они начинают искать способы чувствовать себя равными. Однако чаще всего это выглядит, как превращение в Гонителя для Спасателя, путем саботажа усилий по их спасению, чаще всего через пассивно-агрессивное поведение. Например, они играют в игру «да, но … «

Вот как это работает…

Спасатель предлагает полезный совет в ответ на жалобы или проблемы, озвученные Жертвой. Жертва сразу дает ответ типа: «да, но это не будет работать, потому что…» Жертва пытается доказать, что их проблемы неразрешимы, таким образом Спасатель оставляет усилия, чувствуя себя полным импотентом.

Убежденная в своей внутренней неполноценности, Жертва часто злоупотребляет наркотиками, алкоголем и едой, азартными играми, и это только часть саморазрушительного поведения, практикуемого Жертвой.

Линда была вторым ребенком в семье. Она вечно попадала в неприятности, с самого детства. Она пропускала школу и часто болела. В подростковом возрасте она начала принимать наркотики. Ее мать Стелла была Спасителем. Она была уверена в бездарности Линды и постоянно выручала ее из неприятностей. Смягчая последствия выборов Линды, Стелла лишила Линду возможности учиться на своих ошибках. В результате, Линда становилась все более некомпетентной и зависимой от других. Ее мать, руководимая благими намерениями, способствовала тому, чтобы Линда заняла в жизни позицию Жертвы.

Поскольку Жертвы часто являются идентифицированными пациентами в семье, они обращаются за профессиональной помощью чаще всего. Среди профессиональных психологов изобилуют Спасатели. В этом случае специалист может сам войти в треугольник. Это означает, что реальная проблема не будет решаться.

Жертвы должны научиться нести ответственность за себя и заботиться о себе, а не искать для себя Спасителя. Они должны бросить вызов укоренившимся убеждениям, что они не могут позаботиться о себе, если они хотят избежать треугольника. Вместо того, чтобы чувствовать себя бессильными, они должны признать свою способность решать проблемы, а также свои лидерские качества.

Быть жертвой — это бесконечный цикл чувства поражения и бесполезности. Нет никакого спасения, кроме того, чтобы взять на себя полную ответственность за собственные чувства, мысли и реакции.

Вход в треугольник

Каждый начинает свой круг по треугольнику по-своему. Эти сценарии состоят из определенного набора убеждений, через которые мы и видим мир.

История Спасателя

Спасатели считают, что их потребности не имеют значения. Это означает, что только так они считают себя вправе сближаться с другими, и их потребности удовлетворяются через заднюю дверь. Их стартовые ворота: “Если я забочусь о других, достаточно хорошо и достаточно долго, то и мои потребности будут удовлетворены другими. Это единственный способ быть любимым”. К сожалению, Жертвы, о которых заботятся Спасатели, не имеют понятия о том, как позаботиться о Спасателях.

История Жертвы

Вина и стыд являются движущей силой для сохранения Треугольника. Чувство вины часто используется Жертвой в попытке манипулировать своим Спасителем: “Если вы не сделаете этого, то кто же?” Жертвы полагают, что беспомощны от рождения, поэтому они проводят жизнь, ища для себя Спасателя. Однако при этом они злы на своих спасителей, потому что им приходится смотреть на них снизу вверх.

История Преследователя

Преследователи считают, что мир опасен, и используют страх и запугивание как инструменты для возвращения других на их место. Они не видят, что их методы для обеспечения “безопасности” в итоге доказывают им, что жизнь действительно так опасна, как они верят. Их история говорит, что они — ни в чем не повинные жертвы в опасном мире, где другие будут всегда делать им больно. Выживают наиболее приспособленные, и их единственный шанс — ударить первым. Эта история держит их в состоянии постоянной обороны.

0